Эксоцман
на главную поиск contacts

Семейные корни детской агрессивности

Опубликовано на портале: 17-09-2004
Директор школы. 1999.  № 5. С. 69-74. 
Статья посвящена рассмотрению причин подростковой агрессивности и возможностей ее снизить. В последнее время наше общество переживает своеобразную «моду» на агрессию. Наверное, за этим стоит сама жизнь, ставшая слишком жестокой и для многих превратившаяся в выживание любой ценой. Особенно беспокоит детская, подростковая агрессивность.

Неужели и впрямь прав был основатель этопсихологии К. Лоренц, всерьез писавший, что агрессивное поведение заложено самой природой, что «подростки, едва познакомившись друг с другом, тут же начинают драться»?

Все в жизни имеет свои причины. Воздействуя на них, можно получать желательные последствия. И хотя школьный психолог не может переустроить всю нашу слишком жестокую жизнь, он способен на другое. Разобравшись в семейных истоках агрессивности конкретного подростка, можно и нужно вначале выстроить, а потом реализовать конкретную программу коррекции его поведения. Главные вопросы - как, когда, отчего и откуда возникают уже не просто «возбужденное состояние» или пресловутое «беспричинное двигательное беспокойство», словесные угрозы и крики, а конкретные действия - порча имущества, нанесение физического вреда и вандализм.

В попытке ответа на эти вопросы мы провели специальные исследования. На основе опроса школьных учителей и родителей была выделена «проблемная» группа детей в возрасте от 12 до 15 лет. Эти подростки были психологически обследованы с использованием опросника Басса-Дарки, теста акцентуации характера Личко, теста фрустрации Розенцвейга. Проведено было и специальное обследование родителей - для выяснения стиля семейного «руководства», характера семейных взаимоотношений. Всего было обследовано 128 «проблемных» (агрессивных) подростков ряда школ Северо-Западного административного округа Москвы. В результате нам удалось выявить зависимость между характером агрессивности и типом семьи, в которой растет и воспитывается подросток.

Подростки типа «А»

Подростки типа «А» (как оказалось, более агрессивные) в основе своей происходят из семей работников бюджетной сферы (мелких служащих, рабочих государственных предприятий, сотрудников НИИ). Для таких семей характерно пассивное воспроизведение «внешних» моделей поведения. Их жизнь проходила и до сих пор проходит в постоянном ожидании какого-то социального «заказа» извне. Они отличаются явным неумением (и в собеседованиях это становилось отчетливым даже для них самих) самостоятельно определять цели как семейного, так и личного развития. «Кто я?», «Зачем я?» «Для чего наша семья?» - вот вопросы, вокруг которых они явно «плавали», поскольку ранее просто не задумывались над ними. Они живут, что называется, «по привычке». Потому, что «деды и отцы» так жили. Хотя нынешняя, новая жизнь и показывает, что так жить нельзя, сделать они ничего не могут. В итоге накапливается раздражение, которое выливается на слабейших - на детей.

Дети в таких семьях испытывают дефицит доверительных отношений с родителями, а сами родители склонны к проявлениям авторитарности. Отсутствие у них навыков построения адекватных взаимоотношений с окружающим социальным миром ведет к тому, что любое воздействие этого мира воспринимается как угрожающее, враждебное и фрустрирующее*, субъективно воспринимаемое как непреодолимое препятствие. И дети воспроизводят это. Возникающая у них агрессия носит защитный характер, точно соответствуя расхожему мнению о том, что «лучшая защита - это нападение». Для таких подростков характерно особо бурное проявление любых реакций, повышенная импульсивность в поступках. С другой стороны, психологические тесты фиксируют их особую сосредоточенность, фиксацию на «плохих», негативных сторонах жизни и неожиданно чувство своей вины перед родителями. В том числе и за то, что жизнь «не получается». Постоянная тревога и беспокойство как за себя, так и за родителей делают для них непереносимым постоянное ожидание действительных и мнимых неприятностей. Вот почему такие подростки часто наносят «упреждающий удар» - начинают драку, причиняют материальный ущерб.

Александр С., 13 лет, учится в 6-м классе. Со слов учителей, успевает средне. Большую часть времени раздражителен, часто грубит учителям и товарищам. С одноклассниками подчеркнуто независим: малейший вопрос или претензию воспринимает как личное оскорбление, постоянно готов ответить резким словом или грубым действием. На неудачи в учебе реагирует бурно: периодически вырывает страницы с плохими отметками из дневника. Однажды даже сжег на глазах у одноклассников свой дневник. Неоднократно участвовал в драках в школе и за ее пределами; есть случаи привода в милицию. Курит, часто выражается нецензурно, иногда употребляет алкоголь, токсикоманические средства (клей «Момент»). Никогда не признает свою вину, не просит прощения. Мстителен.

По данным психологических тестов, отмечается повышенный уровень общей агрессивности, выражающийся в основном в вербальной, словесной агрессии по отношению к окружающим (ссора, крик, визг, угрозы, проклятия, брань). Высокая склонность к раздражению, преобладание оппозиционных форм поведения, обидчивость, подозрительность, повышенное, но скрытое чувство вины. Направленная вовне внешняя агрессия практически полностью заменяет внутреннюю агрессивность, направленную на себя. Некритичен. Заниженная самооценка с тенденцией к самоуничижению, компенсируемому поиском виноватых вовне. Высокий уровень тревожности. Сильно заострены («акцентуированы») такие черты характера, как возбудимость, мнительность, демонстративность. Периодически склонен к депрессивным переживаниям.

Семья - «неполная». Мать работает револьверщицей на станкоинструментальном заводе; отец ушел из семьи, когда мальчику было 5 лет, в воспитании ребенка участия не принимает. Уровень материального достатка ниже среднего: периодически возникают трудности даже с покупкой предметов первой необходимости и продуктов питания. Виноватой во всем мать считает «нынешние времена» и «реформы», которые привели к тому, что «простому человеку чуть ли не милостыню просить приходится» и нарушили «привычное течение жизни». Считает сына виноватым в том, что после развода с мужем ее личная жизнь «не сложилась». Признается, что иногда использует «ремешок» как средство «воспитательного воздействия», особенно в состоянии алкогольного опьянения.

Подростки типа «Б»

Подростки типа «Б» (условно говоря, «беззлобные») отличались другими особенностями. По своему «социальному происхождению» это, естественно, более обеспеченные дети - банковских служащих, работников совместных предприятий, коммерсантов средней руки. Не то, чтобы из «новых русских», а скорее из трудно формирующегося «среднего класса». На примере родителей эти дети видят, как можно адаптироваться к ударам внешнего мира и сохранять определенный (пусть «средний», но достойный) уровень выживания. Это семьи с хорошими адаптивными способностями, в которых родители сумели научиться вырабатывать и достигать как своих индивидуальных, так и общесемейных целей. В этих семьях и родители, и даже дети знают, «кто» и «зачем» они - и для себя, и друг для друга.

Нельзя сказать, что во всех этих семьях царят идеальные с психологической точки зрения, доверительные отношения между родителями и детьми - в любой семье, как известно, бывает «всякое». Однако их отличает значительно более низкий уровень авторитарности. И здесь удалось проследить отчетливую связь: детей из этих семей отличают предприимчивость, активность, оптимистический настрой, целеустремленность, общительность. Они ориентированы на сотрудничество, а не на войну с внешним миром. Однако сотрудничество это особое - так сказать, с позиции силы. Агрессивность носит особый, не «сущностный», не компенсаторно-личностный, а как бы «инструментальный» характер - она помогает добиваться конкретных поставленных целей, а не просто самоутверждаться за чужой счет насилием и разрушением. Внешний мир вызывает у них желание перестроить его на свой лад, исходя из собственных желаний и предпочтений.

Федор М., 14 лет, учится в 7-м классе. Со слов учителей, твердый «хорошист». Член совета школы. Постоянно активен, хотя эта активность часто принимает не вполне адекватные, агрессивные формы, направленные на изменение окружающих. В результате имеет много конфликтов, связанных с навязыванием своей точки зрения. Со слов учителя географии, «дай ему волю, он сделал бы земной шар квадратным». Часто вступает в споры с учителями, пытаясь по любому поводу доказывать свою правоту. На отдельные неудачи в учебе отвечает многократными настойчивыми требованиями вызвать его повторно, дать возможность исправить отметку. Спортсмен, увлекается борьбой дзюдо, любит туристические походы. Имел привод в милицию: защищая девушку, сломал одному из нападавших на нее руку.

По данным психологического исследования, выявляется повышенный уровень общей агрессивности, выражающийся преимущественно в повышенных показателях физической агрессии (готовность нанести ущерб окружающим людям и предметам). Не склонен к раздражительности, однако упорен в отстаивании своего «Я». Оппозиционные формы поведения использует для гиперактивного самоутверждения. Постоянно уверен в своей правоте. Чувство вины практически отсутствует. Однако в отдельных тестах выявляется выраженная внутренняя агрессивность, подчас превышающая направленную вовне. То есть он склонен к недовольству собой, хотя внешне это маскируется недовольством другими. Завышенная самооценка. Обострены такие черты характера, как целеустремленность и эгоцентризм. Авторитарен, склонен к доминированию и подавлению других ради утверждения собственных представлений.

Мать и отец работают операционистами в коммерческом банке. Со слов матери, «всегда стремились дать ребенку самое лучшее». Отношения в семье доверительные, партнерские. Часты «семейные советы». Родители учитывают планы сына, стараются ему помочь. Однако отмечают, что иногда его активность «бьет через край». Хотели бы, чтобы «был поспокойнее». Несколько лет назад, изучая биологию, чуть не замучил до смерти кота. Стремясь заработать деньги на велосипед, подрабатывал на бензозаправке, где отмечались драки со сверстниками-конкурентами. Любит и уважает родителей, однако иногда говорит, что своих детей «будет воспитывать по другому» - чтобы были еще лучше к жизни приспособлены.

Общий ключ и разные подходы

Вот такие они, внешне подчас вроде бы одинаково «агрессивные» подростки. Как же должна строиться работа психолога с ними?

Наш опыт показал, что в отношении подростков типа «А» коррекционная работа ни в коем случае не должна строиться на принципе пассивного «реагирования». Задачей психолога должны стать «акции», а не «реакции». Среди таких специальных психологических акций наиболее эффективно показали себя имитационные игры, содержащие элементы эффективной защиты и нападения личности подростка. Однако в них не должно быть сущностного, задевающего самолюбие, оценочного конфликта. Игры с элементами подобной борьбы не приносили должного эффекта - в присутствии психолога подростки сдерживали себя, действовали «как надо», боялись нанести вред противнику. Низкая эффективность таких игр, популярных в западной педагогике, связана еще и с тем, что это - отсроченная реакция. Между вспышкой агрессивности и возможностью реагирования на нее всегда проходит какое-то время. Эмоции «остывают», но парадоксально-агрессивные проявления не вытесняются, а усиливаются, и при возникновении новой ситуации агрессивность возникает вновь. При работе с такими детьми надо ориентироваться на укрепление слабого «Я» подростка. Лучше всего совместно с ним выработать и принять индивидуальную программу личностного роста, рационально показав ее преимущества в жизни.

Коррекционная работа с подростками типа «Б» должна строиться с упором на развитие умений понимать и сопереживать состояние другого человека. Это связано с тем, что их стремление к подчас жесткому подчинению других людей своим целям вызывает протест. Люди не любят, когда их воспринимают как средство. Отсюда часто и возникают конфликты, следует резкая обратная реакция, начинается эскалация агрессии. Поэтому самое важное для этих подростков - развивать способности к восприятию другого человека как уникальной личности, обладающей самоценностью.

Общаясь с агрессивными детьми, психолог должен помнить: мы работаем не с агрессивностью как таковой. Мы «работаем» с растущей, формирующейся личностью. У одних детей за счет зависимости от других слабо развито их личное «Я» (тип «А»). У других, наоборот, свое «Я» выражено сильно, но страдает понимание других людей (тип «Б»). «На выходе» же одно и то же - агрессия, однако мотивированная разными аспектами личности. Значит, каждому такому ребенку психолог должен дать свое - именно то, чего именно ему и не хватает.

Ключ же в работе общий - индивидуальные программы личностного роста с использованием различных инструментов. Пользуясь ими, как показала наша работа, можно значительно снизить общий уровень агрессивности в классе, а затем и в школе. Обратим внимание: по данным милиции, за время нашей работы снизился уровень подростковой преступности в ряде микрорайонов округа. В этой связи вспоминается мечта великого психолога Дж. Морено, однажды сказавшего: «На место социальной революции когда-нибудь придет революция психологическая».

Литература
Белкин А. С. Отклонения в поведении школьников. - Свердловск, 1973.
Бютнер К. Жить с агрессивными детьми. - М., 1991.
Жутикова Н. В. Учителю о практике психологической помощи. - М., 1988.
Роберт Бэрон, Дебора Ричардсон. Агрессия. - Санкт-Петербург, «Ритер», 1998.
Семенюк Л. Н. Психологическая сущность агрессивности и ее проявления у детей подросткового возраста. - М., 1991.
Холичер В. Человек и агрессия. - М., 1975.

________________________________
* Фрустрация - одна из форм психологического стресса, психическое состояние, вызываемое трудностями, возникающими на пути к достижению цели, переживание неудачи.

BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Ирина Владимировна Журавлева
Социологические исследования. 2004.  № 7. С. 133-141. 
[Статья]
Лидия Александровна Окольская, Вера Михайловна Пешкова
Общественные науки и современность. 2012.  № 3. С. 156-167. 
[Статья]
Лидия Александровна Окольская, Вера Михайловна Пешкова
Общественные науки и современность. 2012.  № 4. С. 162-172. 
[Статья]
Вера Владимировна Гаврилюк
Социологические исследования. 2004.  № 3. С. 98-103. 
[Статья]
М.Л. Бутовская
Общественные науки и современность. 1999.  № 4. С. 128-134. 
[Статья]
Снежана Владимировна Скутнева
Социологические исследования. 2009.  № 7. С. 114-118. 
[Статья]