Эксоцман
на главную поиск contacts

Баланс интересов и взвешенность: как соблюдаются права человека в государственных школах Германии

Опубликовано на портале: 02-09-2004
Директор школы. 1996.  № 1. С. 68-74. 
Тематический раздел:
Статья посвящена вопросу защиты прав ребенка в государственных школах ФРГ. Рассматривается судебная и административная практика, например высшая судебная инстанция решает проблему - справедливо ли требование родителей освободить их дочь от занятии физкультурой, потому что Библия (или Коран) запрещают ей носить мужскую одежду или снимать паранджу. С присущим большинству из нас. россиян. правовым нигилизмом мы непременно скажем: Ну, какие мелочи! Возможно, и впрямь мелочи, но ведь речь идет о правах человека, а они либо неукоснительно, в строгом соответствии с законом, соблюдаются, либо игнорируются.

Представляете себе: высокая судебная инстанция решает проблему - справедливо ли требование родителей освободить их дочь от занятии физкультурой, потому что Библия (или Коран) запрещают ей носить мужскую одежду или снимать паранджу. С присущим большинству из нас. россиян. правовым нигилизмом мы непременно скажем: ну, какие мелочи! Возможно, и впрямь мелочи, но ведь речь идет о правах человека, а они либо неукоснительно, в строгом соответствии с Законом, соблюдаются, либо игнорируются.

Права человека в общем виде описывают свободы отдельно взятой личности относительно государства, обозначая границы, которые государство может нарушать только в особых случаях. С предельной четкостью высказался по этому поводу Федеральный конституционный суд Германии:«Государство не беспокоит гражданина». Основной закон ФРГ традиционно исходит из того, что толкование прав включает в себя презумпцию свободы отдельно взятой личности делать все, что ей хочется («право на самореализацию») или. говоря словами Конституции, «каждый имеет право на свободное развитие своей личности, поскольку он не нарушает прав других и не идет против конституционного порядка или нравственного закона» (ст. 2 § 1).

Но чрезмерно расширительное толкование свободы самореализации одной личности в то же время оборачивается чрезмерным ограничением возможностей самореализации другой личности. Из сказанного следует, что право на самореализацию не безгранично. как и все остальные права, гарантируемые Конституцией. И они ограничиваются! Однако основания ограничения этих прав могут быть найдены только в самой Конституции.

Приведу ряд примеров, иллюстрирующих эффективность соблюдения прав человека в государственных школах Германии.

Школьное образование наглядно демонстрирует необходимость баланса между правами человека и их ограничениями, потому что, и здесь я цитирую Федеральный конституционный суд Германии, «школа несет ответственность не только за отдельно взятого ученика, но и за всех учеников, а такое возможно лишь при условии понимания относительности интересов отдельного ученика».

Ключевые понятия - баланс интересов, взвешенность, рассмотрение интересов одних учеников с учетом их влияния на интересы других. Как же все это работает на практике, каким образом разрешаются возникающие конфликты?

Рассмотрим три примера из судебной практики, которые позволят нам увидеть, как суды ищут разрешение конфликтных ситуаций в области прав человека.

Конфликт между разными представлениями о целях образования

Возрастающая культурная многоукладность немецкого общества становится источником новых конфликтов повседневной жизни школ.

Основой одного из таких конфликтов являются различия представлений о целях образования, коренящиеся в религиозных убеждениях родителей и их детей.

Так, одни родители хотят, чтобы их дочь была освобождена от занятий физкультурой (плаванием), потому что Библия или Коран запрещают ей носить мужскую одежду или снимать паранджу (Библия и Коран действительно содержат такие запреты!).

Другие родители хотят, чтобы на занятиях по биологии развитие живой природы объяснялось бы не с точки зрения теории эволюции, а в соответствии с буквой Ветхого Завета («Сотворение Мира»). Еще одно из родительских пожеланий может быть таким: ребенку не следует посещать школьные занятия по сексуальному просвещению, поскольку сексуальная жизнь есть дело сугубо личное, и школе не престало формировать поведение детей в этой области.

И в качестве последнего примера из жизни современной Германии рассмотрим запреты со стороны родителей на участие детей во внешкольных мероприятиях по причине того, что учитель включил в развлекательную программу выступление фокусника-мага, а, по мнению родителей (со ссылкой на Библию), «магия» суть проделки дьявола, от которых следует держаться подальше.

Вопрос заключается в том, что следует предпринять администрации школы, учителю в подобных случаях, когда родители и их дети апеллируют к своему праву человека на свободу вероисповедания (ст. 4 Конституции ФРГ). Данная проблема будет и дальше обостряться, поскольку в тексте Федеральной Конституции отсутствуют ссылки на возможность каких-либо ограничений права на свободу вероисповедания. Очевидно, однако, что свобода делать все, что вздумается, под предлогом выполнения религиозных предписаний и невозможна, и недопустима.

Как было уже сказано выше, в определенных случаях права человека должны быть ограничены и пределы ограничений должны быть установлены, исходя из самой Конституции. Так, школа может сослаться на статью 7 § 1 Конституции ФРГ, в которой сказано: «Все школьное дело находится под надзором государства». Сис тематическое толкование данного положения базируется на том, что оно находится точно в середине перечня прав человека, приведенного в Конституции ФРГ и подразумевает право государства самому определять цели школьного образования в управляемых им школах. Из наших примеров видно, что государство воспользовалось предоставленным ему правом, введя в программу школьного образования такие предметы, как физкультура (плавание), сексуальное просвещение. Однако, как видим, родители и государство разошлись в своих представлениях. При 'лом, как я уже говорил, родители могут ссылаться на конституционную свободу вероисповедания, а также на ст. 6 () 2 Конституции ФРГ («Забота о детях и воспитании их являются естественным правом родителей и их преимущественной обязанностью»). Таким образом, правовое решение упомянутого конфликта предстоит искать именно на уровне Основного закона!

Поиск решения следует начинать с признания равенства всех действующих в данном случае конституционных норм, отсутствия среди них деления на главные и второстепенные. Решения судов ФРГ, принимавшиеся в подобных случаях, можно считать в известной степени компромиссными, основанными на принципе: «Плюрализм и терпимость». С практической точки зрения это означает, что школа, родители и ученики должны найти путь к взаимопониманию. Что это означает, я проиллюстрирую на примере решения Федерального конституционного суда Германии, принятого по вопросу сексуального просвещения. Прежде всего суд согласился с тем, что государство имеет право просвещать учеников и в том, что касается сексуального поведения. Однако в этих вопросах следует уделять особое внимание соблюдению принципа терпимости: все следует называть своими именами, не допуская при этом доктринерства, навязывания определенных взглядов, а родители должны быть заранее проинформированы о содержании школьных занятий с тем, чтобы можно было домашнее воспитание соотнести со знаниями учеников, полученными в школе. Федеральный конституционный суд Германии постановил, что при условии соблюдения перечисленных требований занятия по сексуальному просвещению в школах могут быть сделаны обязательными. Можно ли использовать этот способ при разрешении конфликтов, связанных с занятиями физкультурой (плаванием)? Учитывая место спорта в школьной программе, суды подходят к таким конфликтам несколько иначе. Дело в том, что в Германии существует возможность сдать выпускные школьные экзамены, не посещая занятия по физкультуре, ибо допускается освобождение от этих занятий по медицинским показаниям. Коль скоро медицинские показания могут служить причиной освобождения от занятий, то, считают суды, в перечне прав человека, содержащимся в Конституции ФРГ, могут быть найдены и другие основания освобождения от обязательного посещения занятий.

Что касается конфликта, связанного с фокусником-магом, то этот вопрос в суде не разбирался, поскольку участие детей во внешкольном мероприятии не было обязательным и родители могли избавить своих детей от этого зрелища, ссылаясь на свободу вероисповедания. Однако подобные случаи, несомненно, еще будут предметом судебного разбирательства.

Конфликт между принципом обязательности посещения школьных учреждений и правами человека Зимой 1990-91 гг., во время войны в Персидском заливе, один гимназист пожелал получить освобождение от занятий, так как хотел принять участие в антивоенной демонстрации, проходившей в утренние часы. Этот ученик апеллировал к праву человека на свободу собраний, гарантированному статьей 8 § 1 Конституции ФРГ («Все немцы имеют право собираться мирно и без оружия, без предварительного заявления или разрешения»). Руководствуясь принципом обязательности школьного образования, который основывается на толковании ст. 7 § 1 Конституции ФРГ, директор гимназии не разрешил ученику пропускать занятия. Ученик обратился в суд, и судьи должны были. оценить, какой из этих двух одинаково важных конституционных принципов в данном случае имеет преимущество перед другим: свобода собраний важна для формирования общественного мнения и принятия решений в демократическом обществе, обязательность посещений школьных занятий важна для будущего как ученика, так и самого демократического общества.

Судьи пришли к выводу, что в каждом подобном случае решение следует принимать на основе анализа конкретных обстоятельств, а поскольку в рассматриваемом деле речь шла о пропуске лишь двух уроков, судьи посчитали, что право на свободу собраний в данном случае имеет приоритет перед обязанностью посещать занятия в школе.

Конфликт между различными политическими взглядами внутри школы

В каких пределах может быть ограничена свобода, высказывать свое мнение в государственных школах Германии?

Свобода выражать свое мнение гарантируется статьей 5 § 1 Конституции ФРГ, где говорится: «Каждый имеет право выражать и распространять свои мнения устно, письменно, посредством изображений и беспрепятственно черпать информацию из общедоступных источников». Данное право человека интерпретируется Федеральным конституционным судом Германии как «основа либерально-демократической системы правления, ... в известном смысле - фундамент всех свобод». Но, как следует из текста Конституции, это право человека не является безграничным. Статья 5 § 2 Конституции ФРГ устанавливает рамки его действия: «Границы этих прав указываются предписаниями общих законов, законодательных постановлений об охране молодежи и правом на личное достоинство».

Федеральный конституционный суд Германии определил, что право человека на свободу высказываний соотносится с возможным ограничением этого права законом таким образом, что устанавливающий ограничения закон в свою очередь ограничен в возможности толкования важнейшего права человека на свободу высказываний.

Чтобы проиллюстрировать, какое практическое значение для повседневной жизни школы имеет право на свободу высказываний и сложная система его ограничений, рассмотрим следующую ситуацию. Ученики, приходя в школу, выражают свои политические пристрастия, свои «за» и «против», нося одежду с надписями, содержащими те или иные призывы. Что должны, что могут предпринять администрация школы или учителя, если пропагандируемые таким образом политические убеждения, на их взгляд, неприемлемы? Прежде всего, надо отыскать закон, содержащий норму, позволяющую им вообще реагировать. Подобная правовая норма может содержаться в законе об образовании, а также в законодательстве, устанавливающем уголовную ответственность, например, за оскорбление. Затем им надо решить вопрос о применимости найденной нормы к конкретному случаю с учетом огромной важности права человека на свободу высказываний. Короче говоря, найденная правовая норма должна допускать столь «узкое» толкование, чтобы всякий, желающий воспользоваться правом на свободу высказываний в обход этой нормы, вынужден был бы искать для этого правовое обоснование.

Решая подобные дела, суд исходит из того, я цитирую, что «школа не в состоянии была бы справиться с выполнением повседневных функций, если бы она не прибегала к ограничению использования учениками прав человека. Необходимо добиться от учеников такого понимания ими своих прав, при котором школа сохраняла бы способность функционировать и реализовывать стоящие перед ней цели; однако достижение баланса между правами человека и ограничениями этих прав ни в коем случае не должно быть сопряжено с искажением сути первых».

* * *

Сказанное означает, что если деятельность школы нарушена, то реагировать можно и даже необходимо. Поддержание нормального учебного процесса в школе является достаточным основанием для вмешательства независимо от того, разделяют или не разделяют администрация, учителя, родители, другие учащиеся высказанные таким образом политические убеждения! Однако поскольку рецепта на все случаи жизни не существует, то решение каждый раз нужно принимать с учетом всех конкретных обстоятельств.

Я изложил лишь некоторые способы достижения баланса прав и определения приоритетов. Предлагая вашему вниманию различаю ситуации, я стремился показать, что:
- конфликты в школах могут заключаться в споре о правах человека;
- права человека эффективно действуют и в школьной среде, но в то же время они не безграничны;
- разрешение споров о правах человека связано с поиском компромиссов и определением приоритетов в каждой конкретной ситуации с учетом ее своеобразия, вследствие чего каждый конфликт будет иметь свое решение.

BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Л.Б. Москвин
Общественные науки и современность. 1999.  № 3. С. 38-45. 
[Статья]
Олеся Викторовна Захарова
Общественные науки и современность. 2016.  № 2. С. 82-93. 
[Статья]
Ирина Васильевна Клушина, Евгений Федорович Кринко
Гуманитарная мысль Юга России. 2005.  № 1. С. 185-189. 
[Статья]
Майкл Буравой
Журнал социологии и социальной антропологии. 2007.  Т. 10. № 4. С. 27-44. 
[Статья]
Теодор Гербер
Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2002.  № 2 (58). С. 26-32. 
[Статья]