Эксоцман
на главную поиск contacts

Социальная амнезия

Опубликовано на портале: 21-02-2003
Полисфера. 2002. 
Тематический раздел:
Социальная память - явление, поддерживающее социальную структуру общества, социальная амнезия, в данном случае - явление, ее разрушающее. Однако не существует однозначных оценок этого феномена. В статье рассмотрены причины социальной амнезии, ее типы; положительные и отрицательные стороны воздействия этого явления на общественное развитие.


Функционирование социальной памяти непременно сопровождается социальной амнезией, т.е. беспамятством. К настоящему времени в науке установлена природа индивидуальной амнезии, которая наступает после сильных душевных потрясений, травм и т.д. Кроме этого, забывание, исчезновение из памяти фактов и событий является нормальным естественным состоянием человека. Однако, беспамятство выходящее за пределы допустимых норм природы и общества делает человека больным, как в физиологическом, так и в социальном смысле. Экстраполяция индивидуальной модели беспамятства на общество, на человечество порождает определенную картину относительно природы социальной амнезии.

Разрушение мнемонической структуры организации социальной жизни неминуемо ведет к кардинальным изменениям, порой к катастрофе. На первый взгляд такое утверждение выглядит ложным пафосом, потому что современная цивилизация имеет колоссальные технические возможности по фиксации, восстановлению фактов прошлого. В любом уважающем себя государстве имеются музеи, архивы, памятники и т.д. Кроме этого, национальные культуры имеют крепкие мнемонические традиции по воспроизводству ценностей, накопленных в течение тысячелетий. Это народное прикладное искусство, музыка, живопись, художественное слово и т. д.

На каком уровне социальная амнезия превращается в болезнь? Чем грозит для общества эта болезнь?

Социальная амнезия феномен сложный. Сложность его заключается в том, что он как бы не влияет прямым образом на функционирование культуры и общества. Как например, живой организм в силу своей самодостаточности до определенного времени вполне функционирует без определенных органов, так и общество, культура может просуществовать вроде бы вполне успешно, без целых пластов, периодов культурных ценностей. Социальная амнезия страшна тем, что она разрушает фундамент культуры, как, например СПИД поражает иммунную систему человека, в результате чего все другие органы выходят из строя, так и социальная амнезия разрушает иммунную систему, иначе говоря, жизнеспособность культуры. После такой болезни иные культуры уходят в небытие, иные выздоравливают. Эта судьба или наказание за игнорирование закономерностей культурного, исторического развития. Трудно сказать, можно ли считать, что все исчезнувшие великие культуры, рухнувшие общественные системы были поражены недугом - социальной амнезией. Однако, история развития человеческой культуры сопровождалась периодами социальной амнезии, социального беспамятства. Порой, именно амнезия, искусственно созданное беспамятство служит стимулом прогресса культуры.

Социальная амнезия образуется в результате метафизического отрицания в обществе, начиная от территориальных делений, кончая абсолютным преобразованием системы управления, которое открывает двери бесцеремонным и безудержным новациям, уничтожающим прошлое. Особенно ярко это проявляется в области культуры. В качестве красноречивого примера искусственно созданной амнезии можно привести такой символический акт в истории культуры - как сожжение книг. Так, китайский император Цин Шихуанди, периодически сжигал книги, из за боязни, что опасные идеи могут помешать его проекту о новом социальном порядке - универсальному китайскому государству. Мы все знаем, что в Германии после прихода к власти нацистов были сожжены тысячи книг опасных для идей национал-социализма.

Существует другая историческая форма социальной амнезии, когда искусственно прерывается связь прошлого и настоящего. В истории тюркских народов подобные факты повторялись несколько раз в целях европеизации. К примеру, Мустафа Кемаль Ататюрк сменил арабский алфавит на латинский в 1928 году, тем самым прервал связь с иранскими корнями турецкой культуры. Тюркские народы бывшего Советского Союза тоже дважды пережили смену алфавита в 1929 году, от арабской графики перешли к латинской, в 1940 к кириллице.

А. Тойбни со своей идеей об архаизме и футуризме по-своему обозначил явление социальной памяти. "Как футуризм, так и архаизм - это попытки разорвать путы настоящего через обращение к другим временным периодам, не покидая, однако, земной план человеческого бытия. Это пути альтернативные только по оси временного изменения, однако, их объединяет то, что оба они оказываются бесперспективными. Направления различны, но способ один. В то же время футуризм отличается от архаизма степенью ухода от человеческой природы, что может рассматриваться как существенное условие подобного образа жизни, ибо, уходя от неприятного настоящего, люди с большой охотой обращаются к знакомому прошлому, чем незнакомому будущему"(1).

Отсюда следует, что социальная амнезия появляется там и тогда, когда происходит разрыв между прошлым, настоящим и будущим.

Социальная амнезия как бы периодически разгружает человека от тяжести прошлого. Поэтому социальная амнезия и память необходимы, как для здоровья отдельного человека, так и народа и культуры в целом, Ф.Ницше писал, что история и историческое познание нужны для здоровья нации и культуры, но и избыток истории вредит жизни. В любом случае "история принадлежит живущему в трояком отношении: как существу деятельному и стремящемуся, как существу, охраняющемуся и почитающему и, наконец, как существу страждущему нуждающемуся в освобождении. Этой тройственности отношений соответствует тройственность родов истории, поскольку можно различить монументальный, антикварный и критический род истории"(2).

Социальная амнезия проявляется и в описании истории только лишь в монументальном, героическом плане, опуская иные слабые, порой позорные ее страницы. Это в свою очередь ведет к искажению, фальсификации истории. Это, пожалуй, самое отрицательное качество социальной амнезии, которое ведет к вырождению культуры. Кроме этого искажение истории создает иллюзии, которые заставляют пребывать в заблуждении.

Человечество накопило достаточно знаний, опыта, чтобы обустроить свою жизнь на разумных началах. Разум человеческий проникает в макро- и микро-миры, отвечает на многие вопросы, возникшие в результате безудержной любознательности, объясняет тайны мира и человеческой психологии. В "архивах" коллективной, исторической, национальной, культурной, научной памяти спрессован колоссальный объем знаний, который при эффективном использовании, в правильной актуализации мог обеспечить место, хотя бы для здравого смысла в нашей жизни, особенно в политике, в человеческих взаимоотношениях, общественном обустройстве в целом. Однако, как свидетельствует реальная жизнь людей накопленные знания, опыт остаются на уровне антикварного интереса. Особенно это касается социального опыта.

Сферу социального знания определяют множество факторов, такие как интерес, идеология, избирательность человеческой памяти, время, пространство и т.д. Иначе как объяснить феномен войны, бессмысленность которой тысячу, десять тысяч раз доказана историей. И это не помогает человеку понять ее абсурдность. Война есть апогей избирательности социальной памяти, ее подверженности к различным факторам. Потому что война всегда есть следствие многих неразрешенных проблем, тщеславия отдельного человека и забывчивости толпы, интересов определенных групп и близорукости коллективного ума и т.д.

Мы приходим к выводу, что социальная амнезия является свойством социальной памяти. Поэтому не следует воспринимать как явление, которое постоянно сопровождает социальную память. Социальная амнезия такое явление как второе "Я", которое сопровождает сознание, как смерть, которая противостоит жизни, как сон, который не существует без действительности, словом, она атрибут социальной памяти. И потому ее следует изучать так же внимательно, глубоко как социальную память.

Чрезмерное поклонение прошлому, идолизация истории, фактов, событий, личностей, общественных институтов отрывает от настоящего и приводит к надлому культуры и цивилизации. Поэтому еще древние осуждали идолопоклонство. В данном случае социальная амнезия выступает как бы естественной мерой освобождения, очищения исторической памяти от застывших, омертвевших тканей общественного организма. Но не стоит забывать еще о том, что социальная амнезия в определенных своих проявлениях может нанести удар становлению и развитию культурных форм и тормозит общественное развитие.. Революции и реформы в общественном развитии подвергают вынужденному амнезированию общественное сознание, прежде всего, посредством идеологической обработки и системного идеологического давления. Об этом свидетельствуют яркие примеры ХХ века как фашизм и тоталитаризм. В постсоветское время тоже предпринимаются попытки социального амнезирования истории и культуры. Это проявилось в попытке вычеркнуть многие страницы советской истории ради демократических преобразований. В этом процессе, как показала жизнь, было много несправедливого по отношению к старшему поколению. Подобное перекраивание истории ведет к фрагментарности, что снижает креативные способности общества.

Источниками постоянно подпитывающими феномен социальной амнезии являются: первое - "архетип неуклонного упадка истории", что предполагает небрежное и неуважительное отношение к истории, к прошлому. Второе, я бы назвала "архетипом неуклонно восходящей истории" ради которой метафизически отрицается прошлое, ибо прогрессизм приносит жертву - былые заслуги предков, где они представляются весьма в бледном, трагикомическом свете. В подобном образе истории превалирует абсурд, поражение с точки зрения настоящего поколения.

В обоих случаях ретроспектива и перспектива в освещении истории оставляет место для социальной амнезии. Принцип циклического течения общественного развития, который наиболее ярко выражается во фразе "ничто не ново под луной" подводит социальную амнезию в лоно социальной памяти, сводя ее значение до минимума.

Таким образом, социальная амнезия является важным проявлением социальной памяти, роль которой достаточно весома в мнемонической деятельности общества, что ставит необходимость серьезного исследования природы данного феномена.

Ссылки
http://polysphere.freenet.kg/no1/PSF1A12.htm#Heading26
BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Наталья Васильевна Зубаревич
Общественные науки и современность. 2016.  № 5. С. 5-18. 
[Статья]
Юрий Юрьевич Фигатнер, Лев Станиславович Перепелкин
Международный институт теоретической и прикладной физики. Препринты. 1996.  № 14.
[Статья]