Эксоцман
на главную поиск contacts

Социология для абитуриентов: концептуальный подход (Текст выступления на заседании кафедры экономической социологии ГУ-ВШЭ)

Опубликовано на портале: 24-04-2004
Организация: Кафедра экономической социологии
Статья представляет собой специально подготовленный для размещения на данном портале текст выступления известного российского социолога А. А. Сусоколова на заседании кафедры экономической социологии ГУ-ВШЭ, посвященном обсуждению концепции довузовской работы факультета социологии. Главный вопрос статьи - как привести социологические разделы школьного курса "Обществознание" в соответствие с состоянием современной мировой науки? Одно из важнейших условий осуществления такого перехода автор усматривает в формировании модульного курса "Обществознания", в рамках которого социологические разделы были бы обеспечены отдельными учебниками и учебными пособиями. Такой подход позволяет, по мнению автора, представить социологический модуль в системном изложении. Автор предлагает основные принципы и обсуждает преимущества подобной систематизации. В статье анализируются наиболее известные на настоящий момент учебники социологии.

А.А. Сусоколов
СОЦИОЛОГИЯ ДЛЯ АБИТУРИЕНТОВ: концептуальный подход

I. Основные задачи разработки программы подготовки по курсу
"Обществознание (социология)" для поступающих в ГУ-ВШЭ Одним из позитивных процессов в современной педагогике является активное внедрение социологии в содержание предметов, преподаваемых в средней школе. Социология внедряется и как элемент в курсе “Обществознание”, и в качестве самостоятельного предмета. В последние годы появился целый ряд учебников и учебных пособий, включающих социологические сюжеты [8]. Уже более трех лет находится в обращении учебное пособие “Введение в социологию” А .И.Кравченко для 10-11 классов общеобразовательной школы [3].

По мере перехода к ЕЭГ остро встает проблема приведения школьного курса «Обществознание» в соответствие с современным состоянием науки и с практическими потребостями школьников адаптироваться к жизни в постиндустриальном обществе. Однако базовый школьный учебник «Человек и общество» [8] вряд ли удовлетворяет этим требованиям. Он основан на принципах традиционного для советских времен предмета “Исторический материализм”, то есть содержит попытку дать общую философскую картину общественного развития. Задача эта, безусловно, благородная. Однако, данную конкретную попытку вряд ли можно считать успешной. Нам не хотелось бы заниматься критикой учебного пособия “Человек и общество”. Но любой, кто знаком с практикой преподавания предмета “Обществознание” в школе хорошо понимает, о чем идет речь. Учебник состоит из отдельных слабо связанных друг с другом фрагментов, многие из которых носят скорее абстрактно-философский, чем научный или практический характер. Некоторые из них достаточно интересны, большинство же – весьма спорны как с идеологической, так и с фактологической точек зрения. Большая часть информации, содержащейся в учебнике, не вызывает никакого интереса у учащихся. Значительные проблемы возникают и у преподавателей. К тому же, невозможно разработать и изложить целостную концепцию коллективом, состоящим из нескольких десятков авторов, многие из которых стоят на совершенно разных позициях.

Нам хотелось бы предложить иную концепцию курса “Обществознане”. Такой курс можно построить по модульному принципу. Каждый модуль должен базироваться на систематическом популярном изложении основных положений той или иной реально существующей отрасли знаний, например, социальной психологии, социологии, микро- и макроэкономики, праву, и т.д. В качестве специальных разделов могут войти и новые отрасли знаний, возникшие на основе междисциплинарного подхода (например, глобалистика, сравнительное изучение цивилизаций).

Каждый модуль должен включать два уровня: минимальный, обязательный для всех учащихся, и углубленный, знания по которому будут получать только те ученики, которые собираются в специализированные вузы. Например, общий модуль “Социология” может включать 10-12 академических часов, а специальный – 20 - 25. Кроме того, можно выделить обязательные и необязательные модули.

Ученики, выбирающие тот или иной специальный модуль, могут заниматься в специальных классах, либо изучать предмет самостоятельно или на подготовительных курсах. Для этого, естественно, необходимо обеспечить все модули учебными пособиями. Специальные пособия по уровням не потребуются, поскольку в рамках каждого уровня можно определить содержание получаемой информации за счет школьных программ (например, точно указать, какие разделы и факты должны усваиваться на минимальном, а какие – на максимальном уровне).

Знания, включенные в каждый модуль, должны не только отражать самые основные положения каждой науки, но, самое главное, содержать информацию, которая скорее всего пригодится учащимся в их будущей практической деятельности. Например, в модуле по социальной психологии можно сосредоточиться на проблеме групповых структур и разрешения внутригрупповых и межгрупповых конфликтов. В разделе “Право” необходимо дать не только общее представление о праве, но и о наиболее важных законодательных актах, регулирующих нашу жизнь (трудовое и гражданское право). Такой подход безусловно, повысит значимость данного курса и стимулирует интерес к нему со стороны учащихся и преподавателей. Конечно, разработать такой курс весьма непросто. Однако вряд ли есть задача более важная, чем подготовка молодого поколения к жизни в реальном обществе.

В данной работе нам хотелось бы остановиться только на одном из возможных модулей такого курса, а именно, на модуле «Социология». Наш анализ опирается на опыт многолетнего преподавания социологии в рамках курса «Обществознание» на Факультете довузовской подготовки ГУ-ВШЭ. Более того, мы конкретизируем нашу задачу. Остановимся только на одной, но чрезвычайно важной проблеме - последовательности введения основных понятий. От того, как организована подача информации в курсе, во многом зависит его эффективность. Правильно построенная цепочка понятий означает решение проблемы системности курса, превращения социологических знаний в школе из набора разрозненных положений и фактов в строгую систему знаний, которые можно применять на практике.

Системное изложение социологии в школе и на подготовительных курсах, на наш взгляд, должно опираться на следующие принципы.
1. Каждое из понятий, используемых в социологии, обозначает либо объект, либо отношение между объектами, либо качества объектов. Строго говоря, качества объектов есть лишь проявление отношений. Именно объекты являются носителями отношений и качеств. Один из важнейших принципов организации социологического знания должен состоять в том, что понятие о самом объекте должно предшествовать понятию об отношениях, в которые он вступает, и о его качествах. Например, культура есть свойство общества, поэтому нельзя вводить понятие «культура» прежде чем введено понятие «общество». Поэтому на каждом уровне также необходимо установить определенную последовательность введения понятий. Первым вводится понятие, характеризующее сам объект (например, «группа» или «общество»). Затем определяются термины, характеризующие внутреннюю структуру объекта («роли» или «статусы»). Наконец, последними водятся наиболее сложные понятия, характеризующие свойства, качества объекта (нормы, ценности, культура).
2. Изучение более простых объектов должно предшествовать изучению более сложных объектов. Нельзя начинать изучение объектов социологии с представлений об обществе и его культуре, поскольку общество (особенно глобальное общество) – наиболее сложный объект социологии, точно так же, как «личность». Личность есть человеческое существо («индивид»), рассмотренное во всем богатстве его биологических и социальных качеств. Социология личности должна быть завершающим, а не начальным разделом социологии. Для того, чтобы раскыыть содержание понятия «личность», необходимо написать такие главы как «Личность и семья», «Личность и социальная страта», «Личность и этнос» и т.д. Наиболее простым объектом социологии является социальная группа. Именно малые социальные группы («прайды» и «очажные группы») исторически были первичными ячейками человечества и предшествовали возникновению общества. Индивид как носитель элементарных социальных качеств – пустая абстракция. Отдельно взятый индивид никакими социальными качествами не обладает. Социальные качества возникают только в общении, то есть в группах.

Таким образом, все изложение системы социологических понятий должно строиться на трех разных уровнях «Социальные группы» «Локальные общества», «Глобальное общество». Заметим, что данный подход соответствует традиционному марксистскому принципу соотношения исторического и логического, согласно которому в качестве отправного понятия теории целесообразно выбирать понятие объекта, который исторически предшествовал возникновению более сложных объектов.

Соблюдение этих нехитрых правил не только позволяет легче усваивать содержание понятий, но и заставляет четко определять понятия, избегать весьма распространенного в учебных курсах явления, когда один и тот же термин в разных местах курса употребляется в разных значениях.

Для решения этих задач необходимо:
- выделить круг наиболее важных, фундаментальных понятий социологической теории;
- использовать определения этих понятий, принятые в качестве классических в современных социологических учебниках и энциклопедических изданиях;
- выстрить стройную систему понятий с тем, чтобы понятия, вводимые позже, вытекали из определенных в предыдущих разделах;
- максимально (в пределах возможного) насытить курс сведениями об исторических особенностях и современных проблемах России.

Требование системности изложения основных категорий социологии имеет конечно, общенаучное значение. Но это требование становится совершенно необходимым, когда речь идет о преподавании, особенно о преподавании фундаментальных и вводных курсов.

Во-первых, системность важна потому, что значительно облегчает чтение курса преподавателем и восприятие его учащимися, экономит время и трудозатраты тех и других; важность этого фактора в наше время вряд ли можно переоценить.

Во-вторых, как показывает опыт, системность изложения значительно повышает интерес к курсу именно той части аудитории, которая склонна к систематическому аналитическому мышлению, а не к эклектичному накоплению отдельных фактов, сведений, полагаясь в основном на механическую память.

В-третьих, наконец, системность значительно облегчает разработку тестов, положенных в основу ЕЭГ и вступительных экзаменов.

Требование системности предполагает прежде всего подробную проработку последовательности вводимых понятий: что из чего выводить и что через что определять. К сожалению, внимательное ознакомление даже с самыми лучшими образцами современной учебной литературы по социологии приводит к выводу, что ни один из распространенных учебников и учебных пособий по социологии не может быть использован в качестве базового для школьников и подготовительных курсов факультетов социологии. Не имея возможности дать всесторонний критический анализ большинства изданий, остановимся лишь на некоторых, наиболее популярных из них.

Проблема систематичности и последовательности введения понятий в свое время вставала практически во всех эмпирических науках, в том числе и в самой социологии. В конце концов, любая аксиоматически построенная теория есть ни что иное, как система последовательно вводимых понятий. Землемеры древнего Египта и Китая обладали практически всеми прикладными знаниями, известными Евклиду. Но только Евклид превратил эту хаотическую массу сведений, для усвоения которых мало было и двух жизней, в стройную систему знаний, получить основы которых можно было в течение двух-трех лет. К сожалению, этот многовековой опыт практически не учитывается в современных вводных курсах социологии. Между тем, для того чтобы реализовать эту задачу нет необходимости изобретать велосипед. Предпосылки систематизации понятий заложены в классических работах по социологии и методологии науки. Современный преподаватель должен лишь довести этот "продукт" до непосредственного потребителя в приемлемой для него форме.

Классической и наиболее удачной попыткой систематизации понятий социологии являются, на наш взгляд, поздние работы Т.Парсонса. Последователи Парсонса, в частности, авторы наиболее популярных в России учебников Н.Смелзер и Э.Гидденс, восприняв и критически осмыслив его содержательные выводы, вместе с тем в учебных курсах практически отбросили его методологические посылки, касающиеся построения системы понятий. Сделано это было, по всей видимости, в целях повышения уровня наглядности и привлекательности курсов. Однако на практике это приводит к тому, что многие сложные и многоаспектные понятия приходится воспринимать на интуитивном уровне; при их раскрытии встречается огромное количество неясностей, неточностей и противоречий. Авторы вынуждены использовать множество неопределенных терминов, истинный смысл которых становится ясным читателю лишь в последующих главах, что заставляет их снова возвращаться к уже пройденным темам. И если в книге, где читатель в любой момент может обратиться к любому фрагменту и сопоставить то, что он читает сейчас, с тем, что читал два дня назад или будет читать через два дня, недостатки такого стиля частично нивелируются, то в курсе лекций он создает значительные трудности как для преподавателя, так и для слушателя. Прежде всего, изложение курса необходимо начинать c наиболее простого понятия, интуитивно ясного учащемуся и не требующего дополнительного объяснения. Так например изложение эвклидовой геометрии начинается с введения представлений о точке и движении, которые не определяются через понятия самой геометрии и других наук и вводятся исключительно на уровне образов, смысл которых интутивно ясен каждому, кто приступает к изучению курса геометрии. В определениях каждого последующего понятия используются только те специальные термины, которые определены выше. Таким образом, каждое последующее понятие оказывается более богатым в содержательном отношении и отражает более сложные явления, чем предыдущие.


II. Проблема последовательности понятий. Критический анализ некоторых популярных учебников по социологии

К каким последствиям приводит недоучет данного принципа, хорошо видно на примере наиболее популярных в России учебников и учебных пособий по социологии, как переводных, так и отечественных. Мы сознательно будем анализировать наиболее популярные и качественные книги, поскольку для нас важно отношение к принципу изложения, а не к отдельным (хотя весьма часто встречающимся) фактическим недочетам и ошибкам. Самым известным и часто переиздаваемым из переводных учебников по социологии является, несомненно, "Социология" Н.Смелзера[6]. Эта книга во многом послужила моделью как для зарубежных, так и отечественных учебников по данному предмету. Смелзер, так же как и многие другие авторы учебников ( Э. Гидденс, С.С. Фролов), начинает изложение системы социологических понятий с определения категории "Культура". Тем самым нарушается одно из основных требований к началу изложения системы научных понятий - простота и очевидность. Культура является одним из наиболее сложных и многоаспектных явлений, изучаемых социологией и другими науками, и донести до студента сущность этого явления, дать сколь-нибудь четкое понимание его, совершенно невозможно без того, чтобы определить более простые и более фундаментальные понятия, такие как "социальная группа", "коммуникация", "роль", "норма", "ценность".

В результате практически во всех учебниках описание культуры превращается в набор весьма интересных и содержательных отрывков, которые, однако, практически не связаны друг с другом, причем термин "культура" в каждом из них употребляется в своем собственном смысле, отличном от употребления его в других отрывках. Используется он в сочетании с понятиями, смысл которых поясняется только в последующих главах учебника, и которые, соответственно, остаются непонятными в данном контексте. У любого последовательно мыслящего студента в голове формируется некое аморфное и весьма противоречивое представление о содержании данного ключевого понятия, что мешает адекватно воспринимать дальнейшее содержание курса. Характерно, что как Н.Смелзер, так и другие авторы, ссылаясь на многозначность употребления термина "Культура", цитируют известную монографию Крёбера и Клакхона[9] в которой дается анализ многозначности понятия "Культура", забывая, правда, упомянуть, что именно Клайд Клакхон, опираясь на традиции, заложенные Б.Малиновским [2], разработал наиболее приемлемую и операциональную концепцию содержания данной категории. Обратимся к примерам. Н.Смелзер даже не пытается дать целостного системного определения понятия "культура", ограничиваясь, как уже говорилось, отдельными фрагментарными замечаниями. Первое из них звучит следующим образом: "Современное научное определение культуры отбросило аристократические оттенки этого понятия. Оно символизирует убеждения, ценности и выразительные средства (применяемые в искусстве и литературе), которые являются общими для какой-то группы; они служат для упорядочения опыта и регулироваия поведения какой-либо группы. Верования и взгляды подгруппы часто называют субкультурой"[6 c.41]. Уже здесь, в первой же попытке содержательного определения понятия "Культура", становятся очевидными недостатки в структуре работы. Хотя в работе отмечается, что культура есть атрибут группы, ранее в тексте не делается даже описательной попытки определить, что же такое социальная группа. Это определение приводится в книге значительно позже [6, с. 146 и далее]. Это порождает у внимательного читателя естественное недоумение, поскольку в этом же тексте культура трактуется как атрибут общества [с. 43 и далее]. Остается неясным, что же такое "Общество", обладает ли каждая группа своей особой культурой, как это можно предположить из определения на стр. 41, и если "нет", то как соотносится культура группы и культура общества. На стр. 45 мы узнаем об универсальных элементах культуры ( по Дж.Мёрдоку), к которым относятся "... спорт, украшения тела, танцы, ... похоронные ритуалы, ... запреты кровосмешения, ... сексуальные ограничения, изготовление орудий труда и попытки влиять на погоду". Поскольку универсалии, согласно утверждению Н.Смелзера, присущи всем культурам, а культура - это свойство группы, то, очевидно, следует, что каждая группа должна для себя выработать определенные позиции по каждому из этих параметров. Заглядывая вперед (на стр. 146 и далее) мы узнаем, что, например, совокупность студентов и преподавателей вуза образует социальную группу. Соответственно, если строго следовать букве учебника, необходимо срочно провести расширенное заседание ректоратов вузов по выработке всех указанных универсалий для социальной группы сотрудников и студентов вузов, включая методы влияния на погоду. Это недоразумение связано с тем, что типология элеметов разрабатывалась и использовалась Мёрдоком для описания доиндустриальных культур и, как нам кажется, не вполне систематизирована и не приспособлена для анализа современных культур.

На стр. 47 появляется новый термин - "Этноцентризм", определяемый как ".... тенденция судить о других культурах с позиции превосходства своей собственной". Мы уже не говорим о том, что в данном случае искажена мысль автора данного понятия У.Самнера, который определял этноцентризм как тенденцию рассматривать нормы и ценности другой этнической группы через призму норм и ценностей своей группы, что далеко не идентично приведенному определению, так как прежде всего не предполагает оценки другой культуры как обязательно "худшей" по сравнению со свой собственной. Например, последователи Самнера ЛеВайн и Кемпбелл в своей классической книге "Этноцентризм", вышедшей, в 1972 г.[10] , развивая определение Самнера, ввели понятия "позитивный" и "негативный" этноцентризм, под которыми понимается соответственно более высокая и более низкая оценка "своей" культуры (in-group) по сравнению с "внешней" (out-group). Правда, ЛеВайн и Кемпбелл достаточно четко определили, что именно они понимают под этнической группой, так что у них совершенно ясно, что является субъектом-носителем этноцентризма. У Н.Смелзера этот вопрос остается открытым. Если этноцентризм является свойством специфических общностей (этноса или этнической группы), тогда надо предварительно ввести определение этих групп. Если же это свойство любой группы, то весь этот текст с трудом понимается. Получается, что какой-либо человек, являясь гражданином России, москвичом, русским, сотрудником фирмы т.д., должен судить с превосходством о каждом, кто отличается от него хотя бы по одному из перечисленных параметров, не говоря о десятках неперечисленных. И совершенно непонятно, какая из групп, членом которой он является, и почему, должна в наибольшей степени определять его уровень "Этноцентризма".

Эти недоразумения возникают потому, что сложнейшие категории («культура» и «этноцентризм») введены без предварительного определения субъекта культуры (социальной группы, общества, этноса). Отсутствие предварительного определения субъекта культуры и структуры этого субъекта приводит к тому, что весьма нечетким и расплывчатым оказывается и само понятие «культура». Буквально на соседних страницах оно используется в совершенно разных, часто противоречащих друг-другу значениях. Так, рассматривая составные части культуры, Н.Смелзер использует классификацию У.Гуденау, выделяя в культуре такие оставляющие как "понятия", "отношения", "ценности", "правила"[6, с.49-50]. Не будем дискутировать по поводу не самого удачного подхода Гуденау, в соответствии с которым, например, моральные нормы и технологические приемы оказываются в одном классе ("Правила"), а места для символических систем, важнейшей из которых является разговорный язык (о чем, кстати, сам Смелзер говорит буквально здесь же - на стр.52-53), не находится вообще. Отметим лишь, что схема Гуденау предполагает широкое понимание культуры как совокупности принципов, управляющих поведением общества в целом.

Однако буквально через несколько страниц, обращаясь к теме многоообразия культур [6,с. 60], Смелзер использует совершенно другое понимание культуры, привычное нам в таких словосочетаниях как "министерство культуры", "культурная политика" или "неделя культуры Грузии в Москве". "Высокая культура - изящное искусство, классическая музыка и литература - создавались и воспринимались элитой. Народная культура, включавшая сказки, фольклор, песни и мифы, принадлежала бедным... С появлением свредств массовой информации ... произошло стирание различий между высокой и народной культурой". По данному разделу можно высказать и другие замечания. Например, не вполне четко раскрыта сущность языка как транслятора культуры, в частности, отсутствует анализ фундаментального различия между знаком и символом, исходное для понимания функций языка в человеческом обществе. Отсутствует анализ такого понятия как "сообщение", ключевого для понимания сущности языка. Причина здесь та же, что и в замечаниях, высказанных выше - более сложные и содержательные понятия и соответствующие им явления рассматриваются ранее более простых, фундаментальных и понятных реципиенту. Мы намеренно рассмотрели на первом этапе наиболее популярный учебник, имеющий фактически международный статус. Те же самые недостатки вскрываются при анализе содержания отечественных учебников и учебных пособий, одним из наиболее популярных (и вполне заслуженно) среди которых является учебник для вузов "Социология" С.С.Фролова [7]. Подчеркнем, что мы считаем его одним из лучших, если не лучшим среди отечественных учебников по социологии, отдельные разделы которого являются практически идеальными для учебных целей. Однако, отсутствие системности в изложении понятий и здесь преподносит читателю ряд неприятных сюрпризов.

Так же как и Н.Смелзер, С.С.Фролов начинает изложение с одного из самых сложных явлений и понятий, изучаемых в социологии - с культуры. Естественно, так же как и Смелзер, Фролов вынужден в самом начале изложения упомянуть о том, что любая культура принадлежит какой-либо социальной общности : "Обычно культуру связывают с определенным обществом, нацией или социальной группой. .. подразумевая, что в каждом обществе существует специфическая, отличная от других система взаимосвязанных норм, обычаев, верований и ценностей, разделяемых большинством членов общества, которая отличается от других систем подобного рода"[7, с.48] Однако, в работе практически отсутствует анализ понятия "Общество", и, как следствие, у учащихся не вырабатывается систематического представления о глубинной культурной специфике различных обществ в современном мире (очень неполный очерк на стр.69-73, безусловно, не в счёт, ибо даже в школьном учебнике "Личность и общество" эта тема рассмотрена более глубоко). Необходимо было сначала определить, что такое «общество» и рассмотреть его структуру, а затем уже обращаться к понятию «культура», которая, по утверждению самого автора, является атрибутом общества.

Понятие «социальный институт» анализируются в 9 главе, много позже культуры (3 глава). Меж тем, принятое сейчас понятие "Социальный институт" было введено Б.Малиновским именно для анализа структуры культуры целостного общества. Без рассмотрения институтов как ключевых элементов и механизмов функционирования культуры анализ последней остается поверхностным и фрагментарным. Проблемы, вызванные отсутствием четкой последовательности введения понятий, проявляется и в других разделах. Например, разрыв в анализе таких понятий как "социальная структура" (гл.13) и "социальная мобильность" (гл.16). весьма затрудняет изучение этих тем. Если в рассмотренных здесь вузовских учебниках все необходимые понятия в целом представлены в общепринятой формулировке, хотя и не выстроены в удобную для усвоения систему, то в школьных учебниках зачастую приходится сталкиваться с определениями, не соответствущие принятым в современной социологии. Так, например, в учебном пособии А.И.Кравченко "Основы социологии"[3] изложение также начинается с наиболее сложных и содержательных понятий, таких как "Общество" и "Культура". Не имея предварительных элементарных познаний, школьник должен разбираться в таких сложных вещах как "Эволюция общества","Прогресс", "Модернизация", в типологии обществ, которая изложена, кстати весьма однобоко - с ориентацией только на эволюционистскую парадигму, и все это всего на 20 (!) страницах. Некоторые из ключевых понятий социологии, с объяснения смысла которых следовало бы начать курс, (нормы, роли, ценности ) появляются в учебнике лишь в самом конце. А вот центральное понятие "социальная группа" практически отсутствует. Вернее, оно есть, но лучше бы его не было! "Совокупность людей, занимающих одну и ту же социальную позицию (ячейку общества) или выпоняющих одну и ту же роль, называется социальной группой" [3,с.8]. Происхождение данного определения остается полностью на совести автора. Все без исключения известные нам учебники, энциклопедии и справочники по социологии в качестве основы определения социальной группы берут известную "трехчленку" Р.Мертона, где под группой понимается совокупность лиц, взаимодействующих друг с другом на регулярной основе, отличающих друг-друга от не-членов, и отличаемых членами альтернативных групп [1, т.1]. Определению группы, даваемому А.И.Кравченко, соответствуют и страты, и квазигруппы и просто социальные категории. Более того, группу никогда не могут составлять люди «играющие одну и ту же социальную роль», так как многообразие социальных ролей существует именно внутри социальных групп. Лидер, простой конформист и изгой – это разные социальные роли, существующие в одной социальной группе.

Ясно, что допустив такую ошибку в самом начале, автор и далее не утруждает себя строгостью изложения. Так, при рассмотрении элементов культуры в одном ряду перечисляются и понятия, составляющие базис анализа культур (нормы, ценности, традиции), и термины из повседневной речи (привычки, манеры, нравы), причем никакого соотношения между ними не устанавливается. Упоминаются законы (частный случай социальных норм), но не упоминаются нормы в целом (они расматриваются значительно позже – в разделе "Социальный контроль").

В целом в книге есть и достаточно удачные разделы, прежде всего последние ее главы, посвященные социальной структуре, стратификации и мобильности. Однако, и здесь не обошлось без накладок. Чего, например, стоит утверждение, что национальность (видимо, автор имел в виду этническую принадлежность), наряду с расой и полом, "заданы биологически" [3,с. 125]! Этнические общности, конечно, имеют биологический базис (поскольку этносы гомогамны – браки заключаются преимущественно внутри этноса), но в основе своей это общности связываются единой культурой и самосознанием. В антропологии хорошо известно, что не бывает «чистых» в генетическом отношении этносов. Все этносы Земли (в том числе и наиболее гомогамные) продукт смешения множества популяций. Положение, принимаемое А.И.Кравченко – прямой путь к расизму. Автор демонстрирует полную неосведомленность в вопросах этносоциологии.

Однобоко рассмотрены и проблемы стратификации. "Социология уподобила строение общества строению Земли и разместила социальные слои (страты) также по вертикали. Основанием служит лестница доходов: бедняки занимают низшую ступеньку, зажиточные группы населения - среднюю, а богатые - верхнюю" [3, с.143]. Любому социологу известно, что стратификация по уровню доходов во-первых далеко не единственная, во-вторых, для большинства обществ, существовавших на территории Земли, далеко не всегда главная. Во всех доиндустриальных (родовых, феодальных, «восточных») а также в социалистических обществах богатство (далеко не синоним уровня доходов!) является следствием статусного положения. Люди, обладающие высоким социальным статусом не всегда являются самыми богатыми. Даже в современном западном (в основном северо-американском) обществе богатство зачастую является следствием высокого достигнутого социально-профессионального статуса. Так что это суждение не только не верно с теоретической точки зрения, но и очень вредно с воспитательной.


III. Теоретические основания структуры курса

Высказанные здесь замечания носят не только чисто академический характер, но имеют самое непосредственное отношение к преподаванию начального курса социологии в школе и на подготовительных отделениях вузов. Задача такого курса, на наш взгляд, состоит в том, чтобы дать базовую структуру основных понятий социологии в их логической и исторической взаимосвязи. Как показывает наш педагогический опыт, попытка "для простоты" дать нечеткое и не вполне логичное "приблизительное" изложение, с надеждой на то, что "вырастут - разберутся" лишь отталкивает учащихся от предмета и, кроме того, сильно осложняет его дальнейшее освоение в студенческие годы.

Между тем, все отмеченные недостатки популярных учебных пособий по социологии отнюдь не имманентны самой науке. Как уже отмечалось, основы систематики социологических понятий заложил в своих поздних работах Т.Парсонс. Мы не стремились дать всесторонний анализ учения Т.Парсонса; обратимся поэтому к компактному авторскому изложению его взглядов, выделив только те моменты, которые непосредственно касаются нашей темы [5].

Основной задачей своей теоретической деятельности Т.Парсонс считал разработку концептуальной схемы, которая позволила бы объяснять и прогнозировать структуру и последствия человеческой деятельности (действия - action). "Мы предпочитаем использовать термин "действие", а не "поведение", поскольку нас интересует не конкретное физическое поведение, а его обобщенные типовые характеристики (образцы - patterns) и осмысленные результаты (физические, культурные и другие) - от простых орудий до произведений искусства, а также механизмы и процессы, контролирующие формирование этих образцов." [5, с.94] Т.Парсонс выделял 4 группы факторов, объясняющих социальное действие, или, как он сам их называл, 4 подсистемы действия:
-организм и физическое окружение;
-общество;
-личность;
-культура.

Подход основателя структурно-функционального анализа в социологии на первый взгляд выглядит достаточно парадоксальным - согласно Парсонсу, культура и личность являются не элементами общества (как это трактуется практически во всех учебниках по социологии), но факторами, составляющими среду общества: "В терминах нашей функциональной парадигмы социальная система является интегративной подсистемой системы действия в целом. Три другие системы действия составляют при этом среду функционирования социальной подсистемы. .. Три из первичных подсистем общества (политика, экономика, поддержание культурных образцов поведения - А.С.) функционально взаимодействуют с тремя основными средами социальной системы...; при этом каждая из подсистем может быть непосредственно соотнесена с одной из сред"[5, с. 100].

Однако эта парадоксальность лишь кажущаяся. Т.Парсонс рассматривал общество как устойчивую систему социальных связей и отношений, стоящую над отдельно взятым человеком. Для такой системы личностные качества индивидов, их биологические потребности, являются таким же фактором внешней среды, как и природное окружение. Культура - это концентрированный опыт общества, передаваемый из прошлых поколений. Но каждое общество формирует свою структуру исходя из актуальных, "современных" задач. И "заветы предков" для такой системы, с точки зрения Парсонса, так же выступают как внешний фактор. Элементами же общества как целостной "социетальной системы" ("структурными компонентами") являются ценности, нормы, человеческие коллективы, социальные роли (с. 111). О взаимосвязи этих четырех компонентов Парсонс пишет следующим образом: "Всякая конкретная структурная единица социальной системы всегда является комбинацией всех четырех компонентов... Мы часто говорим о роли или о коллективной организации как о самостоятельных сущностях, однако это, строго говоря, лишь эллиптическая языковая конструкция. Не существует коллективной организации без ролевого членства, и наоборот, не существует роли, которая не является частью коллективной организации. Не существует также роли или коллектива, которые не "регулируются" нормами и не привержены определенным ценностным образцам. Для аналитических целей мы можем, конечно, рассматривать ценностные компоненты отдельно от структуры и описывать их как культурные объекты. Однако в том случае, если мы описываем их как категории социальной структуры, они неизбежно попадают в ряд компонентов социальных систем, включающих в себя также и три других типа компонетов"[5, с. 111-112). Итак, из краткого очерка взглядов Т.Парсонса на природу общества и систему понятий для его описания можно сделать следующие выводы, имеющие значение для нашего подхода к преподаванию основных понятий социологии в системе довузовского обучения.

1. Парсонс рассматривал общество как самостоятельную реальность, не сводимую к результатам взаимодействия отдельных индивидов. В этом отношении он является последователем Аристотеля, Гегеля, Маркса, Дюркгейма, и противником формализма в антропологии (Р.Фирс, М. Герсковитц) и микроэкономического подхода в социологии (Г.Беккер).
2. Ключевыми понятиями для анализа общества он считал не "Культуру" и "Личность", а понятия, отражающие устойчивую групповую структуру общества (коллектив, нормы, ценности, роли), считая недопустимым их анализ вне зависимости друг от друга. Этот вывод имеет не только научное, но и педагогическое значение. Не существует норм, ценностей, ролей вне коллектива; точно так же любой коллектив (социальная группа) обязательно обладает ролевой, нормативной и ценностной структурой. Только проанализировав эти фундаментальные понятия и соответствующие им явления, можно переходить к рассмотрению более сложных феноменов, таких как культура, личность, общество в целом.
3. Главное, что определяет специфику общества как по отношению к чисто биологическим системам, так и по отношению к сложным системам неорганической природы, является наличие языка, или системы символов, принципиально отличающейся от системы знаков, на которой основывается коммуникация в досоциальных системах. Фундаментальное отличие состоит в том, что знак физически связан со своим деноминантом (например, запах у животных), в то время как символ абсолютно автономен по отношению к обозначаемым им предметам; система символов строится по своим собственным законам, не имеющим прямого отношения к связям между деноминантами в физическом мире: "Язык - это не просто совокупность традиционно используемых символов; это система символов, значение которых соответствует определенному коду."[5, с.113].

Принимая в целом за основу курса эти положеня Т.Парсонса, хотим сделать несколько уточнений.

Во-первых, вместо употребляемого самим классиком термина "коллектив" мы будем использовать более распространенное и имеющее в современной социологии более точное значение понятие "социальная группа", классическое и признанное всеми определение которого дал Р.Мертон.

Во-вторых, полностью принимая положение о неразрывности четырех компонентов социальной системы, мы все же вынуждены начинать с одного из них. Из этой четверки (роли, нормы, ценности, группы) в качестве стартового целесообразно выбрать группы.
-Прежде всего, социальные группы являются материальным носителем всех основных компонентов социетальной системы; именно в них протекают основные социальные процессы.
-Понятия роли, ценности и нормы просто невозможно ввести, не определив предварительно понятие социальной группы.
-Многие разновидности социальных групп достаточно хорошо изучены в социологии и социальной психологии, проводились специальные экспериментальные исследования, ряд результатов которых можно рассматривать как классические, отражающие глубинные закономерности внутри- и межгруппового общения.
- Не лишена основания неоднократно высказывавшаяся гипотеза о том, что некоторые процессы, протекающие на микруровне в группах, имеют свои аналоги на макргоуровне (например, знаменитые классические эксперименты К.Левина по чередованию типов лидерства).
- Наконец ( last but not least), такой подход наиболее понятен для школьников, поскольку каждый из них является участником социальных групп, которые являются для них вполне объективной реальностью, и многие закономерности функционирования которых для них интуитивно ясны. В то же время понятия «роли», «нормы», «ценности», а тем более такие абстрактные категории как "общество", "культура", "цивилизация" правильно воспринимаются только после усвоения более элементарных и очевидных понятий.

Первый раздел нашей программы и основанного на ней учебного пособия [4] посвящен ключевым понятиям социологии, описывающим «социетальную систему» в понимании Т.Парсонса. По сути в этом разделе всесторонне рассматривается социальная группа как основная ячейка человеческого общества. Он начинается с рассмотрения того, чем именно человеческие сообщества отличаются от сообществ животных. Главное внимание уделяется роли языка как особой системы передачи и хранения информации, в корне отличающейся от биологических кодов. Язык рассматривается как система символов, специфической разновидности знаковых систем, отличающейся от знаков, используемых животными. Показано, что эти особенности влияют на трудовую деятельность, социальную организацию, накопление и хранение культурной информации в человеческих сообществах. Использование языка многократно увеличивает адаптивные возможности человеческих сообществ и создает предпосылки для технологического и культурного прогресса. При этом не отрицается, что и в сообществе животных могут возникать зачатки символических систем, однако в них эти системы не играют основной роли. В данном разделе даются лишь самые общие представления о роли языка в обществе, поскольку в ходе дальнейшего изложения мы неоднократно возвращаемся к этой теме.

В разделе раскрывается содержание четырех базовых категорий социологии: социальные группы (базовое понятие), роли, нормы, ценности. Здесь мы следуем выбранному принципу изложения: субъект (группа), его структура (роли), его качества (нормы, ценности). Приводятся наиболее распространенные классификации групп и рассматриваются важнейшие механизмы их функционирования, причем в качестве примеров приводятся не только "случаи из жизни", понятные ученикам, но и наиболее выразительные результаты ставших классическими социологических и социально-психологических исследований (Г. Таджфел, К.Левайн, С.Эш. Э Мэйо). Показана тесная взаимосвязь ролей, норм, ценностей и их зависимость от структуры группы и от опыта ее общения с внешней средой. Специально рассматриваются внутригрупповые и межгрупповые процессы (стереотипы, конфликты, маргинальность).

В этот же раздел включены темы «Социализация» и «Социальный контроль». Хотя эти темы касаются в основном локальных обществ, однако их целесообразно рассмотреть именно в разделе, посвященном социальным группам, поскольку социализация в основном происходит именно в социальных группах; девиация определяется также по отношению к конкретным социальным группам. В следующем разделе, посвященном локальным обществам, эти темы рассматриваются в рамках конкретных институтов (например, семьи и образования). Во втором разделе учащиеся переходят с уровня социальных групп на более высокий уровень – локальных обществ. Структура этого раздела в известном смысле повторяет структуру первого. Это совпадение не случайно - ведь общество само по себе является большой социальной группой, поэтому многие явления и процессы, происходящие на микроуровне (в группах), имеют свои аналоги и на макроуровне (в обществах). Ролевой структуре социальных групп соответствует статусная структура общества, то есть социальная структура и социальная мобильность. Здесь мы придерживаемся той же схемы, что и в первом разделе: Субъект (общество); структура субъекта (социальная структура и мобильность); качества субъекта (культура).

В свою очередь, ценности и нормы образуют базовую структуру культуры общества. Категория "Культура" вводится только в разделе "Общество", а не ранее, так как многие фундаментальные свойства культуры (например, ее системность) проявляются только на уровне общества в целом, но далеко не всегда- на уровне отдельных групп (субкультур). Социальные институты по самому своему определению являются элементом и механизмом функционирования культуры на уровне общества в целом.

В разделе мы стремились широко использовать факты из российской истории и истории других обществ, привлекая материалы школьных курсов Всеобщей и Отечественной истории. Авторы делают попытку уйти от от однозначной идеологической трактовки событий российской истории, которая, к сожалению, преобладала в школьных учебниках последних десятилетий (как советского, так и постсоветского периода).

Третий раздел поднимает учащегося еще на один этаж: он переходит с рассмотрения локальных обществ (государств, межгосударственных союзов) на уровень глобального сообщества. Здесь мы также постарались уйти от однобокого освещения проблем (с «глобалистской» или «антиглобалистской» точек зрения). Глобализация рассматривается как объективный и неизбежный процесс. В то же время мы стремились представить арзные точки зрения на пути и возможные варианты глобализационных процессов и по-возможности отразить роль России в этом процессе.

Четвертый раздел представляет собой краткий экскурс в историю социологической и социально-философской мысли; основное внимание при этом уделяется тем авторам, ссылки на которых имеются в предыдущих разделах программы и главах пособия. В то же время рассмотрение классических работ в исторической последовательности дает возможность учащимся воспринять социологию как развивающуюся систему идей, а не как случайный набор гениальных догадок. В этом же разделе содержится краткий очерк эмпирической социологии (классических социологических исследований) и наиболее популярных методов социологических исследований. Рассмотрены некоторые актуальные проблемы и перспективные направления современной экономической социологии.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
1. Большой толковый социологический словарь (Collins). ТТ. 1-2: Пер. с англ.М.: Вече, АСТ, 1999
2. Малиновский Б. Функциональный анализ. : Пер. с англ...// Антология исследований культуры. Т.1.,СПб.1997
3. Кравченко А.И. Введение в социологию. Учебное пособие для 10-11 классов.М., "Просвещение", 1997.
4. Сорвин К.В., Сусоколов А.А. Система социологических понятий в кратком изложении. Для школьников старших классов и студентов младших курсов. – М.: SPSL – «Русская панорама», 2002
5. Парсонс Т. Понятие общества: компоненты и их взаимоотношения. пер. с англ.,THESIS, N 2 (весна), 1993, с.94-122
6. Смелзер Н. Социология. пер. с англ., М."Феникс", 1998
7. Фролов С.С. Социология: Учебник для высших учебных заведений. 2-е изд. М.,"Логос". 1998
8. Человек и общество. Учебное пособие по обществознанию для учащихся 10-11 кл. общеобразовательных учреждений. Под ред. Л.Н.Боголюбова, А.Ю.Лазебниковой.- 6-е издание.-М.,"Просвещение", 2000
9. Kroeber A., Kluckhohn C. Culture: A Critical Review of Concepts and Definitions. - N.Y.,1963
10. LeVine R.A., Campbell D.T. Ethnocentrism: theories of conflict, ethnic attitutes and group behaviour.-N.Y.,1972
BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также: