Эксоцман
на главную поиск contacts

Социальная мобильность региональной административной элиты в переходный период (партийно-советская номенклатура на рынке труда)

Опубликовано на портале: 15-02-2003
Тематический раздел:
Наблюдение политических баталий 1993-1996 гг. ставит целый ряд вопросов, ответы на которые частично лежат на поверхности, а частично погребены под толстым слоем слов, поступков, ритуалов. В конце 1993 г. в большинстве средств массовой информации рисовалась трагическая битва демократов против красно-коричневых. Под это сконструированное знамя грязного цвета (красный+коричневый!), помимо тех, кто попадал сюда в силу самоидентификации, записывались также все, кто не поддерживал Б. Ельцина и Выбор России. Те, кто никак не вписывался в эту классификацию - просто замалчивались (например, Яблоко). На парламентских (1995 г.) и президентских (1996 г.) выборах рисовалась битва демократов против красных. Массированная летняя кампания 1996 г. была построена на жестком антикоммунизме. Избиратели проголосовали в своем большинстве не за Б. Ельцина, а против возврата в систему номенклатурных привилегий. Такова общая схема расстановки сил на идеологическом уровне. Трудно отделаться от желания разгрести знамена, транспаранты, ярлыки и помои и взглянуть глубже, увидеть, кто же там под ними спрятался. Во время избирательной кампании звучал ответ и на этот вопрос. Так, некоторые журналисты и кандидаты в президенты (например, А. Лебедь), характеризуя противоборство Ельцина и Зюганова, отмечали, что это битва между двумя группами номенклатуры: той, которая осталась у власти и ухватила часть пирога во время приватизации, и той, которая оказалась обделенной, которой не хватило места под солнцем и которая теперь жаждет передела. Действительно, на уровне повседневного опыта всех читателей газет лежит информация, говорящая, что ядро сторонников Ельцина, особенно в регионах, в его борьбе против возврата коммунистов составили отнюдь не диссиденты, а люди, стоявшие у руля власти в своих городах и регионах еще при коммунистах (здесь имеются в виду, конечно, не нанятые на период кампании эксперты и журналисты). С этим анализом поведенческого и биографического уровня вполне можно согласиться и даже трудно не согласиться. Однако встает другой вопрос: как случилось, что люди, до пенсионного возраста боровшиеся на ключевых постах за дело коммунизма и в силу служебного долга преследовавшие всех, кто этому мешал, вдруг стали воинственными антикоммунистами и борцами за капитализм весьма архаического типа? Главные противоборствующие актеры политической сцены предлагают два варианта ответа: 1) демократы, до предельно зрелого возраста работавшие в обкомах и ЦК, объясняют свое чудесное превращение, с одной стороны, прозрением (узнали новое, поняли), а с другой - отсутствием возможностей альтернативного поведения при старом режиме; 2) коммунисты 90-х годов объясняют это предательством, считая демократов с партноменклатурным прошлым перевертышами. В обоих случаях встает вопрос относительно морального и интеллектуального уровня секретарей-демократов. Часть демократической интеллигенции, находящейся на периферии власти, также склоняется к преимущественно моральной интерпретации этого грандиозного поворота. Такой взгляд, возможно, интересный для журналистов и широкой публики, бесперспективен для социологической теории. Для того чтобы перейти с уровня морально-политических суждений к социологическому анализу, необходимо не только взглянуть в лица знаменосцев нынешних баталий, но и углубиться в недавнее прошлое, в котором определялось направление движения этих колонн, мотивация их участников.

Ссылки
http://socnet.narod.ru/Rubez/10-11/ilyin.htm
BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Александр Владимирович Дука
Журнал социологии и социальной антропологии. 2000.  Т. 3. № 1. С. 64-82. 
[Статья]
Даниил Александрович Александров
[Учебная программа]
Ольга Михайловна Губарь, Валерий Николаевич Зывцев, Анатолий Николаевич Саунин
Социологические исследования. 1990.  № 4. С. 36-40. 
[Статья]
Овсей Ирмович Шкаратан
Мир России. 2011.  Т. 20. № 4. С. 68-88. 
[Статья]
Алексей Васильевич Кива
Общественные науки и современность. 2011.  № 1. С. 42-51. 
[Статья]