Эксоцман
на главную поиск contacts

История теории факторов производства

Опубликовано на портале: 30-12-2004
Проблема определения доходов факторов производства или, как это называется в современных учебниках микроэкономики — проблема формирования цен на ресурсы —является одной из ключевых проблем экономической теории. В то же время, историческое развитие экономической науки зачастую ставило данную проблематику на первое место, что естественно, так как проблема определения (и распределения) доходов является одной из самых острых проблем хозяйственной жизни. В этом очерке излагается история развития теории факторов производства от классиков до неоклассиков. Упоминаются все основные экономисты, внесшие вклад в развитие этой теории.

Проблема определения доходов факторов производства или, как это называется в современных учебниках микроэкономики — проблема формирования цен на ресурсы —является одной из ключевых проблем экономической теории. В то же время, историческое развитие экономической науки зачастую ставило данную проблематику на первое место, что естественно, так как проблема определения (и распределения) доходов является одной из самых острых проблем хозяйственной жизни.

Классическая школа подходила к проблеме распределения как к проблеме образования различных по природе доходов представителей различных классов населения. Существует три фактора производства: труд, земля и капитал, каждый из которых участвует в производстве и получает свое вознаграждение: заработную плату, ренту и процент.

Нужно заметить, что классики пытались ответить как на позитивный вопрос — от чего зависит величина этих доходов, так и на философский и нормативный вопросы: какова природа этих доходов и являются ли они справедливыми.

Мысль о том, что некоторые доходы являются несправедливыми имеет очень древнее происхождение, здесь достаточно вспомнить отношение общества к ростовщиками и ростовщическому проценту. Некоторые представители классической экономической теории также высказывали взгляды, согласно которым заработная плата является справедливым заработанным доходом, а рента, процент или прибыль — несправедливым и незаработанным доходом. Крайнее выражение эта точка зрения получила в теории К. Маркса, который утверждал, что ценность создается только трудом, часть которого имеет «прибавочный» характер и может присваиваться другими людьми (капиталистами, землевладельцами, торговцами и т. д.). Но среди классических экономистов были и такие, которые принципиально не подвергали сомнению обоснованность тех или иных доходов. Одним из таких экономистов был Ж. Б. Сэй, который предложил рассматривать все три фактора (труд, землю и капитал) одинаково, как поставщиков своих «услуг» для производства, участвующих в создании новой ценности. Этот подход в будущем стал идейной основой неоклассической теории распределения.

Что касается чисто позитивного анализа и определению величины тех или иных доходов, то здесь классическая школа, как обычно, пыталась найти законы, которые определяют средний, объективный уровень дохода того или иного фактора производства.

Этот подход хорошо выражен у Адама Смита в «Богатстве народов», где автор рассматривает проблему установления некоторого «естественного» уровня цены каждого фактора — заработной платы, процента и ренты. Эти уровни имели принципиально значение для теории «естественной» цены, так как когда цена любого товара является «естественной» тогда, когда она складывается из «естественных» уровней доходов факторов. Естественный уровень заработной платы у Смита имеет нижнюю и верхнюю граници и устанавливается где-то между ними путем договора работников и работодателей. Есть минимальная граница, ниже которой заработная плата опуститься не может – это уровень, необходимый для существования рабочего и его семьи. Но существование нижней границы не означает, что заработная плата всегда будет находиться на этом минимальном уровне. Если спрос на услуги рабочих растет, то “недостаток рабочих рук вызывает конкуренцию между хозяевами, которые предлагают один больше другого” и это повышает заработную плату. Концепция прибыил в теории Смита является одной из наименее понятных. В одном месте Смит рассматривает прибыль как вознаграждение за риск (“еще что-то должно быть дано для прибыли предпринимателя, рискующего своим капиталом в этом деле”). В другом он рассматривает ее как заработную плату за управление предприятием, но сам отвергает эту идею, так как величина прибыли зависит от вложенного капитала, а усилия для управления предприятием не связаны четко с размером капитала. Ренту Адам Смит рассматривал как разновидность монопольной цены, которую устанавливает хозяин уникального ресурса и которая представляет собой наивысшую цену из всех, которые только можно установить в данной ситуации. При этом рента, по мнению Смита, входит в состав цены несколько иначе, чем заработная плата и прибыль. Высокая или низкая заработная плата и прибыль на капитал являются причиной высокой или низкой цены. Но больший или меньший размер ренты является результатом последней.

Классическая теория распределения получила серьезное развитие в работах Д. Рикардо, который вообще считал теорию распределения главной темой экономической науки и уделил ей много усилий. В теории Рикардо ключевое значение имеет заработная плата, которая определяется стоимостью хлеба, который необходим для существования рабочих. Стоимость хлеба определяется величиной труда, который необходимо затрачивать на самых худших землях, которые не приносят ренты. Прибыль определяется по остаточному принципу — это то, что остается у капиталиста после того, как он заплатить заработную плату рабочим. Что касается ренты, то в теории Рикардо этот доход не входит в цену, в отличие от теории Смита. Рикардо предложил теорию дифференциальной ренты, которая основана на предположении разного плодородия разных участков. Рента платится со всех участков, кроме самых плохих, при этом размер этой ренты является таким, чтобы вознаградить собственника земли за более высокое плодородие, а фермеру оставить только минимальное количество дохода, за которое он согласится работать. При этом цена хлеба зависит от количества труда, которое необходимо затрачивать на самых плохих участках земли, находящихся в обработке и не приносящих ренты. Поэтому цена хлеба состоит только из трудовых затрат и не включает ренту. Поскольку Рикардо разделял концепцию народонаселения Мальтуса и считал, что количество рабочих будет непрерывно расти и в обработку будут поступать все более худшие земли, пока цена хлеба (и соответственно относительная заработная плата) не поднимется настолько, что прибыль капиталистов будет равна нулю, но землевладельцы будут при этом получать огромную ренту. Эта модель доходов трех основных классов общества была одной из самых первых сложных и оригинальных экономических моделей, в которых фигурировала вся экономическая система целиком и на ее исследование было потрачено множество усилий последующих поколений экономистов.

Для дальнейшего развития теории распределения принципиальное значение имело осмысление идеи предельной производительности, на что протребовалось почти пятьдесят лет. Сама идея высказывалась еще Ж. Тюрго в 1797 г., и потом достаточно явно высказана в 1815 г. одновременно и независимо Т. Мальтусом и Э. Вестом, которые заметили, что увеличение использования какого-либо фактора ведет в увеличению производства с сокращающимися темпами. Но эта идея не была использована для аналица установления цен на эти факторы.

Одним из первых экономистов, который попытался использовать идею предельного анализа (а точнее принцип предельной производительности) для определения доходов факторов производства был И. Г. фон Тюнен. В 1826 г. он опубликовал книгу «Изолированное государство», где изложил теорию предельной производительности в весьма современной форме. Целью Тюнена было решение задачи, которую оставили без решения А. Смит и Д. Рикардо — найти закон определения «естественной» заработной платы. Из модели Тюнена следовало, что величина «естественной» заработной платы сельскохозяйственного рабочего равна: , где a означает необходимый прожиточный минимум, а p – продукт участка, который является предельным. К сожалению, книга Тюнена оставалась долгое время незамеченной и идее предельной производительности еще предстояло быть переоткрытой заново в ходе маржиналистской революции.

Другим человеком, предвосхитившим открытие предельной производительности, был ирландский правовед и экономист С. М. Лонгфилд (1802-1884), высказавший в 1834 г. догадку о том, что определение прибыли на капитал происходит на основе его последней наименее производительной единицы, но также оставшийся незамеченым своими современниками.

Значительный и оригинальный вклад в теорию распределения доходов по факторам производства внесла австрийская школа. Основным свойством теории австрийцев было то, что ценность любого из факторов (или «благ высших порядков»), участвующих в процессе производства, определялась исключительно на основе ценности потребительских благ («благ низших порядков»), создаваемых при участии данных факторов. Это меняло традиционный порядок определения ценности: если у классиков ценность товаров определялась ценностью затрачиваемых ресурсов, то у австрийцев все происходило ровно наоборот: ценность товаров определяла ценность ресурсов, которые были необходимы для производства этих товаров (происходило «вменение» ценности). При этом австрийцы снимали проблему разнородной природы факторов, которая присутствовала у всех экономистов-классиков за исключением Сэя.. Проблема выделения участия (вклада) каждого из факторов в удовлетворении потребностей потребителей (через произведенный продукт), т.е. определения вознаграждения каждого из факторов, решалась австрийцами через определение предельных вкладов каждого из факторов.

Важной характеристикой подхода австрийской школы к факторам производства было утверждение о том, что они обладают абсолютной взаимодополняемостью и фиксированности пропорций их использования в производстве. Проблема определения «вклада» каждого фактора при этом усложнялась. Эту проблему пытался решить один из австрийцев Ф. Визер с помощью анализа набора уравнений, описывающих процесс производства некоторого количества продуктов с использованием данных факторов, где известны необходимые количества каждого из факторов и цены конечных продуктов.

Следующим этапом стало появление работ А. Маршалла и Дж. Б. Кларка, которые одновременно и независимо друг от друга переоткрыли принцип предельной производительности и попытались использовать его для создания теории распределения.

Работа Дж. Б. Кларка вышла девятью годами позже работы Маршалла и в ней были представлены все те достижения, которых достигла неоклассическая теория распределения на рубеже 19-20 вв. Кларк использовал графический анализ, чтобы показать, что предельная производительность каждого фактора убывает, что фирмы выгодно увеличивать использование фактора только до того момента, пока его предельный продукт выше его цены, и что цена фактора, таким образом, всегда в точности равна предельному продукту. Величина предельного продукта фактора — это как раз та доля этого фактора в общем продукте, на которую он может претендовать. Это утверждение характеризуется самим Кларком как естественный закон экономики и более того — делается вывод о справедливости такого механизма вознаграждения факторов, так как каждый фактор получает именно ту часть продукта, которую он произвел.

Нужно заметить, что уже Кларком и большинством его современников уже отрицалась необходимость сущностных различий между факторами, участвующими в процессе производства. Неоклассическая теория отказалась от классической триады «труд-земля-капитал», в результате чего теория функционального распределения доходов перешла в проблему ценообразования на услуги факторов, единую для всех. При этом неоклассические экономисты призначали, что общие принципы ценообразования могут дополняться какими-либо ограничениями или дополнительными условиями для каждого отдельного фактора. В дальнейшем это выразилось в анализе тех искажений на рынках факторов, которые вносит в теоретическую неоклассическую схему хозяйственная практика (деятельность профсоюзов, регулирующая деятельность государства, процессы монополизации на рынках ресурсов, специфические свойства отдельных ресурсов, например, ресурсов совместного доступа).

Но нельзя сказать, что после того, как неоклассическая теория свела всю теорию распределения к универсальной проблеме определения предельного продукта фактора производства, все трудности были решены. Возник ряд технических (или чисто теоретических) проблем, которые озадачивали экономистов не один десяток лет.

Одно из таких проблем была проблема исчерпаемости продукта. Когда заходит речь о распределении дохода согласно предельной производительности, возникает неожиданный вопрос: равен ли общий доход фирмы сумме факторных доходов?

Согласно теории предельной производительности, фирма потребляет каждый (i-тый) фактор в таком количестве xi, что выполняется равенство

где Р — цена продукта; pI — цена фактора; MPi; — предельный продукт рассматриваемого фактора. Доход собственника i-того фактора, очевидно, равен рi • xi и определяется предельным продуктом фактора.

С другой стороны, общая выручка фирмы — ТЕ = Р•Q — определяется общим продуктом Q всех взаимодействующих в процессе производства факторов. Это-то обстоятельство и вызывает сомнение в том, что сумма доходов собственников факторов непременно должна равняться общей выручке фирмы. Может быть, какая-то часть выручки останется нераспределенной? Кому она достанется? А если, напротив, выручки не хватит для уплаты владельцам факторов причитающегося им дохода, то откуда возьмется недостающая сумма?

Этот вопрос получил в экономической науке название проблемы исчерпаемости.

Впевые эту проблему поставил английский экономист и священник Ф. Уикстид своем «Эссе о согласовании законов распределения» (1894), где предложил рассматривать все факторы производства симметрично и предполагать, что все доходы (рента, процент, заработная плата) определяются на основе принципа предельной производительности. Проблема исчерпания общего продукта была естественным продолжением этого хода мысли и Ф. Уикстид попытался решить эту проблему на страницах «Эссе» и он впервые математически доказал полную исчерпаемость общего продукта при условии линейной однородности производственной функции (постоянной отдачи от масштаба), но его доказательство было очень длинным и неудобным.

В том же году кембриджский математик А. Флюкс в рецензии на книгу Уикстида предложил более короткий и элегантный способ доказательства этого утверждения с помощью теоремы Эйлера. Если производственную функцию записать как

то равновесная цена i-того фактора будет определяться его предельным продуктом:

и соответственно доход собственников i-того фактора выражается равенством

Теорема Эйлера утверждает, что если производственная функция является линейно однородной (т. е. однородной функцией первой степени), выполняется равенство

Каждое слагаемое в левой части равенства представляет собой доход собственника i-того фактора, а правая — национальный доход. Это означает, что выручка фирмы в точности равен сумме доходов всех факторов при равновесном распределении — пропорционально предельному продукту каждого из них.

К сожалению, большинство производственных функций не обладают постоянной отдачей от масштаба и поэтому применение теоремы Эйлера в любой момент к любой фирме невозможно. Но при определенных условиях предельные продукты факторов и их общий продукт связаны соотношением, аналогичным уравнению Эйлера. Эти условия выполняются, если и рынок продукта фирмы, и рынки, на которых она покупает факторы, находятся в состоянии конкурентного равновесия длительного периода. Впервые на это обстоятельство указал шведский экономист К. Виксель (1851-1926). (Более строгую формулировку и доказательство приведенного утверждения смотри. в «Математическом приложении» к журналу «Экономическая школа», вып. 4).

Разумеется, эти условия выполняются далеко не всегда, а если говорить о реальном хозяйстве, то не будет преувеличением сказать, что они никогда не выполняются. Исчерпаемость выручки фирмы факторными доходами по существу равносильна тому, что ее экономическая прибыль равна нулю. Но при любой структуре рынков фирма в коротком периоде может быть и прибыльной, и убыточной. К тому же структура реальных рынков всегда отличается от совершенно конкурентной. Таким образом, на уровне фирмы условия исчерпаемости могут нарушаться. Кто же покрывает разницу между общей выручкой и факторными доходами? Ответ очевиден: собственник фирмы, который получает либо прибыль, либо убытки. Что не противоречит действительности.

Неожиданное развитие неоклассическая теория распределения получила в 1924 г. Поль Дуглас, изучая данные по объему выпуска в промышленности США за разные годы и количества используемых труда и капитала в это время, случайно обнаружил зависимость, которая впоследствии с помощью его друга-математика Кобба была выражена функцией, имеющей общий вид

где Q - выпуск продукции, L и K - количества труда и капитала соответственно, а и А - константы, причем 0<а<1. Функция достаточно точно отражала зависимость суммарного выпуска промышленности от общего объема использования труда и капитала (о проблеме агрегирования мы пока и не заикаемся). Само по себе это еще ни о чем не говорило - можно найти и функцию другого вида, приблизительно отражающую ту же зависимость.

Но функция Кобба-Дугласа (а она получила именно такое название) обладает интересным свойством. Во-первых, она однородна в первой степени

Общий продукт распадается в точности на выплаты факторам производства, если эти выплаты производятся в соответствии с предельной производительностью факторов.

Это еще не доказывает, что выплаты производятся действительно в соответствии с этим принципом. Общий продукт всегда распадается на выплаты факторам. Вознаграждение может проходить по различным принципам, но этот очевидный факт не может не наблюдаться. Мы же не доказали равенства

и

(в самом деле, почему Кобб и Дуглас не попытались этого доказать?)

Но функция такого вида обладает еще одним интересным свойством, которое можно заметить из приведенного выше доказательства ее однородности. Оно заключается в соотношениях

и

Это означает, что если количество рабочих будет оплачиваться в соответствии с предельным продуктом последнего, то общая выплата всегда будет равна определенному процентному соотношению от Q, равному а (в формуле Кобба-Дугласа для американской промышленности это а оказалось равно 0,75). Дополнительный рабочий уменьшает

увеличивая общий продукт на некоторое но общая выплата рабочим опять составит 75% от Q. Иначе

То же самое справедливо по утверждению к капиталу. Если труд и капитал будут оплачиваться по предельному продукту, при любых их количествах 0,75 Q будут доставаться рабочим, а 0,25 Q - капиталу.

Каково было удивление Дугласа, когда доля заработной платы в национальном доходе США за эти годы оказалась приблизительно равной 0,74, а доля остальных выплат, соответственно, 0,26. Этот факт можно объяснить действием теории предельной производительности. Может ли этот эмпирический факт иметь другое объяснение, которое сделает не обязательным предыдущее?

Сама постоянность долей на коротком промежутке времени (3-5 лет) совершенно не удивительна и не нуждается в объяснении. Для такого промежутка L, К и технология примерно постоянны и доли выплат не могут колебаться сколько-нибудь сильно в любом случае. Для более длительных промежутков времени постоянность долей не доказана - доля зарплаты, например, колеблется в пределах 0,6 - 0,8. Но на этих более длинных промежутках константы функции (ее А и а) будут изменяться и изменение относительных долей не является опровержением действия вышеизложенных закономерностей.

Гораздо труднее объяснить то, что для короткого промежутка времени значение а приблизительно совпадает с долей зарплаты в национальном доходе. Этот факт трудно назвать совпадением.

Развитие теории факторов производства после 1930-х гг. происходит уже в рамках отдельных экономических дисциплин: экономики труда (labour economics), экономики природопользования (environmental economics), теории финансовых рынков (financial markets theory) и различных теорий предпринимательской прибыли (Й. Шумпетер и австрийская школа и др.).

См. также:

  1. История теории потребления и спроса
  2. История теории производства
  3. История теории рыночных структур
  4. История теории благосостояния


<< Предыдущий очерк... Следующий очерк... >>

BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Светлана Владимировна Мареева
Journal of Institutional Studies (Журнал институциональных исследований). 2017.  Т. 9. № 1. С. 88-104. 
[Статья]
Наталья Евгеньевна Тихонова
Общественные науки и современность. 2017.  № 2. С. 23–35. 
[Статья]
Евгений Всеволодович Балацкий
TERRA ECONOMICUS. 2017.  Т. 15. № 2. С. 40-56. 
[Статья]
Наталья Евгеньевна Тихонова
Общественные науки и современность. 2017.  № 3. С. 26–41. 
[Статья]
Евгений Всеволодович Балацкий
Общественные науки и современность. 2018.  № 1. С. 119–133. 
[Статья]
J. Meinstring
TERRA ECONOMICUS. 2006.  Т. 4. № 4. С. 155. 
[Статья]
Экономическая наука современной России. 2001.  № 1. С. 172-173. 
[Статья]