Эксоцман
на главную поиск contacts

О соотношении биологического и социального в медицине

Опубликовано на портале: 16-11-2003
Вопросы философии. 1968.  № 2. С. 58-64. 
Тематический раздел:

В статье рассматривается значение социальных и биологических факторов при возникновении и развитии заболеваний. Автор предлагает считать основополагающими факторами биологические, так как болезнь есть процесс биологический, хотя при этом не следует и недооценивать значения факторов социальных. Но последние, в основном, влияют на окружающие условия при возникновении и течении болезни, а уже только эти условия (состоящие из биологических факторов) влияют на болезнь. Следовательно, влияние социальных факторов на болезнь опосредовано факторами биологическими.



О соотношении биологического и социального в медицине

Г. Е. ВЕКУА (Тбилиси)

Правильное понимание соотношения биологического и социального имеет важное значение не только для решения такого широкого теоретического вопроса, как взаимосвязь и взаимодействие человека, природы и общества, но и для решения многих теоретических и практических вопросов медицины. В статье мы ограничимся рассмотрением этого вопроса применительно к более узкому аспекту медицинской науки, а именно к общей патологии.

В специальной литературе, особенно в работах последних лет, преобладает мнение, что биологическое в патологических явлениях содержится в снятом виде в рамках социального (см. сб. Философские и социальные проблемы медицины, М., 1966, стр. 264). Многие исследователи (А.Д. Адо, С. М. Павленко и др.) считают, что именно социальные факторы являются определяющими для возникновения и развития болезни. А.Д. Адо пишет; Важнейшим критерием для понимания сущности болезни человека является отношение его организма к среде. Последней для человека является среда социальная, в которой биологические (физиологические) закономерности протекают в снятом виде (Патологическая физиология сердечно-сосудистой системы. Материалы IV Всесоюзной конференции патофизиологов, т. II, стр. 379, Тбилиси, 1964).

Подобная точка зрения доминирует и в недавно вышедшем сборнике Философские и социальные проблемы медицины. В статьях Г. И. Царегородцева, А. М. Изуткина, И. Калайкова (Болгария), Г. Штрасса (ГДР), К. К. Платонова и других подчеркивается, что в противоречивом единстве биологического и социального в патологических явлениях ведущей стороной является социальное (см. стр. 225, 260, 264, 266, 292 и т. д.). При этом бросается в глаза, что данное положение авторы считают настолько очевидным, что не находят даже нужным специально его доказывать. Они лишь ограничиваются оговоркой, что взаимоотношения между биологическими и социальными сторонами в болезненном процессе проявляются по-разному, и, возможно, в одних случаях, на той или иной стадии болезненного процесса, ведущее место занимает биологическое, а в других социальное. Но и в первом и во втором случаях биологическое содержится в социальном в снятом виде, ведущее место принадлежит социальному, а биологическое преломляется через него (см. стр. 265).

С этим положением, как нам кажется, трудно согласиться. По-видимому, тут имеет место преувеличение роли социальных условий для заболевания и умаление значения биологических закономерностей и внутренних механизмов заболевания, приводящее к недооценке влияния общеприродной среды на человеческий организм.

Против преувеличения роли социальных факторов в медицине одним из первых выступил И.В. Давыдовский, показавший, что патогенез это прежде всего мир внутренних закономерностей, то есть биология в настоящем смысле слова. Вместе с И.В. Давыдовским по отдельным вопросам соотношения социального и биологического в медицине выступали Д.А. Бирюков, В.Ф. Сержантов, А.И. Струков, Н.Н. Морозов и другие, которые, на наш взгляд, занимают в целом правильную позицию, считая, что болезнь по своей природе явление биологическое, а не социальное.

Конечно, то, что человек в одно и то же время является биологическим и социальным существом, не вызывает спора. Не может быть сомнений и в том, что учет социальной жизни человека, его трудовой, производственной деятельности и т. д. имеет важное значение для уяснения вопросов этиологии и патогенеза заболеваний, поскольку эти факторы также оказывают влияние на ход и течение болезни.

Но суть проблемы соотношения биологического и социального в интересующем нас аспекте состоит как раз в выяснении того, в чем именно состоит сущность патологических процессов, представляет ли собой болезнь биологическое явление, подчиняющееся биологическим законам приспособления организма к среде, нарушающее биологическую (органическую) целесообразность (И. В. Давыдовский), или же болезнь явление социальное, подчиняющееся социальным закономерностям? Что является главным, основным для патологии как науки изучение биологических закономерностей и механизмов болезни или же изучение социально-экономических закономерностей, снимающих, как утверждают сторонники социальной детерминации патологических явлений, эти биологические закономерности?

Такая постановка вопроса на первый взгляд может показаться метафизической, приводящей или к биологизированию, или к социологизированию патологических процессов. На самом деле, ставя вопрос таким образом, мы отнюдь не хотим противопоставлять друг другу как взаимоисключающие биологическое и социальное в патологии, хорошо понимая их взаимосвязь и необходимость учета в теории и практике медицины наряду с биологической природой болезней и социальных факторов патогенеза. Но, полагая вместе с тем, что биологическое и социальное не являются равнозначными в патологическом процессе, мы считаем целесообразным и нужным поставить вопрос: какова природа основных форм патологии, является ли она биологической или социальной?

Могут также сказать, что, так как в различных по природе заболеваниях удельный вес биологического и социального не одинаков и определяющая роль социальных факторов в возникновении некоторых заболеваний, например, психических, не подлежит сомнению, не следует ставить вопрос о патологии в целом. Не отрицая допустимости такого возражения, мы все же полагаем, что этот вопрос применительно к патологии в целом можно ставить в общетеоретическом плане, конечно, подразумевая при этом необходимость дальнейшей конкретизации этого общего положения применительно к отдельным отраслям медицины. Для решения поставленного выше вопроса немаловажно четкое определение понятий биологического и социального, так как различное понимание этих категорий в немалой степени способствует разноречивости в решении проблемы соотношения биологического и социального в медицине.

При рассмотрении понятия биологического необходимо учитывать как морфолого-структурный, так и функциональный аспекты жизненного процесса. Понятие биологического отражает единство структурной и функциональной сторон жизненного процесса; биологическое, как и всякое материальное, это прежде всего единство вещности и отношений. Следовательно, к биологическому относится как структура, организация, так и функция клеток, тканей, органов и т. д. В отличие от физико-химических процессов, происходящих в неживой природе. .биологическое это качественно новое единство биофизико-химических процессов жизнедеятельности, протекающих не только на молекулярном, клеточном уровне, но и на уровне организмов и систем.

Вообще можно сказать, что возникновение и развитие живой формы бытия материи было бы невозможно без целесообразной (приспособительной) деятельности живых организмов. Эта активность живых организмов приобретает совершенно новое содержание и форму с появлением на Земле человека. Конечно, биологические качества человека, как и любого животного, проявляются во взаимодействии его организма с окружающей природной средой. Но только с появлением человека начинается воздействие на природу искусственными средствами. В результате трудовой деятельности с помощью орудий труда формируется и развивается общественное производство. Социальная сущность человека это прежде всего совокупность производственных, общественных отношений. Человек как социальное существо в процессе труда создает материальные и духовные ценности и активно приспосабливается к природе, что не проходит бесследно и для его телесной организации. Человек становится как бы носителем двух видов закономерностей биологических и социальных, которые, взаимопроникаясь и переплетаясь, вместе с тем сохраняют относительную самостоятельность. На возникновение, течение и исход болезни, безусловно, определенное, а в ряде случаев и решающее влияние оказывают социальные факторы и социальная сущность человека, но от этого сама болезнь не перестает быть биологическим явлением, подчиняющимся биологической закономерности.

Признав решающее значение социального фактора в болезненных процессах, некоторые утверждают, что медицина изучает биологическое (жизнедеятельность), преобразованное под влиянием социальных закономерностей жизни человека и подчиненное им (см. сб. Философские и социальные проблемы медицины. М., 1966, стр. 292. Разрядка моя. Г. В.). Но опосредование природной среды социальными условиями не упраздняет самого природного характера этой среды: климат, улучшенный путем лесонасаждений, осушений и т. д., это все же климат, улучшенная пища все же есть пища. Следовательно, было бы правильнее говорить не о подчинении биологической жизнедеятельности социальным закономерностям, а о том, что как природные, так и социальные факторы, как правило, воздействуют на человеческий организм через его биологические приспособительные механизмы. И.В. Давыдовский пишет: Социально-экономические отношения тоже не действуют на человека прямо, а всегда так или иначе преломляясь в природных факторах, т. е. в животной (биологической) основе человека, как вида (И.В. Давыдовский. Проблема причинности в медицине. М., 1962, стр. 35).

Подчеркивая значительность влияния социальной среды на биологическое функционирование человеческого организма, нужно указать на двоякий характер этого влияния: 1) непосредственное влияние социальной среды на человека (тяжелые или легкие формы труда, организация и качество питания, жилища, одежды, что в конечном счете обусловливается производственными отношениями, искусственное вмешательство в климатические условия и т. д.) и 2) опосредованное нервно-психическими факторами влияние социальной организации в целом: отношения собственности, форма правления, законодательства, различного рода психические раздражители и т. д., оказывающие общее воздействие на организм, на психику человека, что, в свою очередь, влияет на его биологическое состояние.

Общеизвестно, что психическое состояние человека в значительной мере влияет на течение и исход болезней, но сам патологический процесс от этого не перестает быть биологическим. Решение проблемы соотношения биологического и социального в медицине невозможно без раскрытия диалектики причинно-следственных отношений природного и социального факторов в аспекте биологического функционирования человеческого организма. В отличие от природного фактора, являющегося непосредственной причиной нарушения биологической функции организма, социальный фактор может быть причиной патологических процессов в двоякой форме: 1) в форме опосредования опять-таки природными факторами и 2) в форме непосредственного воздействия на нервную систему (например, стресс-факторы и т.д.). Но само следствие как природной, так и социальной причины, то есть нарушение (или восстановление) биологической функции организма, протекает всегда в биологической форме и подчиняется биологической закономерности. Так, например, улучшение климата, форм организации жизни в виде правильного отдыха, занятия спортом и т. д. улучшает функции отдельных органов, то есть чисто биологические функции организма. Правда, социальные факторы: хорошее настроение, полноценное питание, неизнуряющий труд и т.д. могут усилить иммунные свойства организма или ускорить процесс восстановления нарушенной функции, но как нарушение, так и восстановление биологической функции всегда подчиняется биологической закономерности. Таким образом, влияние социальных факторов на человеческий организм в аспекте патологического процесса, как правило, опосредовано биологическими закономерностями, непосредственно регулирующими функционирование организма.

Из сказанного следует, что в изучаемых медициной патологических процессах вряд ли правомерно говорить о снятии биологической закономерности в буквальном смысле диалектического понятия снятие, ибо, во-первых, даже идеально совершенные социальные условия не могут снять полностью влияние природной среды на человеческий организм хотя бы потому, что сам земной шар не является замкнутой системой, и вряд ли правильно думать, что человек в полной мере может регулировать взаимодействие нашей планеты с космосом, а во-вторых, потому, что природные патогенные факторы нестатичны: и так же, как каждая новая культурная форма растения влечет за собой появление новых вредителей, так и патогенные для человеческого организма факторы, например, вирусы, могут возникать в новой, приспособленной к новым условиям форме.

Анализ нормального и патологического состояний человеческого организма вскрывает ошибочность представления, будто бы снятость биологической закономерности социальными в человеческом организме вытекает из марксистско-ленинской методологии. На деле такое представление связано со смешением понятий: человек как социальное явление, изучаемое социальными науками, и человек как биологическое явление, изучаемое естественными науками, в данном случае специальной отраслью медицины патологией.

Если утверждение о снятости биологических процессов в человеческом организме социальными закономерностями признать правильным, если болезнь явление социальное, то тогда патологию нужно включить в разряд социальных наук: ведь науки различаются по тому, какую форму движения материи они изучают. К сожалению, сторонники социальной обусловленности патологических явлений ничего не говорят о том, как они представляют себе перестройку медицинских наук, необходимо вытекающую из логики их рассуждений, не вносят в связи с этим никаких конкретных предложений. В самом деле, если биологические (физиологические) процессы в организме протекают в снятом виде, если сущность патологических процессов социальна, то необходимо будет всю медицинскую биологию (анатомию и физиологию человека, цитологию, эмбриологию, медицинскую генетику, биохимию, биофизику, вирусологию и т.д.), общую патологию (патологическую анатомию, патологическую физиологию, фармакологию, общую терапию, общую хирургию и т.д.) и клиническую медицину (терапию, хирургию, педиатрию, гинекологию, неврологию, отоларингологию, онкологию и т.д.) перестроить таким образом, чтобы нацелить их на раскрытие социальной сущности патологических процессов. Можно с полной уверенностью сказать, что такое переключение, если его осуществить, ничего, кроме вреда, не принесет. Больше того, за исключением санитарно-гигиенических и профилактических медицинских учреждений, призванных заниматься разработкой социальных проблем медицины, имеющих важнейшее значение для здравоохранения, такая перестройка нанесла бы смертельный удар самой медицине.

Интересно отметить, что сами сторонники социальной детерминации заболеваний в своей конкретной научно-исследовательской работе не придерживаются собственного тезиса и не раскрывают социальной сущности патологии. Так, например, в материалах IV Всесоюзной конференции патофизиологов (октябрь, 1964, Тбилиси), где авторитетно прозвучал тезис А.Д. Адо о социальной обусловленности болезни, нет ни одного доклада или выступления, в котором конкретно рассматривался бы данный вопрос. То же самое мы видим в программах и учебниках по патологической физиологии для студентов медицинских вузов. Высказав во введении положение о социальной детерминированности болезни, авторы этих учебников в дальнейшем, при рассмотрении вопросов общей и частной патологической физиологии, как правило, совершенно забывают об этом. На сегодняшний день подавляющее большинство медицинских работников занято изучением медико-биологической проблематики, внутренних механизмов болезненного процесса, разработкой конкретных лечебных мероприятий, в отношении же социальных факторов этиологии и патогенеза они пока что довольствуются общими рассуждениями, совершенно оставляя в стороне серьезное исследование этих факторов.

Что же получается? С одной стороны, признание социальной сущности болезни, а с другой в конкретной научно-исследовательской практике почти полное игнорирование этой социальной сущности. Если к этому прибавить, что основным и почти единственным объектом экспериментирования в современной медицине являются стоящие на довольно низкой ступени эволюции подопытные животные, то выходит, что медицина занимается вовсе не тем, чем она должна заниматься, по мнению сторонников социальной детерминированности болезней. Жизнь это прежде всего биологический процесс. Человеческая болезнь тоже биологическое явление, хотя оно свойственно существу социальному. Что же касается действия на организм человека социально-экономических факторов, то они не снимают жизнь как биологический процесс. Биологические (физиологические) процессы не перестают быть таковыми, они отнюдь не становятся социальными оттого, что на них воздействуют социальные условия жизни общества.

В последние годы благодаря применению современных физико-химических методов успешно исследуется молекулярный уровень строения и функционирования живого вещества, родилась новая область патологии, которую можно назвать учением о молекулярных болезнях. Выяснены причины многих так называемых наследственных болезней (некоторые болезни крови, болезни, связанные с нарушением обмена углеводов, аминокислот, пуринового и пирамидинового обмена и т.д.). Не исключено, что в основе и некоторых других заболеваний, этиология которых еще не раскрыта, также лежат нарушения обмена веществ, нормального хода сложнейших биохимических реакций. Академик Н.Н. Блохин указывает, что только современная молекулярная биология способна разрешить наконец проблему злокачественного роста... (сб. Наука и человечество, 1962, стр. 7273).

Разумеется, и на молекулярном уровне не исключается влияние социальных факторов на течение биофизико-химических процессов. Но влияние социальных условий это одно, а раскрытие конкретных причин и механизмов молекулярных болезней другое.

Заметный уклон в сторону социальной обусловленности при решении вопросов патологии объясняется, по-видимому, вполне понятным стремлением некоторых наших ученых отречься от чуждых нам течений и направлений в зарубежной медицине, игнорирующих роль социальных факторов при заболеваниях. Справедливо критикуя эти течения, некоторые наши авторы иногда сами впадают в другую крайность недооценивают значение биологических факторов. Слов нет, такие биологизаторские и натуралистические течения зарубежной медицины, как социал-дарвинизм, фрейдизм, ломброзианство и т. д., надо критиковать самым решительным образом. Но вместе с тем не надо забывать, что само по себе признание ведущего значения для медицины изучения биологических закономерностей человеческого организма не является ни идеализмом, ни метафизикой. К идеалистическим и метафизическим взглядам приводит абсолютизация биологических факторов, игнорирование социальных факторов в жизнедеятельности организма, механическое перенесение на социальные явления биологических закономерностей.

Возражая против тезиса о снятости биологических процессов в живом организме, мы далеки от мысли хотя бы в малейшей мере недооценивать значение социальных условий, способствующих заболеванию. Безусловно также, что социальные факторы являются условиями, положительно или отрицательно влияющими на здоровье и болезни людей. Особо сильное влияние социальные факторы оказывают на возникновение и развитие различных инфекционных заболеваний и эпидемий. Известно, что плохие условия жизни трудящихся масс в капиталистических, колониальных и зависимых странах резко увеличивают распространение различных инфекционных заболеваний, приводят к высокой смертности, особенно детской. В СССР и других странах социализма, наоборот, в результате коренных социально-экономических преобразований и оздоровительных мероприятий распространение инфекционных заболеваний и эпидемий резко сократилось. Наша страна имеет самый высокий показатель продолжительности жизни людей, наглядно говорящий о том, что проблема долголетия это прежде всего социальная проблема. Это означает, что без коренного преобразования эксплуататорского общества невозможно радикальное оздоровление жизни людей.

Трудно переоценить значение социальных условий для борьбы с различными заболеваниями. Можно сказать, что защита организма человека от вредных факторов среды почти всецело определяется прежде всего социальными условиями, ибо степень оздоровления окружающей человека природной и социальной среды в конечном счете зависит от широких социальных и гигиенических мероприятий общегосударственного масштаба. С точки зрения профилактической медицины решающее влияние на здоровье и заболеваемость людей оказывают именно социальные факторы.

Следовательно, если учесть, что в дальнейшем развитии медицины ее профилактическое назначение будет все более возрастать, а при коммунизме важнейшим разделом медицины станет гигиена в широком смысле этого слова, то необходимо признать, что учет социальной природы человека и знание основных социально-экономических тенденций развития общества приобретают для медицины первостепенное значение.

Вместе с тем не надо забывать, что профилактические и санитарно-гигиенические мероприятия и рекомендации в своей основе всегда опираются на правильное понимание биологической жизнедеятельности организма, на знание биологических механизмов защиты от вредных влияний природной и социальной среды. Чем глубже медицина раскроет биологические закономерности человеческого организма, тем успешнее будет ее борьба за укрепление здоровья людей. Преодоление тяжелых наследственных заболеваний возможно лишь путем изучения их генетической сущности. Конечно, при разработке профилактических и лечебных мероприятий медицина наряду с биологическими закономерностями организма всегда должна учитывать социальную природу человека и социальную обусловленность здоровья и болезни людей. Но это не значит, что социальные факторы нужно считать этиологическими факторами, определяющими специфику и качественные особенности заболеваний. Этиологическим фактором туберкулезных заболеваний считается микроб, а социально-экономические условия и образ жизни людей выступают, как правило, лишь в роли внешних факторов, способствующих распространению этого заболевания. Объявлять социальные факторы причиной болезни это значит смешивать причины с условиями, подменять первые последними. Болезнь человеческого организма это прежде всего биологический процесс, биологическое явление.

Сторонники социологизации медицины считают недостаточным и неправильным определение медицины как науки о больном, так как в этом случае, по их мнению, стирается качественное отличие медицины от ветеринарии. Слов нет, в определение медицины необходимо включить социальный аспект этиологии и патогенеза, но вместе с тем следует отметить, что и без учета этого аспекта медицина и медицинская биология качественно отличаются от ветеринарии и зоологии, что обусловлено качественным отличием человеческого организма от организма животных.

Развитие современной медицины выдвигает целый ряд проблем, имеющих социальный характер. Решение этих проблем невозможно без сотрудничества медиков, биологов, философов и социологов. Актуальность исследования социальных проблем медицины несомненна, но эти исследования предполагают в качестве своей основы углубленную разработку специфических медико-биологических проблем. Всестороннее развитие молекулярной биологии, генетики, биохимии, общей патологии, клинической медицины, разработка социальных проблем медицины, учет и использование достижений социальной гигиены такова, по нашему представлению, основная линия развития медико-биологических наук.

BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Инна Борисовна Назарова
Социологический журнал. 1998.  № 3/4.
[Статья]
Анатолий Петрович Ястребов, Лариса Георгиевна Лапшина
Университетское управление. 1998.  № 4(7). С. 17-19. 
[Статья]
Инна Борисовна Назарова
Журнал исследований социальной политики. 2007.  Т. 5. № 3. С. 335-350. 
[Статья]
Ирина Владимировна Журавлева
Социологические исследования. 2008.  № 2. С. 15-16. 
[Статья]