Эксоцман
на главную поиск contacts

Индивидуализм не есть альтернатива коллективизму. Заметки христианского педагога и психолога

Опубликовано на портале: 06-08-2004
Директор школы. 1993.  № 3. С. 40-44. 
Тематический раздел:
ХХ век дал миру отрицательные образы объединения людей. Люди очень часто объединялись, чтобы травить инакомыслящих, убивать и преследовать просто другие, не таких, как они. И сегодня многие панически боятся любой групповщины, сборищ, партийности и прочего.

Уметь любить всех

И все же. И вер же! И взрослые и дети никогда не перестанут жить вместе. Они никогда не перестанут объединяться. Они никогда (слава Богу!) не перестанут дружить, любить, вместе учиться и трудиться, жить в одном дворе, доме, подъезде.

Вот поэтому сегодня педагоги должны задаться вопросом: а какая же общность может и должна соответствовать нашему времени? Индивидуализм не есть альтернатива коллективизму. Ибо сам индивидуализм уязвим так же точно, как и коллективизм. Он порождает одиночество, отчуждение и т.д. 06 этом свидетельствуют нам Фромм, А. Камю, Ж.-П. Сартр, К. Воннегут и многие другие.

Более того. Пока мы находимся в замешательстве и рассуждаем об этом, общности все равно формируются, и формируются спонтанно, без нашей санкции. И это в первую очередь дворовые подростковые группировки, которые строятся сегодня на проуголовных законах. Эти группы нередко отлично сорганизованы. А что может этому противопоставить один мальчик, одна девочка?

Свято место не бывает пусто. Вот поэтому одной из важнейших альтернатив коллективизму является христианское братство. Христианское братство, безусловно, не единственный вариант детских структур. Но если и дальше нынешние педагоги будут томиться и упорствовать в собственном замешательстве, ситуация подвинется к худшему еще дальше.

Автору скажут: мало говорить о братстве, надо его реально строить. А мы это и делаем в своем городе Конаково. Наше братство имеет два абсолютно не исключающих друг друга свойства: оно организованно и дисциплинированно - это первое. Братство уважает любую личность, считается с ней, чувствует ее индивидуальность, ее уникальность. А педагоги братства должны обладать по крайней мере двумя свойствами: духовно чувствовать, в чем именно уникальность пути и личности этого ребенка. А второе - уметь любить всех; в сердце педагога ни для кого не должно быть тесно (апостол Павел). Яркой иллюстрацией вышесказанного является цитата из опубликованных недавно бесед известного московского богослова протоиерея Всеволода Шпиллера. Так он пишет: «... весьма характерный для 19 и 20 веков психологический индивидуализм, до сих пор не изжитый. Он ничего общего не имеет с христианским пониманием личности как Божием замысле, возникшем в вечности, с христианским персонализмом. Он ничего общего не имеет с христианским пониманием личности как верховной ценности, о личности, которую конституирует дух...»

По сути дела секуляризация научного знания привела в последние десятилетия к редуцированию (низведению) понятия о личности: то к биологии, то к социологии, то к психологии.
Причем последняя, психология, была у нас наукой материалистической, внедуховной.

Можно ли обойтись без проповеди?

Совершенно ясно, что в настоящее время именно школы внегосударственного профиля (в том числе и религиозного направления) идут впереди государственных в инновационном отношении.

Не выдерживает критики пункт Закона об образовании о том, что в школе не должно быть проповеди партий и религий. Как же это возможно в практике? Ведь нет учителя без убеждений. Мы знаем, что в школе много учителей и по сей день имеют прокоммунистическое мировоззрение. Моей дочери учительница в начальной школе постоянно твердит, что дедушка Ленин прекрасный, добрый и гениальный. Что мы будем делать с ней? Другой учитель (скажем, историк) - христианин. Он также будет проводить свою линию - вольно или невольно. Если та или иная личность боролась и страдала за свои убеждения, то она обязательно будет стремиться разделить их с другими. Поэтому в школе вообще не может быть как бы дистиллированной ситуации. Государственная школа США во многом пошла по этому пути. Но и она натолкнулась сегодня на то, что общепринятые мировоззрения меняются, а установки школы очень ригидны и косны. Так, скажем, в государственной школе США сегодня имеют место прямые гонения на антидарвиновские взгляды, а сам дарвинизм является уже не открытой научной системой, а истиной в последней инстанции.

Кроме того, сам-то современный нерелигиозный гуманизм не есть некоторое «объективное учение» по отношению, скажем, к христианству или к другому мировоззрению. Он также зиждется на вполне определенных догмах, о которых мы не будем здесь говорить, дабы читатель не считал меня пропагандистом. Надо лишь подчеркнуть, что нерелигиозный гуманизм вполне субъективное и своеобразное учение о человеке.

Выход из этой ситуации такой:
а) снять данную статью Закона об образовании;
б) прекратить всякое давление, всякую дискриминацию каких-либо взглядов (кроме антигуманных или явно антиморальных).

У каждой школы, у каждой преподавательской корпорации так или иначе будет складываться свое нравственное и мировоззренческое лицо.

Не надо бояться никого и ничего. Жизнь сама отделит злаки от сорняков. В этом смысле у той или иней школы будет складываться своя судьба, свой путь, свой выбор. Пускай будет много разных школ, с разной направленностью. Закон Божий преподавался в прошлом веке как обязательный предмет. Однако, как нам недавно хорошо рассказал об этом Александр Авдеев в газете «Открытое образование» (№ 4,1993 г.), такое преподавание не ущемляло ни иные конфессии, ни национальные меньшинства.

Нам никому не надо бояться учителей. Надо дать каждой школе полную свободу духовно-нравственного самоопределения. И дать сегодня. Не надо надеяться на частные школы, они поднимутся еще не скоро.

Мы недавно принимали в Конаково детей из небольшого американского города. В этом городе 160 тысяч жителей и 80 действующих церквей. Из этого сочетания делается понятным, почему американцам можно настаивать на светском характере государственного образования. Все дети, побывавшие у нас в гостях, ходят в ту или иную церковь.

А мы? Мы должны честно сказать, что в современной российской школе нет сегодня положительной нравственной идеи. Однако я считало, что постановление о светском характере образования - это серьезный шаг вперед. Сделано главное - из школы изгнан глумливо-циничный безбожный дух. Но это. пока полдела.

Постановление «0 светском характере образования в государственных образовательных учреждениях Российской Федерации» представляется очень важной, но все же промежуточной формой на пути высвобождения школы от какого-либо диктата, в том числе и от диктата идеологии нерелигиозного гуманизма.

Светское воспитание отличается от атеистического радикальным образом. А именно тем, что сохраняет уважение к религиозной культуре своего народа и оставляет за каждым ребенком и его семьей право самим самоопределяться в духовном отношении.

Атеистическое мировоззрение - это антикультура. Это реакционное учение, основанное на глумлении и поношении святыни народного духа.

Но остается неясным - как на деле может реализовываться положение о недопустимости религиозного и атеистического воспитания «в любых формах». Ведь существует множество учителей с прокоммунистическими убеждениями, учителей-христиан и т.д. Они не могут не транслировать своих убеждений своим ученикам. Трудно, просто невозможно представить «дистиллированную», индоктринальную ситуацию в школе. Да и будет ли она на пользу? Не приведет ли к следующему витку нравственного падения, а затем и обвала? Свято место ведь не бывает пусто. А за неопределенные и аморфные разговоры о добре вообще, о мифической порядочности и честности кто сегодня даст хотя бы наш ломаный неконвертируемый грош?

Через обучение живому размышлению

Исследования члена-корреспондента РАО О.С. Газмана показали, что лишь 18% сегодняшних родителей хотят и стремятся провести вместе с детьми уик-энд. О чем это говорит? А о том, что по-прежнему школа должна оставаться местом и обучения, и воспитания детей. Поэтому устранение многих учителей от воспитательной работы неоправданно. Согласен с О.С. Газманом (см. журнал «Директор школы» № 1, 1993 г.) и в том, что сегодня совершенно необходимо введение в школе статуса классной дамы. Нравственная воспитательная концепция российской школы должна удовлетворять нескольким требованиям. Она должна быть гуманистической и духовной. Удовлетворять как требованиям региональности, так и требованиям, так сказать, вселенности. Она должна быть патриотична (в цивилизованном смысле слова) и исторична. Принцип историзма реализуется через принцип диалога с историческими героями России, через обучение живому (I) размышлению над судьбами России и проч.

Из школы в последние годы было по сути совершенно изгнано военно-патриотическое воспитание. Это походит на известный образ - вместе с водой выплеснули и ребенка. Что было дурного в этой части воспитания? Заидеологизированность, культивирование в сознании ребенка «образа врага». Что было полезного и важного? Воспитание мужества, умения преодолевать и терпеть трудности. Воспитывалось умение жить в экстремальных условиях. Что в этом плохого, особенно для мальчиков? Не знаю.

Одно из важнейших нравственных качеств, которые необходимо формировать у ребенка, - благоговение. Благоговение перед национальными и духовными святынями. Такие понятия, как Родина, мать, хлеб. Кремль, Волга, должны быть святы для ребенка. Мы говорим (да простят меня возможные оппоненты) в своем кругу: есть триада плодов интеллигентского безбожного «образованства»: уныние-скепсис-цинизм. И есть четыре ступени духовного развития: вера-надежда-любовь-мудрость.

Одно из важнейших занятий, формирующих народное самосознание, - хоровое пение. В школах это делается, как правило, формально и откровенно бездарно. Надо специально субсидировать эту часть работы и ставить серьезные задачи перед педагогами. Школа должна «запеть хором». Одна из примет народного разложения - неумение и нежелание петь хором.

Понятие «нормальной духовности»

В России нынче отрицательный прирост. Мы попросту медленно вымираем. Правильно должно принципиально изменить не тактику, а саму стратегию отношения к многодетным семьям и вообще к проблеме рождаемости. От политики мелких подачек необходимо перейти к политике, при которой рожать детей будет просто выгодно. Иначе нас ожидает демографическая катастрофа.

Необходимо очень строго проверять все проектные и методические разработки сегодняшних гимназий. Особенно в провинции. На 90% все это дутый статус. 90% так называемых гимназий являют собой просто школы с углубленными и расширенными программами. Но этого мало! Гимназия - это особый дух. Гимназия и авторская школа для меня тождественны. Все же эти «гимназические статусы» усваиваются школой для материального профита. Добиваться материальной выгоды совсем не стыдно. Но причем здесь гимназия? Резкое повышение зарплаты учителю и врачу - крауегольньй камень гуманизации российского общества.

В ближайшее же время совершенно необходимо провести кардинальную реорганизацию так называемых гороно. Необходимо самим учителям предоставить возможность высказаться (тайным голосованием):
1) нужно ли вообще гороно и в каком виде;
2) если нужно - провести прямые тайные выборы зав. гороно. на альтернативной основе.

Большие города сегодня в духовно-психологическом отношении маргинальны. Обилие сект, активизация (часто болезненная) мистических группировок - вот лицо современного города. Образовательные учебные и исследовательские учреждения должны искать пути к вычленению и формированию стержневых духовных образовательных учреждений.

Необходимо ввести понятие «нормальной духовности». В него входят следующие принципы: отсутствие фанатизма; наличие охранительной психогигиены, избавляющей от психопатологии у детей.

Кроме этого важны эстетические формы и историческая преемственность. Всем этим требованиям у нас в России удовлетворяет Православие, но, очевидно, не только оно. За четыре года существования Детского Православного центра в г. Конаково ни один ребенок не имел тех или иных выраженных психопатологических расстройств. Вообще-то, строго говоря, сам доступ магов, колдунов и экстрасенсов к детям должен очень строго контролироваться особой врачебной комиссией. Мы уже сегодня знаем массу случаев нервно-психических срывов у детей после встреч с горе-целителями, не знающими законов жизнедеятельности психики ребенка.

Учителя словесности должны отдавать себе отчет - нравится им это или нет, - что великая русская литература есть наиболее христианская литература в мире. Без Евангелия совершенно непонятны «Борис Годунов», «Преступление и наказание», «Реквием» Анны Ахматовой и многое другое.

От редакции. Страницы нашего журнала открыты для выражения самых различных мнении, однако мнения авторов и редакции далеко не всегда совпадают.

BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Светлана Георгиевна Кирдина
Общественные науки и современность. 2014.  № 5. С. 60-75. 
[Статья]
Зухра Кадимовна Селиванова
Социологические исследования. 2001.  № 2. С. 87-92. 
[Статья]
Игорь Федорович Герцог, Евгения Сергеевна Балабанова, Андрей Викторович Дементьев, Андрей Николаевич Демин, Зорикто Бато-Дугарович Дондоков, Ирина Викторовна Дондокова, Юрий Валерьевич Латов, Наталия Валериевна Латова, Анна Вениаминовна Ермишина, Наталия Александровна Кравченко, Марина Юрьевна Малкина, Лариса Григорьевна Миляева, Лариса Евгеньевна Петрова, Иван Вадимович Розмаинский, Антон Борисович Рунов, Александр Лазаревич Темницкий, Татьяна Петровна Черемисина, Марина Андриановна Шабанова, Сергей Георгиевич Шульгин, Алексей Вениаминович Алексеев, Ирина Петровна Попова
[Книга]
Лидия Александровна Окольская, Вера Михайловна Пешкова
Общественные науки и современность. 2012.  № 3. С. 156-167. 
[Статья]
Лидия Александровна Окольская, Вера Михайловна Пешкова
Общественные науки и современность. 2012.  № 4. С. 162-172. 
[Статья]
Рустем Махмутович Нуреев, Антон Борисович Рунов, Юрий Валерьевич Латов, Татьяна Петровна Черемисина, Александр Лазаревич Темницкий, Лариса Григорьевна Миляева, Лариса Евгеньевна Петрова, Игорь Федорович Герцог, Иван Вадимович Розмаинский, Алексей Вениаминович Алексеев
[Книга]
Иван Вадимович Розмаинский, Марина Юрьевна Малкина, Андрей Викторович Дементьев, Анна Вениаминовна Ермишина, Рустем Махмутович Нуреев, Антон Борисович Рунов, Зорикто Бато-Дугарович Дондоков, Ирина Викторовна Дондокова, Сергей Георгиевич Шульгин, Наталия Александровна Кравченко
[Книга]