Эксоцман
на главную поиск contacts

Проблемы становления системы частного инвестирования в высшее профессиональное образование

Опубликовано на портале: 13-04-2004
Университетское управление. 2003.  № 3(26). С. 61-68. 
Одной из наиболее актуальных проблем современного социально-экономического развития России является модернизация образования. Ее основу составляет формирование нового организационно-экономического механизма в рамках перехода от государственно-патерналистской модели социальной политики к субсидиарному государству.

Одной из наиболее актуальных проблем современного социально-экономического развития России является модернизация образования. Ее основу составляет формирование нового организационно-экономического механизма в рамках перехода от государственно-патерналистской модели социальной политики к субсидиарному государству1 . Вместо жесткого определения государством поведения человека в социальной сфере и охвата социальной защитой практически всего населения, государство должно обеспечить социальные гарантии в той мере, в какой человек самостоятельно не справляется со стоящими перед ним экономическими проблемами. Для сферы образования это означает, что государство берет на себя ответственность по бесплатному предоставлению населению лишь определенного перечня образовательных услуг, а предоставление услуг свыше установленного уровня выводится на принцип платности. Такой подход фактически означает отказ от режима полного бюджетного содержания прежде всего высшего профессионального образования и переход к системе инвестирования в него на основе сопоставления выгод и издержек со стороны потребителей его продукта (образовательных услуг и производимого с их помощью человеческого капитала). Этот переход зафиксирован в документах о современной образовательной политике РФ: "Российское общество должно перейти от режима бюджетного содержания своей системы образования к режиму инвестирования в него"2 . Инвесторами при этом становятся домохозяйства, бизнес и государство (его федеральные, региональные и местные органы власти).

Подобные коренные изменения в содержании и в экономическом механизме образования обусловлены новыми требованиями к рабочей силе (по квалификации, коммуникативным способностям, мобильности), предъявляемыми современным производством, необходимостью сохранения конкурентоспособности российского образования. Возникает потребность в массовой подготовке специалистов высшей квалификации. Для постиндустриального общества, как показывают исследования, необходимо, чтобы не менее 30 % взрослого населения имело высшее образование. Усиливается прагматический подход к образованию со стороны учащихся. Важным становится не столько объем производимого человеческого капитала, сколько свойства, качество, производительность, гибкость и инновационные возможности человека, получившего образование. Образование и обучение в течение всей жизни становятся нормой, а способность к постоянному обучению и приобретению новых умений рассматривается в качестве самого важного параметра рабочей силы. Все это ставит проблему, с одной стороны, повышения индивидуальной ответственности сторон процесса обучения (учащегося и образовательного учреждения) за его результаты, а, с другой - роста вклада в образование населения как основного получателя выгод от него, связанных с развитием человеческого капитала.

Как показывает опыт развитых стран, ответ системы образования на современные вызовы новой стадии развития общества оказался связанным с глубокой реформой ее организационно-экономического механизма. По рекомендациям Всемирного банка эти реформы все больше переводят образование на концептуальную основу теории человеческого капитала. Эта теория, отразив сдвиги в использовании ресурсов общества, рост роли человеческого фактора, коренным образом изменила представление о характере затрат на образование. Они стали рассматриваться не столько как потребительские расходы, единовременная, безвозвратная затрата ресурсов общества на процесс обучения, а как одно из направлений инвестиций в человеческий капитал, которое увеличивает будущий поток доходов человека, фирмы и общества, а также способствует достижению справедливости, созданию "равенства шансов" в выборе направлений занятости и получении устойчивого дохода. Если раньше образование характеризовалось как отрасль, потребляющая блага и ресурсы, выделяемые государством и домохозяйствами на основе перераспределения их доходов в процессе потребления, то в новых условиях она стала характеризоваться как сфера производства и инвестирования со стороны заинтересованных в ее продукте субъектов, приносящая доход в форме более высокого дохода (для домохозяйств), повышения прибыли (для бизнеса), ускорения темпов роста и решения актуальных социальных проблем общества (для государства). Расчеты показывают, что рентабельность человеческого капитала, как правило, выше, чем физического. Например, в США оценка норм отдачи начального образования достигает 50-100 %, среднего - 15-20 %, высшего - 10-15 %3 . Значительную часть этих выгод получают домохозяйства. При этом, чем выше в стране дифференциация доходов в зависимости от уровня образования, тем выше выгоды домохозяйств и их заинтересованность в частных инвестициях в образование, тем выше доля населения в финансировании высшего образования.

Анализ, проведенный международными экспертами, показывает, что ни государственное, ни частное финансирование сами по себе не являются оптимальными для развития образования, предпочтительнее их сочетание. Как отмечается в аналитических материалах Всемирного банка, "соотношение между государственными и частными расходами на образование в развитых странах неодинаково Так, среди стран с низким уровнем дохода доля частного сектора в общих расходах на образование лежит в пределах от 20 % (Шри-Ланка) до почти 60 % (Уганда и Вьетнам), а среди стран с высоким доходом - от 5 % (Австрия) до около 50 % (Швейцария)"4 . Поиск оптимального соотношения государственного и частного финансирования стал ключевой проблемой реформирования системы высшего образования многих стран, учитывающего особенности их институциональной организации (уровень дифференциации доходов в зависимости от уровня образования, представления о социальной справедливости, традиции в сфере образования). Подобный путь в настоящее время предстоит пройти и российскому высшему образованию. Самым сложным при этом является определение доли и формирование механизмов частного инвестирования в образование.

Изучение мирового опыта указывает на наличие общей тенденции развития совместного инвестирования в образование со стороны населения, бизнеса и государства. Формируются новые инструменты частного инвестирования, внедряются косвенные методы государственного финансирования, идущие на смену менее эффективным механизмам прямого бюджетного финансирования. Оплата образования сверх гарантированного государством уровня все больше перекладывается на домохозяйства, финансирующие его из индивидуальных доходов, в расчете на увеличение будущего потока доходов и на рост благосостояния. Кроме того, как отмечается в докладе Мирового банка, "инвестиции в образование не только важный способ наращивания человеческого капитала страны и улучшения перспектив экономического роста. Они имеют и собственную ценность, поскольку образование расширяет кругозор людей, обеспечивает им возможность самореализации, способствует их материальному благополучию и здоровому образу жизни"5 . Все это делает актуальным проблему изучения перспектив становления в России системы частного инвестирования в высшее образование, развитие соответствующих финансовых инструментов.

В современной экономической литературе обосновывается два основных сравнительных преимущества частного финансирования образования по сравнению с государственным. Во-первых, оно более экономически обосновано и просчитано как инвестиционное решение, принимаемое на уровне домохозяйства, учитывает сложившуюся конъюнктуру рынка труда, ориентировано на получение выгод от приобретенной профессии. На этот аспект проблемы источников финансирования образования обращает внимание основатель теории общественного выбора Дж. Бьюкенен: "Государство представляет собой арену конкуренции различных политических и экономических коалиций за влияние на принятие решений и доступ к распределению ресурсов. С этой точки зрения, выраженной наиболее полно в теории общественного выбора, высокий уровень государственного регулирования экономических отношений в образовании приводит к нерациональным с точки зрения общества решениям, усилению роли бюрократии и к неэффективному расходованию ресурсов"6 .

Увеличение доли частного инвестирования в высшее образование способствует ликвидации проблем его неэффективного финансирования и структурных перекосов развития, неизбежно возникающих в условиях бюджетного финансирования. Именно такие перекосы между высшим и средним профессиональным образованием, направлениями профессиональной подготовки накопились в современном российском образовании. Решать их стоит на основе создания механизмов ориентации на текущие запросы рынка труда и долговременные потребности бизнеса в кадрах, через делегирование части полномочий по принятию решений о финансировании определенного направления профессиональной подготовки на уровень домохозяйств и фирм, через развитие квазирыночных и рыночных механизмов производства образовательных услуг.

Во-вторых, частное инвестирование в образование обеспечивает увеличение заинтересованности учащихся в самом процессе обучения, а также рост требовательности к предлагаемым образовательным программам. Это способствует повышению эффективности образования за счет принятия новых учебных программ, совершенствования учебного процесса, роста отдачи от преподавателей и активизации самих учащихся. Механизм государственного контроля над качеством образования и эффективностью использования ресурсов дополняется контролем непосредственного потребителя (учащегося). Развитие частного инвестирования образования создает конкурентную основу деятельности образовательных учреждений и дает толчок для начала обновления всей системы образования (его содержания, методов обучения, набора предлагаемых специальностей).

Тенденция увеличения финансовой ответственности домохозяйств за инвестиции в образование ярко проявляется в практике его реформирования во многих развитых странах. Она выражается либо в форме сокращения расходов государственного бюджета на поддержку студентов, замены государственной стипендии на студенческие кредиты, введения платы за обучение, либо в форме, сочетающей указанные стратегии. Примеры подобной политики можно найти в таких странах, как Австралия, Австрия, Великобритания, Германия, Нидерланды, США. 

В целом, система частного инвестирования способна сформировать целый ряд позитивных тенденций в развитии российского высшего образования:

  • Она формирует рыночную оценку деятельности образовательных учреждений и способствует повышению внутренней эффективности системы образования в результате более тесной увязки оплаты с предоставляемыми услугами и результатом обучения.
  • Она способствует оптимизации спроса на образовательные услуги и преодолению структурных деформаций образовательной системы. В данном случае находит решение проблема более обоснованного распределения потока учащихся между высшим, средним и начальным профессиональным образованием, направлениями профессиональной подготовки.
  • Она более тесно связывает структуру спроса на труд и структуру спроса на образовательные услуги, и на этой основе способствует более эффективному обеспечению кадрами социально-экономического развития (местного, регионального, общенационального). Это существенно повышает внешнюю эффективность системы образования.
  • Участие государства в финансировании образования, в соответствие с теорией человеческого капитала, должно ограничиваться решением тех проблем, которые не разрешаются механизмами рынка на основе частного финансирования:
  • На рынке образовательных услуг государство корректирует объем и структуру спроса и предложения в соответствии с потребностями общественного развития, выявляемыми комплексным анализом тенденций социально-экономического развития и долговременными прогнозами.
  • Так как рынок труда автоматически не обеспечивает ориентации образовательных учреждений, приобретающих экономическую самостоятельность, на долгосрочные потребности экономики, государство обеспечивает такую направленность через субсидирование развития вузами науки и подготовки специалистов по новым направлениям. Оно предоставляет льготы бизнесу, оказывающему поддержку вузам, имеющему свои образовательные центры и финансирующему получение образования своим работникам.
  • Так как рынок капитала автоматически не обеспечивает создания льготных механизмов целевого сбережения ресурсов и частного инвестирования в образование, то государство способствует развитию финансовых инструментов, обеспечивающих распределение во времени затрат домохозяйств на образование. Оно содействует кредитным учреждениям, работающим с соответствующими финансовыми инструментами; поощряет деятельность общественных фондов содействия образованию (фондов профессиональных сообществ, общественных организаций и т. п.). Как отмечает Дж. Стиглиц, "если бы рынки капитала были совершенны, люди, для которых образование выгодно, для которых отдача от образования превышает затраты, имели бы стимулы взять в долг, чтобы оплатить свое высшее образование. Но частные кредиторы в большинстве случаев не выражают желания давать в долг по такому поводу, и потому те, у кого нет своих (или родительских) средств были бы лишены доступа к высшему образованию без некоторой помощи со стороны государства. Этому есть хорошее объяснение: банки озабочены трудностями возврата ссуд Большая часть государственной поддержки высшего образования принимает форму бесплатного или по крайней мере льготного образования в университетах и колледжах штатов. Недавно, однако, федеральное правительство сделало попытку решить проблему непосредственно путем грантов и займов (часто субсидируемых) или путем гарантий займов для получения высшего образования (так, чтобы частные кредиторы были заинтересованы в расширении кредита)"7 .

Финансируя высшее образование, государство обычно преследует несколько целей: 1) обеспечения "нужного" размера системы высшего образования (достижение макроэффективности); 2) распределения финансовых ресурсов между вузами в соответствие с государственными интересами, запросами студентов и работодателей (достижение микроэффективности); 3) обеспечения доступности высшего образования для всех социально-экономических групп, т. е. равенства образовательных возможностей8 .

Сокращение собственно государственного финансирования высшего образования в современной российской экономике, являющееся проявлением глобальной тенденции развертывания механизмов соинвестирования в него со стороны домохозяйств, бизнеса и государства, должно сопровождается развитием новых избирательных, целенаправленных механизмов финансирования. С одной стороны, должна произойти переориентация с распределения бюджетного финансирования между учебными заведениями на выделение финансовых ресурсов непосредственно учащимся, а также переход от использования методов прямого финансирования к косвенному (государственные субсидии и кредиты, налоговые льготы). С другой стороны, должны быть сформированы финансовые инструменты накопления частных ресурсов, направляемых в образование (частное кредитование и образовательное страхование). Фактически это означает заключение в российском обществе нового социального контракта о распределении затрат на образование между населением, бизнесом и государством. По содержанию этот пересмотр социального контракта означает не переход от бесплатного к платному образованию, как это часто принято трактовать в современных дискуссиях по модернизации образования ее оппонентами. Он предполагает переход от обезличенного, не связанного с результатом финансирования высшего образования на основе перераспределения ресурсов общества через налогово-бюджетную систему, к совместному инвестированию на основе ответственности государства, населения и бизнеса за объемы, качество и структурное соответствие производимого человеческого капитала потребностям современной экономики, тенденциям развития рынка труда и социально-экономического развития общества. Каждая из сторон должна взять на себя часть рисков инвестирования в образование и ответственность за эффективность использования экономических ресурсов в системе образования.

Основополагающее политическое решение, лежащее в основе подобной концепции инвестирования в высшее профессиональное образование, состоит в перемещении производства образовательных услуг из государственной сферы в квазирыночную конкурентную среду. Старый организационно-экономический механизм образования основывался на заказе со стороны государства и на направлении бюджетных средств непосредственно вузам (на формировании предложения образовательных услуг в основном за счет государственных средств). В основу нового организационно-экономического механизма образования должен быть положен принцип ориентации на спрос непосредственных потребителей образовательных услуг, отражающий конкретные интересы семей, местных сообществ, предприятий. В данном случае государство призвано субсидировать этот спрос через систему образовательных ваучеров (в российском варианте - ГИФО), государственные субсидии, государственные кредиты, а также через государственную поддержку программ целевого сбережения семьями средств для финансирования образования.

Такая система взаимоотношений призвана повысить качество образования, обеспечить его соответствие запросам населения и экономического развития общества, расширить свободу выбора для домохозяйств путей получения образования, увеличить мобильность населения, повысить эффективность использования государственных ресурсов в результате развития конкуренции между образовательными учреждениями (а значит создать возможности для расширения государственных социальных гарантий и для снижения налоговой нагрузки на бизнес и население).

Результаты социологического исследования во многом подтверждают выводы о необходимости и возможности развития системы частного инвестирования в образование. Готовность семей платить за образование в последние годы растет: с 45 % в 1998 году до 60 % в 2001 году9 . При этом прирост частных средств, направляемых в образование, может на 1-2 процентных пункта превышать рост личных расходов граждан10 . В то же время из-за низких реальных доходов лишь 25-30 % семей потенциально могут принимать участие в финансировании образования своих детей, но ожидается, что к 2010 году количество таких семей вырастет до 40-45 %11 .

Интересную информацию о готовности населения к частным инвестициям в образование дают исследования кузбасских социологов, проведенные в 2002-2003 гг. в Кемеровской и Саратовской областях12 . С одной стороны, они выявили в целом отрицательное отношение населения к платному образованию. Почти 80 % опрошенных кузбассовцев высказали негативное мнение по поводу платности обучения. С другой стороны, исследования показали, что 58 % граждан, в составе семей которых есть лица, получающие профессиональное образование или намеревающиеся это делать, готовы вносить плату за обучение в том случае, если бесплатное образование окажется невозможным. На наш взгляд, данное противоречие объясняется реально идущими процессами коммерциализации образования при формальной декларации со стороны государства сохранения принципа его бесплатности. Негативное отношение населения к платности образования, скорее всего, является протестной реакцией на невыполнение государством своих формальных обязательств. Рациональный же расчет способствует формированию готовности домохозяйств оплачивать получаемые образовательные услуги. Только честная позиция государства, заявляющего о выборе направления развития в сторону формирования механизмов софинансирования профессионального образования со стороны государства и населения, может заменить негативное отношение к его платности на позитивное, основанное на сопоставлении выгод и издержек частного инвестирования.

Интересна и выявленная сумма предполагаемой ежемесячной оплаты образовательных услуг, на которую готовы пойти домохозяйства. Она колеблется от 40 рублей до 15000 при среднем значении - 1000 рублей. Примерно десятая часть кузбасских семей в настоящее время в принципе способна и готова платить за получение профессионального образования в пределах (а иногда и выше) существующих расценок в вузах. Саратовское исследование показало, что 16 % от общего числа опрошенных не готовы участвовать в оплате профессионального образования членов своих семей, 20 % не смогли определенно ответить на поставленный вопрос, а 37 % согласны на софинансирование учебы и назвали конкретные суммы своего участия - от 50 до 30000 рублей в месяц, при среднем значении 1326 рублей. Таким образом, в Саратовской области население реже соглашается на оплату учебы, но называет более солидные суммы.

О готовности населения к развитию механизмов частного инвестирования в образование свидетельствуют и оценки уже идущего в образование потока частных ресурсов, разбитого на две части - формальной и теневой оплаты. По официальным данным направляемые семьями в образование средства составляют 1,3-1,5 % ВВП, причем более половины из них расходуется теневым образом13 . По некоторым оценкам, в настоящее время емкость рынка образовательных услуг составляет от 2 до 5 млрд. долл., причем по неформальным каналам тратится не менее 1,5 млрд. долл.14 По расчетам Я. Кузьминова в 2001 г., затраты госбюджета на вузы составили 1,5 млрд. долл., 1 млрд. долл. вузы заработали самостоятельно, а 1,3-1,5 млрд. долл. прошли по теневым каналам высшего образования15 .

В настоящее время существует острая проблема развития формальных каналов поступления частных ресурсов в высшее образование и их эффективного использования. Ресурсы семей, распределившись между формальными и теневыми каналами, используются неэффективно, служат не развитию, а консервации ряда негативных тенденций в образовании. В интересах увеличения потока частных средств и формализации их каналов необходимо предпринять меры по созданию механизмов частного инвестирования в образование с использованием различных финансовых инструментов, позволяющих распределять во времени финансовые затраты и снижать текущую финансовую нагрузку на домохозяйства. Такими финансовыми инструментами являются образовательный кредит, образовательное страхование, образовательный вексель.

Разные инструменты частного инвестирования обладают преимуществами и недостатками с точки зрения ряда выделенных нами критериев оценки результатов их применения: эффективности, справедливости, расширения свободы выбора для учащихся и конкуренции среди вузов, надежности источников финансирования, потенциала расширения ресурсов, административных затрат. Анализ сравнительных преимуществ прямого частного инвестирования и частного инвестирования с помощью финансовых инструментов выявляет существенные выгоды для домохозяйств и общества в использовании инструментов образовательного кредита, образовательного страхования и образовательных ценных бумаг (см. табл.).

Оценка сравнительных преимуществ механизмов частного финансирования высшего образования
Механизм Эффективность Справедливость Свобода выбора и конкуренция вузов Надежность источника финансирования Потенциал расширения ресурсов Административные издержки
Прямые личные расходы Эффективен с точки зрения обоснованности инвестиций в человеческий капитал. Но, учитывая внешние эффекты образования, снижает возможности позитивного отбора студентов. Несправедлив с точки зрения доступности образования для разных слоев населения. С точки зрения персонификации затрат на образование и будущего потока доходов - не ведет к перераспределению ресурсов между налогоплательщиками. Свобода выбора ограничена материальными ресурсами семей. Стимулирует конкуренцию между вузами. Источник финансирования для вузов нестабилен - полностью зависит от конъюнктурных предпочтений семей на рынке образовательных услуг. Существенный, но ограничен платежеспособностью домохозяйств и системой предпочтения в расходах средств семейного бюджета. Дополнительные издержки требуются для создания системы контроля использования частных ресурсов вузами.
Личный образовательный кредит Повышает внешнюю и внутреннюю эффективность за счет персонификации инвестиций в человеческий капитал. Существует разное отношение семей разного уровня достатка к взятию кредита. Более широко он используется обеспеченными семьями, что снижает эффективность распределения средств для образования. Значительная свобода выбора, стимулирующая конкуренцию между вузами. Источник финансирования для вузов нестабилен, определяется конъюнктурной ориентацией домохозяйств на рынке образовательных услуг. Возможно значительное увеличение частного софинансирования образования, но при условии адекватного развития финансового рынка. Издержки возникают у коммерческих банков, а также в результате создания системы государственной поддержки коммерческого кредитования (системы государственных гарантий, субсидирования процента).
Образовательное страхование Повышает внешнюю и внутреннюю эффективность за счет персонификации инвестиций в человеческий капитал и стимулирования целевых сбережений. Существует проблема различного доступа к страхованию, но ее острота несколько снижается, так как ликвидируется боязнь долгового бремени и проблема "негативного приданного". Свобода выбора ограничивается сферой действия образовательного страхования (привязки к определенному вузу, региону и т. п.). Конкуренция между вузами перемещается в сферу борьбы за высокий рейтинг. Стабилизация источников финансирования для вузов, участвующих в программах образовательного страхования. Расширение возможностей частного софинансировния за счет предварительного накопления ресурсов для финансирования образования. Издержки разработки нормативной базы, заключения трехсторонних договоров, создания информационной системы.
Образовательные сберегательные облигации (векселя) Повышает внешнюю и внутреннюю эффективность за счет персонификации инвестиций в человеческий капитал и стимулирования целевых сбережений. Различия в доступности образования сохраняются, но их острота сглаживается, так как ликвидируется боязнь долгового бремени и проблема "негативного приданного". Значительная свобода выбора, но может быть ограничена сферой деятельности программ целевых образовательных сбережений. Стабилизация общего фонда частного инвестирования образования. Расширение возможностей частного софинансировния за счет предварительного накопления ресурсов. Издержки финансового сектора для создания системы целевых сбережений; издержки государства для ее стимулирования (льготы по налогообложению доходов).
 

Частное инвестирование в образование с использованием определенных финансовых инструментов (образовательного кредита, образовательного страхования и образовательных ценных бумаг) является достаточно распространенной практикой в высшем образовании многих стран мира. В России эти механизмы финансирования находятся в начальной фазе становления. Некоторый опыт их применения имеется в Кемеровской, Саратовской, Тюменской областях и Удмуртии.

Социологические исследования, проведенные в Кемеровской и Саратовской областях, выявляют значительную долю населения, проявляющих интерес к этим инструментам. В Кузбассе интерес к новым финансовым инструментам целевых сбережений имеют почти 58 % реальных и потенциальных потребителей образовательных услуг, в Саратовской области - 54 %. Особый интерес население проявляет к длительному, поэтапному накоплению и к банковскому кредиту. Все это свидетельствует о том, что сама система частного инвестирования в образование имеет перспективу развития в современной российской экономике. Однако для ее становления и развития необходимо создать соответствующие условия. Политические - принять решение о переходе к принципам совместного инвестирования в образование и закрепить его в новом организационно-экономическом механизме профессионального образования. Экономические - сформировать финансовые инструменты целевого накопления домохозяйствами ресурсов для финансирования образования.

Примечания

1 В соответствии с "Основными направлениями социально-экономической политики правительства РФ на долгосрочную перспективу" в России должен произойти переход от патерналистского к субсидиарному государству. При этом принцип субсидиарности означает, что только в тех случаях, когда субъект не может сам справиться с возникающими проблемами, государство оказывает ему помощь, для того, чтобы в дальнейшем он справлялся с проблемами самостоятельно. Возврат

2 Образовательная политика России на современном этапе. Доклад в Государственном Совете РФ. М., 2001. С. 24. Возврат

3 Капелюшников Р. Теория человеческого капитала http://www.libertarium.ru Возврат

4 www.worldbank.org.ru/wbimo/dep/mirros/chapter7.html Возврат

5 www.worldbank.org.ru/wbimo/dep/mirross/chapter7.html Возврат

6 Бьюкенен Дж. Конституция экономической политики // Вопросы экономики. 1994. N 6. С.104-113. Возврат

7 Стиглиц Дж. Экономика государственного сектора: Пер. с англ. М., 1997. С. 354. Возврат

8 Экономические проблемы высшего образования в странах Западной Европы (90-е годы). М., 1999. С.16. Возврат

9 Кузьминов Я. Образование и реформа // Отечественные записки. 2002. N 2. С. 11. Возврат

10 Кузьминов Я. Реформа образования // Отечественные записки. 2002. N 1. С. 93. Возврат

11 Образовательная политика России на современном этапе. Доклад в Государственном Совете РФ. М., 2001. С. 31. Возврат

12 В статье приведены данные исследования "Образовательное страхование и образовательный вексель" (Кемеровская и Саратовская области), проведенное Социологическим центром КемГУ. Возврат

13 Маликов Н. С. Тенденции развития образовательного потенциала семьи // Мониторинг социально-экономического потенциала семей. 2002. N 2. С. 26. Возврат

14 Березин И. Интеллектуальный капитал // Эксперт. 2002. N 25. С.70. Возврат

15 Кузьминов Я. Образование и реформа // Отечественные записки. 2002. N 2. С.10. Возврат


Курбатова М. В. Проблемы становления системы частного инвестирования в высшее профессиональное образование / М. В. Курбатова, Н. П. Дудченко // Университетское управление: практика и анализ. - 2003. - N 3(26). С. 61-68


BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Елена Михайловна Авраамова
Общественные науки и современность. 2019.  № 3. С. 36-51. 
[Статья]
Овсей Ирмович Шкаратан, Гордей Александрович Ястребов
Социологические исследования. 2008.  № 11. С. 40-50. 
[Статья]
Ольга Юрьевна Андреева, Андрей Николаевич Кабацков
Журнал социологии и социальной антропологии. 2004.  Т. 7. № 1. С. 126-138. 
[Статья]
Владимир Федорович Анурин
Социологические исследования. 1999.  № 7. С. 25-33. 
[Статья]
[Интернет-ресурс]