Эксоцман
на главную поиск contacts

Лабиринты манипулятивной педагогики

Опубликовано на портале: 09-10-2004
Директор школы. 2002.  № 9. С. 35-38. 
Тематический раздел:
Автор рассматривает вопросы манипулятивного стиля взаимодействия между наставником и питомцем, предполагающему использование интересов и потребностей формирующейся личности.

В прошлый раз* мы говорили об авторитарной педагогике, о том, что в ней переплелось столько всего - и великого, и светлого, и грустного, и даже смешного, что о каких-то одномерных оценках не может быть и речи. Сегодня обратимся к другому, весьма распространенному в нашей педагогике явлению - манипулятивному стилю взаимодействия между наставником и питомцем, предполагающему использование интересов и потребностей формирующейся личности.

Педагог-манипулятор в силу профессиональных качеств и характерологических особенностей, определяя пути гармонизации воли наставника и воли питомца, не может или не хочет действовать в логике педагогики авторитета. Более того, он, внутренне отдавая должное трудолюбию, упорству и подвижничеству педагога-авторитариста, снисходительно смотрит на его каждо-дневную и кропотливую деятельность, правомерно считая, что необходимых результатов можно добиться с куда меньшими временными затратами и усилиями, благодаря не прямому, а косвенному, опосредованному воздействию.

Понимая, что нельзя, более того, не продуктивно игнорировать естественные интересы и потребности ребенка, педагог-манипулятор вместе с тем не стремится к встрече с ним на данной территории. Но и работать с воспитанником на поле педагогических требований он тоже не хочет.

Остается третье место для встречи - поле мнимых интересов и потребностей ребенка, которые тот наивно считает своими личными актуальными интересами. На самом же деле они представляют собой переодетые и подкрашенные педагогические цели и требования.

По авторитетному суждению психолога Е.Л. Доценко, «идеалом манипулятивного воздействия оказывается превращение самой личности в средство влияния на человека - управлять тем, что само управляет»**. Симптоматично, что такой воспитатель больше всего не любит прямого вопроса о том, какие же цели он ставит и чего, собственно, добивается. Манипулятор или всячески уходит от ответа, или же формулирует цель предельно туманно, например: «простраивание индивидуальной траектории развития каждой личности». Ведь для такого педагога принципиально важно, чтобы воспитанник не знал, не мог догадаться о его подлинной цели, которую он должен воспринимать именно как свою собственную.

Главное для педагога-манипулятора - совершить тонкий акт перепрограммирования и добиться восприятия ребенком целей манипулятора как своих.

Для этого существует достаточно известный и хорошо отработанный набор простых манипуляций. Встречаясь с воспитанниками, такой педагог занимает отстраненную «незаметную» позицию. Открыто и искренне заявляет, что он не знает, чем им нужно заняться, как найти выход из сложившейся ситуации и т.п. И приглашает всех питомцев предлагать свои идеи, способы решения проблемы, виды деятельности. Тем самым педагог избавляется от двух негативных «родимых пятен» авторитарной педагогики - пассивности и безответственности воспитанников, охотно делегирующих свою активность педагогу, четко ставящему цель предстоящей деятельности, определяющему формы, а значит, берущему на себя ответственность за конечный результат.

Исходным пунктом манипулятивной ситуации как раз и является стимуляция активности питомцев. Они должны самостоятельно выдвигать различные предложения, до хрипоты спорить между собой, а в итоге находить наиболее интересующее всех дело или оптимальный способ решения проблемы. А значит, и брать на себя ответственность за результат.

Конечно, для того чтобы умело перепрограммировать актуальные потребности и интересы ребенка, педагог-манипулятор должен обладать высоким профессиональным мастерством, развитой интуицией, способностью проникать вовнутрь духовного мира ребенка, улавливать его индивидуальные цели и всегда действовать в ситуации опережения, программируя ту стимулирующую ситуацию, в которой «своими силами» должны через некоторое время оказаться его питомцы.

Во всем этом, естественно, нет ничего плохого. Более того, что можно сказать против педагога, формирующего у своих питомцев такие качества, как активность и ответственность, умение продуцировать идеи, совместно искать способы деятельности, а в итоге ответственно делать свой нужный выбор. В данной связи существенно, что Г.Б. Корнетов в обстоятельной книге «Педагогические парадигмы базовых моделей образования» подчеркивает: манипулятивная педагогика - это конструктивный способ организации учебно-воспитательного процесса. Ведь педагогика манипуляции не предполагает, что ребенком манипулируют вопреки его интересам, хотя, естественно, может быть и такое. Наоборот, конструктивная манипуляция в образовании становится позитивным средством развития ребенка, приемом развития значительно более продуктивного и интересного, позволяющего с большей глубиной осознавать свое «Я», чем это обеспечивает педагогика авторитета. Но при этом продолжает доминировать установка, согласно которой «наставник лучше знает, что нужно его питомцу, чем сам воспитанник, и воспитатель организует его движение (развитие) к определенным целям образования».

Примером такой конструктивной манипуляции является педагогика М. Монтессори, в рамках которой наставник должен максимально учитывать реальные потребности и возможности ребенка, создавать условия для реализации его естественной внутренней активности, стимулировать ее, приучать его пользоваться свободой.

Действительно, все было бы замечательно, кроме одной незаметной детям, но важнейшей в манипулятивной педагогике особенности - в итоге воспитанники, не сознавая того, приходят к выбору и действуют точно так, как это было запрограммировано манипулятором.

Эксплуатация личности манипулятором как раз и выражается в имитации процесса самостоятельного выбора между альтернативными мотивами, в создании иллюзии совершения поступка.

То же происходит в обыденной жизни. Самый простой пример. Вот человек отправляется на рынок, имея четкую цель купить картошки, других овощей и удовлетворить свою естественную потребность в пище. Однако на рынке встречает «лохотронщиков», которые путем нехитрых, усыпляющих бдительность манипуляций (вытянуть за кого-то билет, поучаствовать в бесплатной лотерее) осуществляют перепрограммирование сознания клиента. И вдруг он понимает, что ему нужна не картошка, а скорое и чудесное обогащение, к которому он и начинает активно стремиться. Финал известен. В ответ же на крики и слезы потерпевшего ему объясняют, что его никто силой не принуждал, решение играть принял сам, а значит, сам и отвечай. Как видно из этого до боли знакомого примера, манипулятор делает упор на следующие приемы - стимулирующий характер вовлечения в действие, необязательность участия в нем, привлекательность, необычность, праздничность происходящего и эффект заразительности.

Вот тоже всем знакомый, можно сказать, хрестоматийный пример, но уже из школьной жизни. В образовательном учреждении, как это обычно происходит, обветшали кабинеты: пожелтели стенды, не появляются новые средства обучения и т.п. Директору совершенно ясно, что надо придать импульс к их обновлению. Директор-авторитарист издаст приказ о проведении обязательного для всех смотра кабинетов, обнародует соответствующее положение, создаст комиссию, подведет итоги на административном совещании с раздачей благодарностей и выговоров. И кабинеты действительно обновятся.

В школе у директора-манипулятора, столкнувшегося с этой проблемой, появится красочное объявление, где желающие (это принципиально) приглашаются к участию в конкурсе на лучший кабинет. Есть и критерии конкурса. Для победителей выделяются весомые денежные премии. А подводить итоги будет (Боже упаси, не комиссия!) - праздничное жюри. И педагоги один за другим, размышляя о возможности получить неплохую прибавку к зарплате, как им кажется, добровольно и активно включаются в конкурс, возлагая на себя ответственность за результат. Все завершается торжественным подведением итогов с награждением отличившихся и непременным чаепитием.

Как видно, и авторитарный директор, и директор-манипулятор равно добились своей цели, но различными путями.

Возникает резонный вопрос: а как же ощущают себя сами манипуляторы в процессе подобной деятельности? Психологи выделяют два основных типа.

Одни - природные манипуляторы, их еще называют макиавелистами, в память об известном теоретике политической интриги. Они никогда не испытывают никаких душевных сомнений от своей манипулятивной деятельности, более того, получают удовлетворение скорее от самого процесса манипуляции, нежели от результата.

Другие же, прибегая к манипуляции, периодически испытывают муки совести по отношению к своим клиентам, впрочем, не прерывая сам процесс.

Как видно, внешне педагогика манипуляции выглядит не только эффективной, но и безопасной для самого манипулятора. Действительно, что может быть плохого, когда дети «сами», без подсказки педагога, неожиданно для самих себя вдруг решают провести субботник. Разбиваются по звеньям. Активно трудятся, переживают ответственность за результат. Выпускают фотогазету. Организуют чаепитие. А педагог может даже и не появляться, ведь все уже запрограммировано и пройдет в соответствии со сценарием.

Однако у педагога-манипулятора могут возникнуть проблемы. Причем очень серьезные. Это происходит тогда, когда дети или учителя вдруг ясно осознают, что они не цель деятельности, а лишь средство, которое использовалось ловким манипулятором. Неважно одноразовое или многоразовое. И тогда их отвращение к прежде почти боготворимому человеку настолько велико, что отчуждение переживаемое взрослеющей личностью к авторитарному педагогу - это просто цветочки.

______________________________
* См.: «Директор школы», 2002, №5, с. 25-28.
**См.: Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. М., 1997, с. 165.

BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Александр Евгеньевич Рябов
Директор школы. 2002.  № 1. С. 50-62. 
[Статья]
Виктор Александрович Мальцев
Внешнеэкономические связи. 2005.  Т. 16. № 4. С. 54-56. 
[Статья]
Татьяна Октябриновна Смолева
Среднее профессиональное образование. 2010.  № 3. С. 67-68. 
[Статья]
Татьяна Юрьевна Артибякина, Наталья Викторовна Веретенникова, Зинаида Андреевна Зеленцова, Наталья Александровна Скрыльникова
[Учебная программа]
Геннадий Иванович Козырев
Социологические исследования. 2005.  № 8. С. 124-129. 
[Статья]
Norbert Wiener
[Книга]