Эксоцман
на главную поиск contacts

Вопросы, над которыми надо задуматься в первую очередь

Опубликовано на портале: 07-10-2004
Директор школы. 2002.  № 1. С. 3-6. 
Тематический раздел:
Статья посвящена преобразованию российского образования, связанного с введением двенадцатилетнего обучения в школе. Автор напоминает, что это "преобразование" просто возвращает нас к временам десяти-пятнадцатилетней давности. В нашей стране «двенадцатилетка» была давно и долго.

Готовящиеся преобразования российского образования не такие уж революционные, как это может показаться на первый взгляд. Тут вполне уместно вспомнить афоризм про новое, которое на поверку оказывается хорошо забытым старым.

Хорошо забытое старое

Положение о двенадцатилетней школе просто возвращает нас к временам десяти-пятнадцатилетней давности. В нашей стране «двенадцатилетка» была давно и долго. Со средней группы детского сада начинались занятия по счету и чтению, наблюдения над проявлениями природы, рисование и т.д. В детский садик в те времена ходило до 90% ребятишек, лишь по экономическим причинам дошкольные учреждения стали пустеть, и подготовку детей к школе переложили на плечи родителей. Думается, что возврат к хорошо отлаженной системе стоит только приветствовать. Во всем мире раннее обучение и есть аналог наших детских садов.

Не несет ничего принципиально нового и позиция по единому тестированию. Единый экзамен проводился в нашей стране всегда: единые темы сочинений, задания по математике, билеты по физике. Только не очень сведущие люди могут рассчитывать, что изменение формы этого экзамена, привлечение компьютера как-то снизят элемент субъективности. Поскольку компьютер сделан руками человека, то останется и человеческий фактор. Один опытный пожилой преподаватель в автошколе учил студентов: «Не вздумайте в ГАИ размышлять, все равно там часть ответов неправильная, запомните только, что в вопросе № 39 верный ответ «Б». Думается, что с появлением единого тестирования на «черном» рынке моментально начнут распространяться программы с едиными правильными ответами. Так что ничего страшного нет. А то, что школьникам не надо сдавать экзамен дважды в одно лето, так это очень хорошо. Нигде в мире это не делается. Хотя отменить двойной экзамен можно было и раньше, обязав вузы просто засчитывать оценку аттестата. (Для обеспечения большей дифференциации отметки можно было начать ставить не по пятибалльной, а, например, по стобалльной шкале; для увеличения объективности добавить в состав школьных комиссий независимых экспертов из тех же вузов, что уже и начинали делать при совместных экзаменах). А по-хорошему-то сдавать экзамены нужно было бы в независимых центрах. Причем не всем, а только желающим, тем, кто собирается продолжить образование дальше. А документ об окончании школы получают все, кто там учился. Третье положение - об образовательных ваучерах - для нашей страны тоже не ново. «Ваучерообразный» подход при решении социальных проблем нами уже опробован. В образовании он приведет к приоритетному праву получить его самым «умным» и богатым. Но, ввиду человеческого фактора (см. выше), случится так, что, чем богаче человек, тем легче ему будет причислить себя к категории «умных». Жаль, что мы таким образом лишим наше общество возможности выращивать гениев, поскольку во все времена именно их большинство современников порой принимало за дурачков.

Школы элитные и школы «отстойные»

Итак, ничего нового в готовящихся преобразованиях нет. Истинно революционные изменения на самом деле уже случились тихо и незаметно в последнее десятилетие. Произошла кардинальная либерализация образования.

Во-первых, появилось подлинное разнообразие программ, учебников, методик. Оно породило разнообразие школ, классов, предметов.

Во-вторых, в значительной мере из-за демографической ситуации почти повсеместно прекратило существование крепостное право в образовании в виде микрорайонного набора.

И в-третьих, у школ появилась возможность переходить на финансовую самостоятельность, хотя в большинстве регионов их еще всячески пытаются «не пущать».

В современной школе действительно стало легче дышать, чем в школе былых времен. Но свобода лишь тем принесет счастье и уют, кто готов к этому. А основное условие этой готовности - сформированная ответственность за свою свободу. В последнее время в наших землях это качество стало немодным во всех сферах жизни. Не исключение и образование.

Недавно корреспондент одного молодежного издания обратилась ко мне с просьбой прокомментировать анонимное письмо одной девочки из анонимной школы. Суть происшедшего обыденно проста. Девочка курила под лестницей. Проходящая мимо учительница ее оскорбила. «Права ли учительница?» - спрашивала девочка. Да, конечно, не права, что тут говорить. Но зерно конфликта не в этом. Проблема в том, что учительница не могла сделать ничего другого. С приходом либерализации из школы полностью были устранены рычаги воздействия на ребенка. Я специально поинтересовался у специалистов, какое самое суровое наказание было у воспитанниц Смольного института. Оказалось - публичное увещевание. И тогда этого было вполне достаточно.

В советские времена для тех ребят, которые собирались получать высшее образование, большое значение имела обязательная тогда характеристика школы. Поэтому старшие классы в школах всегда были образцами дисциплины и успеваемости. Позднее на короткое время, с приходом последней советской школьной реформы, очень активную помощь педагогам стали оказывать комиссии содействия семье и школе на предприятиях. В нынешние времена ни один ребенок, даже если он терроризирует сверстников, если он разгромил полшколы и систематически оскорбляет педагогов, не может быть из школы исключен. Таков наш Закон. Конечно, если его посадят в тюрьму, то он как бы сам собой перестанет посещать занятия. Но школа не имеет права по собственной инициативе с ним распрощаться. Формально в наших документах прописана такая возможность, но есть оговорка, что это делается только по согласованию с Учредителем, то есть с Управлением образования. А Учредитель никогда такого согласования не даст, пока этот ребенок не будет устроен в другую школу. А устроен он никогда и никуда не будет, потому что делать он этого не захочет, а все переводы должны быть исключительно добровольными. Места в специализированных школах - страшнейший дефицит: расписаны на десять лет вперед за «авторитетными» малолетними нарушителями в ранге не ниже бандита и убийцы. Так что обыкновенным вандалам, наркоторговцам и вымогателям там не поместиться. Невозможность официального наказания (не считать же таковым единственное применяемое - двойка за поведение) порождает, в свою очередь, педагогический произвол, грубость, психологическое давление, запугивание. Умные дети, правда, на это поплевывают, а то еще и борются за свои детские права «правонарушать».

Я подробно интересовался зарубежными системами образования. В каждой школе Англии, США, Швеции, Дании, Голландии и т.д. есть своя четкая система административных воздействий - от штрафов и обязательных отработок пропущенных уроков до исключения из учебного заведения.

В наши законы необходимо вносить срочные поправки, допускающие возможность для школ применять к ученикам меры административного воздействия, иначе нас снесет начинающая захлестывать волна насилия и наркомании.

В отдельных регионах России уже появились обязательные постовые милиционеры в зданиях школ, но и это не выход, если этот сотрудник, по сути, ничего не может предпринять, так же как и учитель. Родители сейчас стараются пристраивать детей в школы, где поприличнее социальный состав учеников. Как правило, это лицеи и гимназии. И делают они это не столько даже из-за жажды знаний для своих чад, сколько желая уберечь от царящего вокруг детского «беспредела». Это ведет к дальнейшему расслоению общества, разделению школ на элитные и «отстойные». Вскоре выясняется, что родители, желая «как лучше», получают «как хуже», потому что элитные школы являются для тех же наркоторговцев еще более лакомым кусочком, чем школы бедноты.

Проблемы детской неуправляемости

Государство должно наконец осознать, что проблема детской неуправляемости - это не только и не столько педагогическая проблема. Пора заканчивать играть в демократию. Демократию надо строить. Предоставив свободу, необходимо выстроить и систему ответственности за пользование этой свободой.

В практическом смысле модернизация системы образования, на наш взгляд, предполагает следующие шаги.
• Предоставление подлинной, а не декларируемой самостоятельности учебным заведениям в организации и регламентации школьной жизни.
• Усиление ответственности родителей за воспитание детей. Использование в том числе и экономических рычагов воздействия на уклоняющихся от выполнения своего родительского долга. Возможно возрождение на предприятиях комитетов по содействию семье и школе.
• Расширение сети специализированных учебных заведений для детей с девиантным поведением. (В 2001 году беспризорных детей в России стало больше, чем в 1920-м. Жаль только, что не появились новые макаренковские колонии.)

Естественно, каждый из этих шагов может натолкнуться на множество подводных камней. Необходимо продумать противовесные механизмы, дабы обезопасить школьника от возможного административного произвола. Есть опасность, что предполагаемые комиссии содействия могут подталкивать родителей к элементарной палочной педагогике дома. При расширении сети спецшкол встанет остро вопрос квалифицированных кадров и т.д.

Нам представляется целесообразным именно над этими вопросами задуматься в первую очередь при проведении преобразований в современной российской школе. А уже остальные, технологические - по срокам обучения, способам экзаменования и даже приемам финансирования образования - даст Бог, как-нибудь разрешим.

BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Виктор Александрович Болотов, Jodie Spiro
Директор школы. 1995.  № 1. С. 67-73. 
[Статья]
Ирина Дмитриевна Чечель
Директор школы. 1994.  № 1. С. 65-67. 
[Статья]