Эксоцман
на главную поиск contacts

Рецензия на статью "Why do consumer prices react less than import prices to exchange rates?", Philippe Bacchetta, Eric van Wincoop / NBER Working Paper Series, No. 9352., 2002 г.

Опубликовано на портале: 13-05-2004
Одним из наиболее молодых направлений исследований в международной макроэкономике является изучение эффекта, оказываемого изменением валютного курса на внутренние цены. В англоязычной литературе этот эффект получил название exchange rate pass-through.

Если обратиться к эмпирическим работам, то можно обнаружить, что, по крайней мере, в развитых странах потребительские цены реагируют на изменение номинального курса намного меньше, чем цены импорта. Здесь под ценой импорта понимается цена, по которой был куплен товар у иностранного производителя, а под потребительской ценой – цена, которую платит за этот товар конечный потребитель. Следует отметить, что этот вывод нельзя автоматически переносить на развивающиеся страны и страны с переходной экономикой по ряду причин. Во-первых, экономика таких стран может быть в значительной степени долларизована и установление цен на внутреннем рынке может осуществляться в иностранной, а не национальной валюте. Во-вторых, ожидания экономических агентов, в том числе инфляционные, могут в значительной степени зависеть от стабильности обменного курса, поэтому даже небольшие колебания курса могут непосредственно отражаться на конечной цене.



На сегодняшний день можно выделить два дополняющих друг друга подхода к объяснению причин, по которым эффект pass-through проявляется в различной степени в ценах импорта и потребительских ценах. В рамках первого подхода предполагается, что, если в цене импортируемого товара существенная часть добавленной стоимости (например, в виде расходов на маркетинг, распространение товара, розничную торговлю) принадлежит отечественному производителю, потребительские цены не будут чувствительны к изменению курса. Тем не менее, этот подход не объясняет полностью различий в рассматриваемом эффекте.

Во втором подходе импорт является товаром промежуточного потребления. В этом случае внутренний производитель может замещать импортные товары на отечественные. Тогда изменение номинального курса будет полностью отражаться на импорте и слабо влиять на цены конечных благ.

При этом выводы, получаемые в рамках обоих подходов, зависят от предположений относительно стратегии установления цен, которая, как правило, задается экзогенно. Различают две стратегии: фирма-производитель устанавливает цену в своей валюте (PCP – producer-currency pricing) либо в валюте потребителя (LCP – local-currency pricing).

Однако в некоторых работах решение относительного того, в какой валюте устанавливать цены на свою продукцию является результатом оптимального выбора. Такой подход используется и в данной статье. Авторы разделяют всю экономику на два сектора: первый сектор (авторы назвали его сектором конечной продукции) использует только импортные товары промежуточного потребления для производства конечной продукции, второй (сектор неторгуемых благ) – только отечественные. При этом полагается, что на рынке конечной продукции и товаров промежуточного потребления имеет место монополистическая конкуренция.

Поскольку производитель в секторе конечной продукции устанавливает цену в текущий момент времени, а его прибыль зависит от обменного курса в будущем, важно в какой валюте устанавливать цену. Аналогичная ситуация складывается и для фирмы-поставщика товара промежуточного потребления. Очевидно, что как поставщик, так и потребитель не могут принимать решение независимо друг от друга. Прибыль потребителя будет зависеть от того, в какой валюте установлена цена промежуточного и конечного товара. Этим же будет определяться и спрос на товар промежуточного потребления. Решение поставщика относительно валюты цен будет влиять на решение потребителя, а, следовательно, и его прибыль. Авторы показывают, что чистое равновесие по Нэшу будет в том случае, когда экспортер устанавливает цену на товар промежуточного потребления в своей валюте (producer-currency pricing), а импортер на конечный товар – в своей (local-currency pricing).

Следует отметить, что в этой модели сектор неторгуемых благ играет несколько иную роль, нежели в моделях указанного выше второго подхода. В первом случае, неторгуемые блага являются предметом конечного спроса. Если сектор неторгуемых благ достаточно велик, то данные товары составляют конкуренцию товарам, произведенным из импорта. Именно это заставляет производителей устанавливать цены в национальной валюте и приводит к тому, что номинальный курс не влияет на потребительские цены. Во втором случае неторгуемые блага рассматриваются как фактор производства и являются заменителями торгуемым (в том, числе импортным) товарам промежуточного потребления. В результате, изменение курса будет приводить к частичному изменению потребительских цен.

Аннотация статьи на портале "Экономика. Социология. Менеджмент"


Ссылки
текст статьи в формате pdf на сайте NBER:
http://papers.nber.org/papers/W9352
BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Bennett T. Mccallum
[Книга]
Francisko Nadal-De Simon, W.A Razzak
IMF Working Paper Series. 1999.  No. 99/141.
[Статья]
Werner Antweiler
[Интернет-ресурс]
Carmen M. Reinhart, Vincent R. Reinhart
[Книга]
Richard Marston
Journal of Intrernational Money and Finance. 2001.  Vol. 20. No. 2. P. 149-164. 
[Статья]
Luis Felipe Cespedes, Roberto Chang, Andres Velasco
NBER Working Paper Series. 2000.  No. 7840.
[Статья]