Эксоцман
на главную поиск contacts

Педагогика поддержки: не мираж, а реальная помощь

Опубликовано на портале: 11-10-2004
Директор школы. 2003.  № 2. С. 70-73. 
Тематический раздел:
Статья посвящена относительно новому направлению педагогической деятельности - педагогике поддержки. Автор статьи - человек, причастный к ее разработке, отвечает на критику данного направления.

Наконец-то о педагогике поддержки заговорили в полный голос. Ученые и практики анализируют сущность этого направления педагогической деятельности, разбирают его «плюсы» и «минусы», обсуждают возможности применения в повседневной жизни. Значит, не зря трудились наш замечательный исследователь Олег Семенович Газман и его команда. Именно им мы обязаны появлением и утверждением этой области педагогики. Понятно, что я, как человек, причастный к ее разработке, с особым интересом и вниманием познакомилась со статьей члена-корреспондента Российской академии образования М. Богуславского «Миражи педагогики поддержки»*. Некоторые ее положения вызвали возражения, которыми я и хочу поделиться.

Дело не в том, что автор высказывает сомнение в возможности массового распространения такой педагогики. Все ее сложности и тонкости прекрасно понимал и О.С. Газман. Поэтому постоянно, вместе с классными воспитателями, другими практиками корректировал все направления этой деятельности. По мнению М. Богуславского, «хотя выразители педагогики поддержки всегда действуют исходя из интересов ребенка…, не стремятся управлять его развитием, зачастую педагогические реалии приводят к противоположным результатам. И тогда педагогика поддержки представляет собой, по сути, ту же манипулятивную педагогику, только более тонкую и изощренную». Как видим, основное сомнение состоит в том, что педагоги, осуществляя индивидуальную поддержку, явно или неявно навязывают ребенку свои цели, игнорируя его личные. Безусловно, такая опасность есть. К сожалению, далеко не все учителя способны всерьез принимать собственно детские цели и устремления, считая их незрелыми, не оформившимися. Именно поэтому деятельность большинства педагогов, основываясь на благородных намерениях, носит характер вмешательства ( «я хочу тебе помочь, потому что знаю, что и как тебе надо делать»). А школьники, стремясь защитить свое, не принимают такую навязанную поддержку. Принимают они лишь то, что основано на признании их права на свой собственный путь в этой жизни, собственные увлечения, радости и ошибки. Собственно, именно в таком подходе и состоит суть педагогики поддержки. Но далеко не каждый педагог это может и хочет делать, большинство учителей не склонно принимать детство как особый, полноценный этап жизни человека, и видят свою миссию лишь в том, чтобы направлять ребенка на путь истинный. При этом, ориентируясь не на индивидуальное и особенное, что есть у каждого школьника, а на то должное, общепринятое, что видится как образец. Готова согласиться, что педагогическая поддержка не может быть массовой из-за неготовности учительского сообщества изменить свои подходы к обучению и воспитанию. Насильственно-репродуктивный путь привычнее и надежнее. Но, может быть, и есть необходимость создать педагогику «не для всех». Ведь всегда были и есть «особенные» педагоги, выдерживающие как пишет М. Богуславский, «тонкую грань между идеалом и реальностью, благостными устремлениями и здравым смыслом».

Чаще всего это люди, целиком посвятившие себя детям, способные слушать и слышать их радости, беды, увлечения и падения, помогая им оставаться такими, какие они есть. И никого они «не воспитывают» (в привычном понимании этого слова), а просто идут за детьми в организации жизни, не считая подобное попустительством, ищут совместное поле деятельности.

Один пример. Вот уже много лет во Дворце детского и юношеского творчества района Бабушкинский (а это самый что ни на есть окраинный район Северо-Восточного округа Москвы) существует объединение подростков и взрослых «Звездный». Начиналось все с того, что сотрудники инспекции по делам несовершеннолетних привели во Дворец группу подростков, которые до ночи «тусовались» на улице, распивали спиртные напитки, часто пропускали школу. Их привели к педагогу-психологу Михаилу Николаевичу Осиновскому. Он понимал, что сейчас не место для наставлений, вопросов о том, «как дошли до жизни такой?». Нужно как-то установить контакт. Познакомились. Поставили музыку. На вопрос незваных гостей: «Что будем делать?» - ответ был: «А что бы вы хотели?» Предложений не последовало. Ребятам было неуютно, но они не расходились, ожидая от педагога каких-то действий. Как-то само собой заговорили об улице, о том, что ребятам негде собраться. Откровенно, не скрывая, что пристрастились к выпивке и курению, они рассказали, как проводят свободное время. Михаил Николаевич признался, что тоже не без греха. Вспомнил несколько эпизодов из своей дворовой жизни и те состояния, до которых порой доходил. Вместе посмеялись. Ребятам тоже было чем поделиться. Напряжение спало. Подростки поняли, что с этим человеком можно разговаривать. Решили, что встретятся в следующий раз. По мнению Михаила Николаевича, с подростками, которые выходят за границы социальных норм, важно открыто и заинтересованно разговаривать об их «пороке» как о нормальном явлении, которое проходили многие. Постепенно они сами начинают искать рецепты выхода из кризиса и обмениваться друг с другом своими находками. «Важно, - считает педагог, - помочь им, когда они вышли на контакт со взрослым, найти какое-либо достойное дело. Мы начали дружить со слабослышащими и слабовидящими детьми, которые учатся в Загорске. Постепенно возник союз «Звездный».

В данном случае взрослый поддерживает подростка, который «начинает падать, сбивается с пути». Его задача состоит в том, чтобы удержать, не дать упасть. Большое значение при этом имеет способ осуществления поддержки: можно подставить свое плечо и не отпускать его, боясь, что ребенок упадет. А можно протянуть руку и помочь ему самому встать на ноги. И ориентироваться на присущую каждому человеку положительную заданность.

Однако значительно важнее предупредить падение. И в этом видится предупреждающая (превентивная) задача поддерживающей деятельности. Всем педагогам известны наиболее сложные, кризисные периоды во время обучения ребенка в школе. Помочь пройти эти периоды с меньшими потерями и трудностями можно, объединив усилия всех членов педагогического коллектива. О такой групповой превентивной форме поддержки рассказано в книге «Исследовательская деятельность в школе: опыт, поиски, решения», вышедшей в «Библиотеке журнала «Директор школы» три года назад. В ней представлен опыт школы № 32 г. Риги и описаны разнообразные виды и формы опосредованной поддерживающей деятельности педагогов. Основное внимание уделено работе всего педагогического коллектива в периоды адаптации учащихся к условиям школьной жизни. Прежде всего с первоклассниками, начинающими нелегкий путь учения. Затем с остальными учащимися, которым необходим адаптационный период после длинных летних каникул, да и любых других перерывов в учении. Подробно говорится и о деятельности учителей, работающих в «переходных» классах (первый, пятый, десятый), в периоды, когда школьники переживают эмоциональный дискомфорт из-за изменившихся условий обучения ( новые учителя, предметы, требования, виды деятельности). Внимание к подобным «переходам» из одного школьного состояние в другое - еще одна новая и непривычная, но актуальная профессиональная задача педагогов.

Основной смысл поддерживающей деятельности состоит в создании благоприятных условий для каждого ученика. Вопрос заключается в том, существуют ли такие общие для всех учащихся (класса, школы) условия? Рижские коллеги утверждают, что существуют. Проанализировав, например, в переходных классах основные трудности детей в период адаптации, они сформулировали для каждой возрастной группы свои задачи. Для первоклассника - это вживание в позицию школьника, осмысление понятий «оценка» и «самооценка», помощь папам и мамам в освоении новой роли - родителей школьника. Для учащихся пятых классов - адаптация к «разноголосице» требований учителей-предметников, воспитание самоконтроля, понимание роли мальчика и девочки, принятие новой позиции - ученик основной школы. В работе старшеклассника - поиск личностного смысла и мотивации учения, организация самопознания и конструктивной обратной связи, профессиональное самоопределение, узнавание специфики мира юноши и девушки. В соответствии с поставленными задачами и происходит совместный поиск форм работы. Возможно, возразит мне М. Богуславский, это и есть подмена детских целей взрослыми. Педагоги, мол, осуществляют поддержку на основе задач, которые сами и сформулировали. Да, в определенных случаях это так. Ведь часто ребенок не может сформулировать свои цели, смутно представляет собственные желания и предпочтения. Миссия педагога, по большому счету, и заключается в том, чтобы раскрыть в ребенке способность осознавать и ставить собственные цели. И формулировка задач по поддержке - это плод наблюдений разных специалистов (педагогов, психологов, родителей, администрации и др.) за проявлением различных трудностей детей. Когда эти цели и задачи взрослых не выглядят искусственными и совпадают с собственно детскими, существующими в явной или неявной форме, они не вызывают у ребенка протеста. А сопротивление неизбежно тогда, когда они навязаны взрослыми и не находят отклика в душе подростка. Вот такие мысли родились по прочтении статьи М. Богуславского «Миражи педагогики поддержки». Что же касается отношения к выделению типов педагогической деятельности (педагогика авторитета, манипулятивная и поддерживающая), то, по всей видимости, «чистого» типа не существует. Каждый педагог найдет в себе черты и того, и другого, и третьего. Можно, видимо, говорить о преобладании той или иной направленности. Она, на мой взгляд, зависит от принятия или непринятия взрослым ценности детства как полноценного периода жизни человека.

Ну а что касается массовости педагогики поддержки, то позволю себе заметить: существуют такие виды деятельности, такие работы, которые под силу далеко не каждому. Например, не каждый летчик способен освоить фигуры высшего пилотажа, это дано лишь асам. Так и в педагогике - есть ремесленники, а есть и мастера высокой квалификации. И их работа - не мираж, а так необходимая детям помощь, своего рода высший педагогический пилотаж.

* См. «Директор школы», 2002 г., № 10, с. 28.

BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Михаил Викторович Богуславский
Директор школы. 2002.  № 10. С. 28-32. 
[Статья]
Среднее профессиональное образование. 2010.  № 3. С. 46-47. 
[Статья]
Алексей Борисович Трофимов
Социологические исследования. 2002.  № 12. С. 128-131. 
[Статья]
Е. А. Князев
Директор школы. 1993.  № 1. С. 33-39. 
[Статья]
Ирина Дмитриевна Чечель
Директор школы. 1998.  № 3. С. 11-16. 
[Статья]