Эксоцман
на главную поиск contacts

Никому не может быть отказано в праве на образование!

Опубликовано на портале: 09-09-2004
Директор школы. 1998.  № 8. С. 82-86. 
Тематический раздел:
Статья рассматривает основные положения Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированную Россией 30 марта 1998г. Автор рассматривает интерпретацию права на образования в документах совета Европы и европейского суда по правам человека.

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод появилась вскоре после второй мировой войны. Сама Конвенция охватывает преимущественно те права, которые относятся к «гражданским и политическим». Государства-участники должны обеспечить каждому человеку в пределах их юрисдикции права и свободы, сформулированные в разделе 1 Конвенции. Но если государство ратифицировало дополнительные Протоколы, то эта обязанность также действует в отношении всего, что предусмотрено этими документами, так как они рассматриваются в качестве дополнительных статей Конвенции, и на них распространяются все ее положения.

Правовая основа

Сама Конвенция не содержит упоминания о каких-либо правах в области образования. По-видимому, этот вопрос оказался настолько сложным и спорным, что потребовалось почти три года (с 1949-го по 1952 г.) для достижения компромисса. Его результатом стала ст. 2 Протокола № 1 от 20 марта 1952г.. являющаяся правовой основой осуществления права на образование. Вот что в ней сказано:
«Никому не может быть отказано в праве на образование. Государство при выполнении любых функций, которые оно принимает на себя в области образования и обучения, уважает право родителей обеспечивать такое образование и обучение своих детей в соответствии со своими собственными религиозными и философскими убеждениями». Как видим, здесь не только гарантируется право на образование, означающее, по сути, что не должно быть никаких произвольных или дискриминационных ограничений доступа к существующим школам и университетам, но и говорится о необходимости уважать религиозные и философские убеждения родителей. Обе гарантии взаимозависимы, но Европейская комиссия и Европейский суд по правам человека трактуют право на образование как имеющее первостепенное и доминирующее значение, а вот уважение убеждений родителей рассматривается как дополнительное по отношению к основному праву Формулировка, цель и действенное толкование этой статьи подтверждают, что право на образование относится ко всем уровням - от дошкольного до высшего, и что гарантии, установленные в ней, конечно, не ограничиваются только начальным обучением. Разумеется, предоставление начального образования - абсолютный минимум, и любое ограничение доступа к начальной школе должно рассматриваться как нарушение права на образование и свободы образования вообще. Собственно говоря, право на образование включает в себя по крайней мере три элемента: во-первых, право и свободу равного, без какой-либо дискриминации доступа к образовательным учреждениям, существующим в настоящее время; во-вторых, требование, чтобы обучение велось на государственном (национальном) языке; в-третьих, чтобы успешное обучение завершалось получением официального признания.

Каковы же обязанности государства?

Государство пользуется большой свободой действий в создании своей образовательной системы, однако реализация права на образование требует, чтобы оно обеспечивало существование и содержание его минимального уровня, иначе это право будет иллюзорным, в частности, для малоимущих. Кроме того, государство обязано в той или иной форме выразить официальное признание тех, кто завершил данный уровень обучения (образования) с хорошими результатами, иначе осуществление этого права не будет эффективным. Таким образом, право на образование «по своей природе требует со стороны государства регулирования, которое может изменяться в зависимости от времени и места в соответствии с потребностями и возможностями общества и личности». [1, с.32, §5). Принцип свободного доступа к любому типу и уровню образования не означает, что каждый должен иметь право на прием в любое образовательное учреждение, куда бы он ни обратился, и на обучение в нем так долго, как он того пожелает. Успешное завершение обучения возможно лишь при достижении необходимого интеллектуального уровня. Другими словами, условия приема в то или иное образовательное учреждение в части необходимых требований не противоречат праву на образование. если они не носят дискриминационного характера. Что касается языка обучения, то «право на образование не содержит само по себе никакого лингвистического требования», но оно было бы лишено всякого смысла, если бы не подразумевало для своею обладателя права обучаться на государственном (национальном) языке или одном из государственных (национальных) языков, поскольку и такой случаи может иметь место [1, с.32.§5 и с.42.§7].

Включает ли право на образование и право не учиться вообще? Иными словами, согласуется ли система обязательного образования со статьей 2 или противоречит ей? Эта статья касается свободного доступа к образованию и в известной степени свободного его выбора, но не содержит запрета на обязательное обучение при условии, что остаются достаточные возможности для упомянутой свободы выбора. Поскольку конечная цель права на образование - его результат, то есть получение ребенком определенного уровня грамотности, то при этом не запрещено получение домашнего образования. Но в этом случае родители должны помогать оценивать и осуществлять обучение своих детей в соответствии с образовательными стандартами, утвержденными официальными властями.

Право на образование включает в себя также и право давать его, поэтому, помимо существующего государственного, может существовать и частное образование, и государство не может проводить различия между ними.

Уроки и выводы двух судебных дел

Вторая часть статьи 2 касается права родителей давать образование своим детям в соответствии с собственными религиозными и философскими убеждениями. Более точное понимание этой нормы лают решения Европейского Суда по правам человека по двум известным делам. В первом, известном как «дело о сексуальном образовании в Дании» |2|, Суд разъяснил, что положения вышеупомянутой статьи относятся ко всем действиям правительства (властей), предпринимаемым в сфере образования и обучения, включая организацию и финансирование государственного образования. Другими словами, государства обязаны гарантировать уважение религиозных и философских убеждений родителей как в государственных, так и в частных школах. В случае же, о котором идет речь, такая обязанность была нарушена, поскольку половое воспитание составляло не отдельный курс, а было интегрировано в изучение других предметов, и родители могли уклониться от их изучения своими детьми, лишь посылая их в частные школы, а это, естественно, было далеко не всем доступно. Суд разъяснил, что права родителей должны уважаться не только в случаях специального религиозною обучения, но и при осуществлении любой образовательной деятельности. В своем постановлении по этому делу Суд отметил. что для того, чтобы гарантировать уважение религиозных и философских убеждений родителей. вся образовательная деятельность и всякая передача идей как в государственных, так и в частных школах должна проводиться с позиций объективности, критичности и плюрализма и никогда не должна принимать характера навязывания.

Данная обязанность действует и за пределами учебной программы, охватывая также и способы поддержания дисциплины в школе, даже если правительство само не занимается повседневно этим вопросом. Такое разъяснение было дано Судом в деле англичан Кампбелл и Козанс относительно применения телесных наказаний (3).

Суд вслед за Комиссией дал широкое толкование словам «философские убеждения», отметив, что убеждения, достойные уважения в демократическом обществе и совместимые с человеческим достоинством, не должны находиться в противоречии с основополагающим правом ребенка на образование. Иначе говоря, философское убеждение (мировоззрение) должно относиться к «важной и существенной стороне человеческой жизни и поведения» (3.с.16, §36). Возражение родителей против телесных наказаний соответствовало приведенным нормам, так как оно относилось к неприкосновенности личности. Их отказ согласиться с подобными мерами поддержания дисциплины в школе. по мнению Суда. равносилен отказу от права на образование. Школьник, о котором шла речь, мог вернуться в эту школу только в том случае, если бы его родители пошли против своих философских убеждений. Поэтому Суд пришел к выводу, что Великобритания нарушила ст. 2 Протокола, так как школа не предоставила родителям никакой гарантии, что их сын не будет подвергнут телесному наказанию, а альтернативное образование было для него недоступно. Довод правительства Великобритании, что в стране существуют частные школы, где телесные наказания не применяются, не был принят во внимание из-за того, что частные школы или запрашивали от родителей более высокую плату, либо были расположены на большом расстоянии от места жительства семьи. При таких обстоятельствах выбор другой школы был не реален. Таким образом, государство должно гарантировать уважение религиозных и философских убеждении родителей и в государственных школах. По мнению Суда, было нарушено и право на образование. В деле Кампбелл и Козанс Суд дал также четкое определение слов «образование» и «обучение». «Образование детей - это единый (целостный) процесс, посредством которого в любом обществе взрослые стараются передать свои убеждения, культуру и другие ценности молодежи, в то время как обучение или наставление относится, в частности, к передаче знаний и интеллектуальному развитию» [3. с. 14, §331. Понятно, что образование - более широкое понятие, включающее также «развитие и формирование характера и умственных способностей учащихся», и потому включает также и дисциплину в школе. К этому вероятно, следует добавить, что задача любого образования подвести ребенка к реализации собственной индивидуальности, к способности высказывать независимые и критические суждения, к терпимости и творческой инициативе.

Литература
1. Belgian Linguistic Case, Judgment of 23 July 196S // Publications of the European Court of Human Rights, Series A, N9 6.
2. Kjeldsen, Busk Madsen and Pedersen Case, Judgment of 7 December 1976// Publications of the European Court of Human Rights, Series A, JMo 23.
3. Campbell and Cosans Case, Judgment of 25 February 1982 // Publications of the European Court of Human Rights, Series A, N9 48.
4. Van Due P. and Van HoofG.J.H. Theory and Practice of the European Convention on Human Rights. Deventer-Boston, Kluwer Law and Taxation Publishers, 1990.
5. Wildhaber L. Right to Education and Parental Rights // in Macdonald R.St.J., Matscher F. and Petzold H. (editors) The European System for the Protection of Human Rights. Dordrecht-Boston-London, Martinus Nijhoff Publishers, 1993, p. 531 etc.

BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Леонид Абрамович Гордон
Общественные науки и современность. 1997.  № 3. С. 5-14. 
[Статья]
И.Л. Петрухин
Общественные науки и современность. 1995.  № 3. С. 85-98. 
[Статья]
Елена Михайловна Крупеня
Общественные науки и современность. 2010.  № 4. С. 57-64. 
[Статья]
Ирина Васильевна Клушина, Евгений Федорович Кринко
Гуманитарная мысль Юга России. 2005.  № 1. С. 185-189. 
[Статья]
Майкл Буравой
Журнал социологии и социальной антропологии. 2007.  Т. 10. № 4. С. 27-44. 
[Статья]