Эксоцман
на главную поиск contacts

В боязни лжи - источника пороков, или несколько страниц из прошлого российской школы

Опубликовано на портале: 06-08-2004
Директор школы. 1994.  № 3. С. 48-53. 
Тематический раздел:
Школа неотделима от общества, и если сегодня его постоянными параметрами являются кризис в социально-экономической жизни, рост социальной напряженности и политическая нестабильность, неуверенность в завтрашнем дне, то все это не может не отразиться на ее деятельности. Мы наблюдаем контрастную, заполненную как светлыми, так и черными красками картину. С одной стороны, налицо стремление вырваться из плена страшного единообразия, режима инструкций и приказов, поиск новых форм и методов обучения, нового содержания образования и управления этими процессами, а с другой -снижение интереса к знаниям, ухудшение материальной базы и необходимого информационного потока, нашествие иностранных педагогических технологий (чаще всего непонятных учительству) или модных, но опять-таки непонятных инноваций.

Школа неотделима от общества, и если сегодня его постоянными параметрами являются кризис в социально-экономической жизни, рост социальной напряженности и политическая нестабильность, неуверенность в завтрашнем дне, то все это не может не отразиться на ее деятельности.

Мы наблюдаем контрастную, заполненную как светлыми, так и черными красками картину. С одной стороны, налицо стремление вырваться из плена страшного единообразия, режима инструкций и приказов, поиск новых форм и методов обучения, нового содержания образования и управления этими процессами, а с другой -снижение интереса к знаниям, ухудшение материальной базы и необходимого информационного потока, нашествие иностранных педагогических технологий (чаще всего непонятных учительству) или модных, но опять-таки непонятных инноваций.

Помнится, еще первый нарком просвещения А.В. Луначарский (отнюдь не худший среди всех последующих), приступая к разрушению старой школы, говорил, что для создания новой необходимы два условия: средства выделяемые государством на просвещение и подготовленность учительского корпуса. Правда, он оговаривался, что центральная власть нигде в мире не содержит школу целиком, повсюду преобладает опора на местные средства.

Выходит, если государство не способно преодолеть остаточное внимание к образованию, то решение этой задачи должно взять на себя общество. Однако наше государство настолько прочно вбило в сознание общества свое эксклюзивное право на ответственность за образование и воспитание подрастающего поколения, что последнее оказалось не в состоянии быть достойным ответчиком за будущее своих детей. Если и нашлись спонсоры и благодетели у школы, то это привело к открытию лишь десятков (не более) частных учебных заведений, детских садов, мизерных добавок к заработной плате учителя или к появлению возможностей у школы под видом педагогических услуг торговать своей жалкой материальной базой или трудом не всегда готовых к такой деятельности учителей.

Директора школ, педагогические коллективы, работники органов образования, методические службы стонут он недостатка необходимой информации, находясь в плену региональной самостоятельности (генеральная линия Министерства образования!). Оказывается, не хлебом единым жив учитель. А что же педагогическая наука? А на ее основе возникла масса научных объединений, благо, появилось такое понятие, как инновация, различных центров и даже международных хозрасчетных педагогических объединений типа "новая школа". И у всех у них один лозунг: "Купи!" - книжку, брошюрку, программу, метод. Но не забылась ли за всем этим бумом подлинная педагогическая мысль? Вот бы ожили портреты великих российских педагогов, вот бы посмотрели на все это Ушинский, Пирогов, Толстой, а с ними благородные наши меценаты Третьяков, Морозов, Рябушинский, которые строили школы, создавали музеи, и даже российские Сил Силычи, считавшие для себя почетнейшей обязанностью быть членами попечительских советов гимназий или сельских общинных школ!

А учитель? Вспомните, как гордилось советское общество количеством специалистов с высшим образованием, что ни область, то педагогический институт. Но уже в те "высокообразованные годы" начинала складываться разрушительная для школы социальная проблема - лучшие, кого сумели действительно вооружить знаниями на институтской скамье, уходили в другие производственные сферы. Сегодня это уже обвальный процесс, который никого не удивляет, - иди туда, где больше платят; это же бизнес, его даже президент приветствует.

Нынешним школьникам предстоит жить в мире, существенно отличающимся от того, в котором жило в их возрасте старшее поколение. Готовим ли мы их к этому? Сегодняшние знания устареют раньше, чем будут применены. Поэтому надо учить мыслить, учить методам познания, давать опережающее образование. Речь идет о новом качестве школы как учебно-воспитательного учреждения. Определяющей тенденцией становится гуманизация образования, усиление нравственных аспектов всех школьных дисциплин. Именно с этой точки зрения следует оценивать новые возможности, открытые перед нами сегодняшними преобразованиями в просвещении. Готова ли к этому великая армия учителей России? Будет готова. Есть средства? Конечно! Аттестация! Управленцы народного образования сразу поняли великое значение этого понятия. Теперь мы выживем. А учитель (те, кто остался в школе) пугливо озирается вокруг: дадут следующий разряд или нет? Все это только личное восприятие действительности. Именно оно заставляет меня часто вспоминать моего главного воспитателя - мою бабку. Она была сельской учительницей, окончившей учительскую семинарию и работавшей в одной из подмосковных деревень. Под ее руководством я писал сочинения, готовился к контрольным работам по математике, познавал русскую классическую и мировую литературу и уважение к людям. Алевтина Егоровна была совестью деревни, и деревня платила ей своим уважением и почтительностью. Меня никто не знал по фамилии, и когда я проходил по деревенской улице, слышал за спиной: "внук учительницы". Этого было достаточно для права на уважение.

Так в чем же крепость той старой школы, на которую семьдесят с лишним лет назад обрушилась "революционная сознательность"?

Во второй половине XIX века в России наблюдается настоящий бум в школьном строительстве, в развитии образовательной системы, который не прекращал вплоть до великих потрясений. И в первую очередь это объясняется удивительной заинтересованностью общественности. Осуществлялась активная материальная помощь учебным заведениям с ее стороны (местное целевое налогообложение на нужды просвещения. В городе Пскове, например - один процент жалования местных чиновников, пожертвования городских и сельских обществ, частные пожертвования, плата за обучение).

Активировалось участие общества в управлении учебного заведения. Создавались попечительские советы, которые в основном занимались вопросами развития учебных заведений и воспитанием учащихся, представители общественности участвовали в экзаменационных комиссиях, проведении общественных экзаменов. В правилах и программах классических гимназий и прогимназий имелась положение о том, что каждая гимназия обязана публиковать годичный отчет о своей деятельности, в котором особенности учебного заведения дополнялись постановлениями и решениями попечительских советов о его жизнедеятельности, развитии его материальной базы (статьи доходов и расходов). Благодаря таким отчетам общественность получала полное представление о характере деятельности, содержании образование и перспективе развития каждого учебного заведения.

В Уставе низших и средних общеобразовательных учебных заведений Министерства народного образования была определена цель создания попечительских советов: "для содействия нравственному и материальному благосостоянию гимназий и прогимназий и для большего сближения их с обществом..." "В заседаниях его рассуждаются: ...о мерах, могущих сделать учебные заведения более соответствующими местным потребностям и через то усилить доверие и уважение к ним жителей ...".

В 1865 голу был опубликован годовой отчет женского первого разряда училища юрода Пскова. В него входили постановления и решения попечительского совета. На мой взгляд, современному педагогу весьма полезно хотя бы избирательное ознакомление с ними не только с точки зрения содержания, но и определения значимости и характера деятельности этих общественных органов управления. Привожу выдержки без всяких комментариев, думаю, они в этом не нуждаются.

"О порядке для руководства воспитанницами: желательно, чтобы всем без исключения ученицам внушаемо было равноправное уважение друг к другу. В этих видах Совет не допускает ни наград, ни наказаний в училище, считает неуместным дозволять кому бы то ни было в училище делать при ученицах сравнение характеров их или поступков, полагаясь необходимым искоренять в учащихся чванство происхождением от богатых или знатных родителей".

"Главнейшая забота воспитательниц должна заключаться в развитии и поддержании в ученицах религиозных чувств. Оно должно проявляться не в знании ученицами молитв или обрядов церкви, но в готовности помочь ближнему, в сердечной простоте, в боязни лжи. которая есть главный источник многих пороков".

"Учителя столь важных предметов, каковы: Закон Божий, история, география, естествознание, русский язык не ограничивались одним классным преподаванием, но по возможности уделяли бы время на беседы во время получасовых перемен. Такие беседы, исполненные жизни, отрешенные от классного систематического изложения предмета, без сомнения будут сильно содействовать развитию учениц ".

"Учителя не должны делать ученицам выговоров и замечаний за неисправность на уроках ни в классах, ни вне классов. Неудовольствие свое учитель может передать воспитательнице. Начальнице предоставлено право сделать замечание и увещания ученицам, но право делать выговор принадлежит только одной почетной попечительнице ".

В 1862 году попечительский совет принял решение провести публичные экзамены. В нем говорится, что на экзамен приглашаются (через газету) родители и посторонние лица. Вопросы предлагаются не только учителями, но и присутствующими не по билетам, прежде подготовленным в соответствии с программой. Вопросы предлагаются всему классу, но слабые ответы не изменяли постановление педагогического совета о переводе из класса в класс. Хорошие или худые ответы не вызывают ни похвалы, ни порицания в присутствии учениц. Цель проведения этих экзаменов - "ознакомление общества с занятиями учениц в училище ".

Из постановления педагогического совета: на ежемесячное заседание "преподающие представляют в аттестационных тетрадях свое заключение не формально (хорошо, посредственно и т.д.). но произвольно, лишь бы оно было понятно (ясно и определенно) родителям. оказала их дочь успех в течение месяца или нет".

В 1862 году педагогический совет отменил дополнительные после каникул экзамены, считая их "вредно действующими на развитие как умственных так и нравственных сил учениц. Ученицы, надеясь на послабление на экзаменах, начинают легко смотреть на занятия свои в течение года и будучи лишены помощи со стороны учителей во время каникул, решаются брать уроки у лиц училищу посторонних, не знакомых с системой училищного обучения и потому подготавливающих к экзамену дурно и поверхностно".

По предложению попечительского совета заведена книга "Предложения", в которую "учителя, воспитатели, посторонние лица могли бы записывать свои мнения, замечания относительно училища вообще и различных случаев училищной жизни и дабы эти замечания вносились в Советы для обсуждения".

Уважаемый читатель! Убеждать вас в необходимости знания хотя бы избранных страниц из истории русской школы, ее строительства и развития было бы с моей стороны бестактностью. Предоставленную мне журналом возможность поделиться своими мыслями о состоянии управления учебными заведениями в России мне хотелось использовать прежде всего для того, чтобы привлечь ваше внимание к самому существенному - отношению школы и общества, его роли в управлении и ее развитии. Для этого я и счел необходимым привести несколько поучительных, на мой взгляд, страничек из прошлого.

BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Людмила Анатольевна Бочкова
Директор школы. 1998.  № 8. С. 19-24. 
[Статья]
Исак Давидович Фрумин
Директор школы. 1999.  № 8. С. 3-9. 
[Статья]
Г. Л. Фриш
Директор школы. 2003.  № 4. С. 38-42. 
[Статья]
Duglas Wilms
Директор школы. 1995.  № 1. С. 36-41. 
[Статья]
Светлана Васильевна Кудрявцева, Галина Л. Серова, Сергей Васильевич Байменов
Директор школы. 1997.  № 6. С. 20-33. 
[Статья]
Людмила Анатольевна Бочкова
Директор школы. 1998.  № 7. С. 17-19. 
[Статья]
Владимир Константинович Загвоздкин
Директор школы. 2003.  № 8. С. 18-24. 
[Статья]