Эксоцман
на главную поиск contacts

«Подводные рифы» социального неравенства: чем они грозят нашей школе

Опубликовано на портале: 14-10-2004
Директор школы. 2003.  № 10. С. 3-9. 
Тематический раздел:
В основу предлагаемой статьи положены результаты социологического исследования, проведенного автором в бытность проректором одного из областных институтов повышения квалификации работников образования. Речь идет о типичном российском регионе, и вряд ли процессы, происходящие в нем, сильно отличаются от других территорий. Опрашивались родители учащихся городских и сельских школ всех видов и типов. Выяснялось отношение различных групп населения к современной системе образования. Оказалось, что из почти девятисот респондентов лишь каждый десятый удовлетворен работой сегодняшней школы. В то же время у школы есть достаточный «кредит доверия» - более двух третей родителей верят, что хорошее образование способствует росту социального статуса личности: удачной карьере, большой зарплате, высокому престижу. Люди, безусловно, согласны с тем, что образование нужно, но нынешнее его состояние удовлетворяет пока очень немногих. Что же не устраивает?

В основу предлагаемой статьи положены результаты социологического исследования, проведенного автором в бытность проректором одного из областных институтов повышения квалификации работников образования. Название области не указываю, поскольку это не имеет принципиального значения. Речь идет о типичном российском регионе, и вряд ли процессы, происходящие в нем, сильно отличаются от других территорий. Опрашивались родители учащихся городских и сельских школ всех видов и типов. Выяснялось отношение различных групп населения к современной системе образования. Оказалось, что из почти девятисот респондентов лишь каждый десятый удовлетворен работой сегодняшней школы. В то же время у школы есть достаточный «кредит доверия» - более двух третей родителей верят, что хорошее образование способствует росту социального статуса личности: удачной карьере, большой зарплате, высокому престижу. Люди, безусловно, согласны с тем, что образование нужно, но нынешнее его состояние удовлетворяет пока очень немногих. Что же не устраивает?

Зависит от уровня доходов

Наибольшее неудовольствие вызывает рост социального неравенства в сфере образования (49,1% относятся к этому отрицательно, 11,2% положительно и 8,5% безразлично). Родители школьников встревожены и недовольны увеличением числа платных образовательных услуг (соответственно 59,7%, 8,4% и 5,7%), расслоением школ на престижные и непрестижные (49,8%, 11,6% и 6,8%). А вот по вопросу о конкурсном поступлении в отдельные классы и школы мнение разделилось, число положительно и отрицательно оценивающих это явление оказалось почти равным (29,5% и 32,5% соответственно). Безусловной поддержкой родительской общественности пользуется профилизация в старших классах (положительно - 60,2%, отрицательно - 6,1%).

Исследование выявило, что отношение родителей к процессам, происходящим в системе образования, в значительной степени зависит от уровня их дохода. Так, если проблема социального неравенства очень остро волнует население и в среднем по выборке только 8,5% респондентов равнодушны к ней, то в группе с доходом более двух прожиточных минимумов на члена семьи «равнодушных» оказалось 20%. Прямо противоположное отношение к изменениям последних лет складывается в группе наименее обеспеченных граждан. Если сравнить число отрицательных ответов в среднем по выборке и в группе наименее обеспеченных (с доходом до 0,5 прожиточного минимума на члена семьи), то окажется, что именно они чаще выбирают отрицательные варианты ответов. Отрицательное со стороны наименее обеспеченных и положительное со стороны наиболее обеспеченных слоев населения отношение к изменениям в образовательной сфере во многом обусловлено реальной возможностью тех и других воспользоваться преимуществами, создаваемыми новыми условиями.

Очень показательны в этом отношении ответы респондентов о возможностях воспользоваться платными образовательными услугами. Так, если в среднем по выборке примерно треть опрошенных не может пользоваться ими из-за высокой цены, то среди наименее обеспеченных граждан таких оказывается почти половина, а в семьях с доходом более двух прожиточных минимумов - всего 11,8%. Однако не всегда причина кроется в материально-финансовых проблемах. К примеру, за учебу в классах повышенного уровня никто денег не берет, однако если в целом по выборке 27,8% родителей ответили, что их дети учатся в таком классе, то из числа наименее обеспеченных положительных ответов было лишь 15,8%. Ответ на вопрос, хотят ли родители, чтобы их дети учились в подобных классах, по-видимому, проясняет ситуацию. В среднем по выборке отрицательно ответили на этот вопрос только 10,8% респондентов, но среди наименее обеспеченных эта доля оказалось в два раза больше. Таким образом, наименее обеспеченные слои населения часто не только не могут, но и не хотят воспользоваться возможностями, которые открывает для них современная система образования.

Феномен «образовательного пессимизма»

Чтобы понять причины этого феномена, необходимо осмыслить целый комплекс взаимосвязанных факторов. К примеру, мы можем с достаточной степенью определенности констатировать, что среди наименее обеспеченных слоев населения достаточно широко распространен «образовательный пессимизм». Многие из них (по данным нашего опроса 18,1% из группы с доходом до 0,5 прожиточного минимума на человека) не верят в образование, не считают его важным для жизненного успеха.

Распространенность в малообеспеченных слоях «образовательного пессимизма» становится особенно заметной при сравнении показателей этой группы с показателями групп с доходами выше прожиточного минимума. Невольно возникает вопрос: так что же первично - уважение к образованию, которое затем рождает социальный успех, или недооценка образования и тем самым обречение себя и своей семьи на социальную стагнацию?

Недооценка важности образования малообеспеченными семьями проявляется и при сопоставлении успеваемости детей из различных социальных групп. Результаты исследования убедительно свидетельствуют, что наблюдается устойчивая корреляция между благосостоянием семьи и уровнем школьных успехов детей. Уровень успеваемости у детей из наименее обеспеченных слоев гораздо ниже, чем в среднем по выборке. Одновременно прослеживается совершенно однозначная закономерность: чем выше уровень благосостояния семьи, тем лучше успехи детей.

Другим проявлением «образовательного пессимизма» могут служить планы родителей на образование своих детей. Так, лишь 32,4% семей, живущих на доходы ниже прожиточного минимума, связывают будущее своих детей с высшим образованием, в то время как в других социальных группах этот показатель составляет от 48,5 до 64%. Совсем не хотят давать своим детям образование по окончании школы более 10% малообеспеченных родителей.

Думается, что недооценка образования играет в этой закономерности важную, но далеко не единственную роль. Видимо, стоит задуматься над излишней сложностью школьных программ, которые невозможно освоить без привлечения репетиторов, а на их оплату у наименее обеспеченных слоев нет денег. В последнее время на школьные успехи детей все в большей мере влияют такие факторы, как качество питания, возможность приобретения книг, компьютерных средств и других товаров и услуг, необходимых для качественного и полноценного обучения (начиная с транспортных расходов и заканчивая школьной формой). Ясно, что по всему комплексу этих проблем дети из малообеспеченных семей оказываются в заведомо проигрышной ситуации по сравнению со своими более обеспеченными сверстниками. Налицо острая социальная проблема, когда экономическое неблагополучие начинает формировать образовательное отставание одних социальных слоев от других. Это консервирует ситуацию социальной несправедливости и в конечном итоге мешает развиваться всему обществу, поскольку не только создает излишнее социальное напряжение, но и отбрасывает миллионы детей беднейших слоев (совсем не обязательно менее талантливых, чем их более обеспеченные ровесники) от качественного образования.

Думается, что менее выраженный интерес к учению, выявленный среди малообеспеченных слоев населения, связан еще и с реальной ситуацией, сложившейся в современном российском обществе, при которой образование действительно перестает быть решающим фактором жизненного успеха, а на первый план выходят такие факторы, как социальные связи, принадлежность к группе, финансовые возможности родителей и т.п. Данная ситуация крайне неблагоприятна для развития страны, поскольку консервирует порядок, при котором должности занимаются не в соответствии с уровнем образования и деловыми качествами, а «по протекции», что ведет к хроническому непрофессионализму специалистов, занимающих наиболее ответственные и ключевые позиции в социальной системе (государственное управление, руководство крупными финансовыми и промышленными предприятиями и т.д.).

Престижная школа: доступ свободный, но не для всех

Косвенным свидетельством в пользу этого положения служит такой результат нашего исследования: подтвердилась гипотеза о том, что у малообеспеченных граждан меньше, нежели у более обеспеченных групп населения, шансов устроить детей в ту школу, где они хотели бы учиться. Респонденты из наименее обеспеченных слоев в два раза чаще, чем в среднем по выборке, отмечают, что у них нет возможности учить своих детей в школе, близкой к идеалу. Интересно также поразмышлять над причинами, по которым родители не могут отдать детей в такие «идеальные» учебные заведения. Подавляющее большинство (39,7%) утверждают, что это связано со слишком большой платой за обучение. Скажете, такое невозможно, ведь в нашей стране школьное образование бесплатно. Увы, социологический опрос высвечивает здесь очень серьезную латентную социальную проблему, которую мы часто просто не хотим замечать. Это фактическое увеличение платности даже в государственных и муниципальных школах. Всевозможные поборы с родителей пробивают себе дорогу через самые разные формы. К ним относятся: сборы с родителей (правда, их производят не сами школы, а родительские комитеты) на ремонт помещений, покупку учебно-методических средств, охрану школы, подарки учителям и школе; оплата мероприятий, включенных в план воспитательной работы класса или уклад школьной жизни (культпоходов, пикников, вечеринок, выпускных балов и т.п.); оплата школьных учебников и принадлежностей, в том числе школьной формы; оплата проезда к отдаленно расположенным школам; плата репетиторам с целью успешного выполнения ребенком требований школьной программы. Мы перечислили расходы, которые несет любой родитель, где бы ни учился его ребенок. Но известно, что в школах близких к идеалу, к которым относятся наиболее авторитетные учебные заведения, эти траты возрастают пропорционально престижу учебного заведения. Действует принцип «положение обязывает». И если в обычной «общеобразовательной» школе родители могут обойтись суммой в 500-1000 рублей в год (думаю, что в зависимости от уровня цен, сложившегося в тех или иных регионах, эти цифры могут сильно варьироваться), то в престижных школах они возрастают в несколько раз. К этому надо прибавить скрытую плату за обучение в престижной школе, которую фактически вносят многие родители в виде спонсорской помощи, использования своего служебного положения и т.п.

Не менее интересен еще один факт, выявленный в ходе опроса: 19,3% опрошенных заявили, что учиться их детям в тех образовательных учреждениях, где они бы хотели, мешает конкурсный отбор. Известно, что нынешним законодательством любой конкурсный отбор на ступени общего образования запрещен. Однако образовательные учреждения находят множество способов обойти букву закона. В условиях, когда спрос на престижные образовательные учреждения и классы превышает реальное предложение, любые запретительные меры бессмысленны, и сам объективный ход вещей толкает людей на нарушение закона. Логика директора школы такова: если число детей, желающих учиться у меня, выше, чем я могу принять, почему я должен брать всех подряд, когда могу выбрать самых умных, способных или с такими родителями, которые смогут реально помочь?

Запреты и наказания в данной ситуации мало эффективны, потому что директор всегда сможет доказать, что никакого конкурса не было, а было собеседование или индивидуальная работа с родителями, или кончились вакантные места. Единственный способ превратить противоречие спроса и предложения из источника противоправного поведения в фактор развития образования - разрешить проведение конкурсного отбора в тех случаях, когда число заявлений превышает число вакантных мест, с обязательной защитой права каждого школьника обучаться по месту жительства. Эта инновация вполне назрела, однако следует учитывать, что родители относятся к ней неоднозначно: 29,5% - положительно, 5% - безразлично, 16,1% не имеют по этому вопросу четкого мнения и 32,4% категорически против.

Возможно, что слабый интерес малообеспеченных слоев к образованию обусловлен также относительно низким образовательным уровнем этих слоев. В планах для своих детей родители как бы воспроизводят свой собственный уровень. Доля лиц с высшим образованием возрастает пропорционально росту доходов семьи, в то время как доля лиц со средним, средним специальным и начальным образованием, напротив, уменьшается. Если среди наименее обеспеченных доля лиц со средним специальным образованием превышает 50%, а доля лиц с высшим не дотягивает и до четверти, то среди граждан, живущих выше прожиточного минимума, ситуация меняется на прямо противоположную. Это тоже очень тревожный факт, сигнализирующий нам, что и профессиональное образование (высшее, среднее и начальное) зависит от доходов населения. У выходцев из беднейших слоев остается все меньше возможностей воспользоваться высшим образованием как социальным лифтом для выхода в более высокие страты общества.

* * *

Анализ данных социологического опроса, проведенного в типичном регионе средней России, привел автора к следующим выводам и рекомендациям.

Подавляющее большинство населения считает общее образование важным фактором социальной успешности. Престиж школы в общественном сознании достаточно велик. Отчасти это мнение поддерживается тем, что и сегодня, в условиях корпоративного общества, когда важнейшим фактором жизненного успеха является принадлежность к группе, образование остается фактором, обеспечивающим рост социальной мобильности.

Положительно относясь к образованию в целом, население в то же время критически относится к системе школьного образования в современном ее виде. Это можно считать своеобразным социальным заказом на модернизацию российской школы. Наибольшую неудовлетворенность вызывает рост социального неравенства в сфере образования, вызванный прежде всего широким распространением платных образовательных услуг и неравным доступом семей с разным достатком и социальным статусом к бесплатному образованию (формально равно доступному для всех).

Конкурсный отбор в престижные школы и классы, официально запрещенный, реально продолжает существовать в практике. Эта проблема должна быть решена в ближайшем будущем, поскольку она является источником противоправного поведения в сфере образования. Чисто административными мерами ее не устранишь, назрела необходимость привести правовую нормативную базу образования в соответствие с реалиями времени.

Безусловной поддержкой родительской общественности пользуется такое нововведение последних лет, как профильное обучение в старших классах. Это увеличивает шансы на успех у концепции профильной старшей школы.

Группы с разным доходом по-разному реагируют на происходящие в сфере образования перемены. Своеобразной «базовой» группой, в которой показатели наиболее приближены к средним по выборке, является группа с доходом на члена семьи от 0,5 до 1 прожиточного минимума. Социальные группы, находящиеся ниже этого предела, как правило, настроены очень критично к современной системе образования. Это своеобразный «протестный электорат». Его довольно радикальное неприятие изменений последних лет и современного состояния дел в сфере образования красноречиво говорт о том, что интересы этих людей сегодня учтены в наименьшей степени. Что же касается социальных групп, расположенных выше черты бедности, то здесь отношение к системе образования в целом и к тем реформационным процессам, которые протекают в школе в наши дни, более положительное.

Есть достаточные основания говорить о существовании феномена «образовательного пессимизма» в наименее обеспеченных слоях российского общества, вызванного объективно сложившимся неравным доступом различных социальных групп к качественному образованию.

Проведенный анализ показывает, что от реформ последних лет выиграли прежде всего высоко обеспеченные граждане, а малообеспеченные больше проиграли, чем выиграли. Налицо острая социальная проблема, которая может стать «миной замедленного действия» под всю политику модернизации российского образования.

BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Евгений Всеволодович Балацкий
TERRA ECONOMICUS. 2017.  Т. 15. № 2. С. 40-56. 
[Статья]
Виталий Леонидович Тамбовцев
Общественные науки и современность. 2018.  № 2. С. 34–40. 
[Статья]
Евгений Всеволодович Балацкий, Наталья Александровна Екимова
Journal of Institutional Studies (Журнал институциональных исследований). 2018.  Т. 10. № 3. С. 102-122. 
[Статья]
Вадим Андреевич Медведев, Юрий Андреевич Красин
Социологические исследования. 2007.  № 11. С. 23-29. 
[Статья]
Леонид Григорьевич Ионин
Социологические исследования. 1996.  № 2. С. 3-12. 
[Статья]
Елена Владимировна Симончук
Социология: теория, методы, маркетинг. 2010.  No. 4. P. 56-84. 
[Статья]