Эксоцман
на главную поиск contacts
В книге представлен обзор основных теоретических подходов к изучению феномена молодежных культурных и субкультурных практик второй половины ХХ-го века. Автор анализирует развитие теоретической мысли в данном направлении в рамках американской, английской и отечественной социологических традиций. Основной акцент анализа ставится на специфичном для каждого подхода понимании "молодости" и "молодежи". Опираясь на достижения британского культурализма, феминизма, исследований постмодерной культуры, а также на собственные исследования, автор предлагает отказаться от "классических" структурно-функционального и субкультурного анализов. Более адекватным для исследования (суб)культурной активности современной молодежи, по ее мнению, является т.н. постмодернисткий подход с его ориентацией на междисциплинарность изучения, множественность трактовок и интерпретаций, анализ и понимание повседневных практик и их дискурсивных контекстов. В книгу включен также методический и хрестоматийный материал, позволяющий использовать ее в качестве учебника и пособия для проведения конкретных исследований молодежных (суб)культур.

"Курс не является академическим в полном смысле этого слова. Подобная задача автором не ставилась. Поэтому в нем не представлено полное описание всей существующей литературы, нет анализа всех существующих академических концепций. Те или другие научные теории и парадигмы не воспроизводятся здесь полностью или в фокусе их базисных, основополагающих идей, а лишь в их применении к конкретным, обсуждаемым в лекциях проблемам...
Задачи настоящего курса состоят не столько в описании основных подходов к социологическому изучению молодежи, сколько в попытке понять и раскрыть новое качество, которое присуще современной молодежи, рассмотреть новые характерные для современности идеи, раскрывающие специфические процессы перехода от детства к молодости, и от молодости к взрослости....

Ряд необходимых предварительных замечаний:

1. Отечественная (советская) социологическая традиция исследования молодежи до определенного времени была невероятно идеологизированной. Существовал жесткий, строго ограниченный дискурс, феномены молодежных культур представлены были крайне односторонне. Прямым продолжением этой односторонности было рассмотрение групп молодежи, не вписывающихся в заданные рамки господствующего представления (mainstream) в терминах “девиантности” и “криминогенности”. В связи с этим литература о молодежи делилась как бы на две группы: о советской (правильной) молодежи и об “остальной”. К первой относились пионеры, комсомольцы, молодые строители коммунизма и т. д.; ко второй - неправильная “молодежь”, которая в свою очередь делилась на девиантов и “поклонников Западного образа жизни” - стиляг, тунеядцев и спекулянтов (фарцовщиков). В результате так называемая “обычная” молодежь или “хорошие” неформалы практически выпадали из анализа.

В западной литературе подобный дискурс принято называть “mainstream” - “мейнстрим” - господствующее направление, преобладание которого обусловлено властными социальными позициями проводящих его ученых или идеологов. Для академических традиций характерно, что по отношению к этому господствующему направлению разрабатываются различные радикальные перспективы, подвергающие критике фундаментальные идеи подобного господства. Специфика советского “мейнстрима“ заключалась в том, что он был не просто господствующим в науке, а попросту единственным. В исследованиях молодежных “проблем” преобладали идеи подчеркнуто “мажорного” характера. Молодежные феномены, выходящие за рамки правильного взросления, так называемые неформальные субкультуры, практически не изучались. Это касалось и исследований так называемого отклоняющегося поведения, термин, который следует употреблять крайне осторожно...

Различные виды и формы “неправильного” поведения относились к девиантной перспективе, часто описывались советскими социологами и психологами сквозь призму “любимой” триады: молодежные алкоголизм-проституция-наркомания. В отличие от этой молодежи правильная молодежь рассматривалась с позиций необходимости строительства нового общества и соответствующего ему нового внутреннего мира. Новое качество морали и психологии советской молодежи должны были принципиально отличаться от всех ранее существующих. Творились и формировались новые идеологические конструкции о возможности воспитания абсолютно новых генераций. Прямым продолжением этой односторонности было столь же одностороннее развитие отечественной социологии молодежи...

2.Отсутствие достаточного количества переводов ключевых работ современных западных авторов по социологии молодежи.

Материалы этого курса в основном построены на анализе теоретического и практического опыта западных (прежде всего английских и американских) ученых и исследователей. Этот академический опыт как раз и демонстрирует “другой”, отличный взгляд на пост военную молодежь. Самым невероятным в этом смысле является факт того, что об одном и том же поколении (правда, о людях, живущих в разных странах и при разных политических режимах) ученые в одно и то же историческое время писали прямо противоположное. У “нас” молодежь конструировалась именно как та группа людей, которой принадлежало будущее, с которой общество связывало все самые лучшие свои надежды и чаяние; у “них” молодежь описывалась не иначе как источник страха за буржуазные ценности и основа для “моральных паник”. Одновременное сосуществование двух этих противоположных конструкций (речь идет о взгляде с исторической перспективы, в реальном времени они не сосуществовали, а боролись, точнее, “наши” ученые критиковали “их” теории, их ученые были очень неравнодушны к нашим идеям) - феномен достойный самого пристального внимания...

3. Принципиальная невозможность описать и проанализировать все феномены современных молодежных культур.

Выбор тех или других авторов для перевода, тем для лекций, теоретических идей и проблемных полей связан, прежде всего с симпатиями автора и его представлениями, (основанными на анализе научного и исследовательского материала), о самом актуальном и интересном в социо-культурном пространстве традиционных, современных и новейших молодежных феноменов...Логика настоящего курса – это один из возможных путей описания феномена современных молодежных культур, его частичность и фрагментарность являются частью авторского замысла.

В первый раздел курса вошли лекции, в которых даются основные теоретические подходы (лекции 1 и 2) и дискурсы западной и отечественной социологии молодежи в историческом контексте (лекции 3, 4, 5 и 6). Причем 6 лекция ( “Строители коммунизма или объекты капиталистической пропаганды? Советская теория о молодежи. 1917–1985 гг.” ) построена по материалам курса, впервые прочитанного доктором Хилари Пилкингтон в Ульяновском государственном университете в ноябре 1995 г. Подобный подход показался интересным, поскольку “вписывает“ отечественную историю молодежи в контекст “западного” взгляда.

Во второй раздел курса вошли лекции, раскрывающие основные феномены современных молодежных культур поздней современности. При анализе новых проблем и новых течений используются практически все теоретические предпосылки, изложенные в первом разделе. Там, где это, возможно, проводятся параллели между западными и российскими моделями современных молодежных феноменов.

В конце книги приводится обширная библиография по проблемам молодежных культур и социологии молодежи."
От автора
Предисловие
Тема 1. Введение в основные понятия: проблемы и определения
Тема 2. Часть 1. Различные теоретические предпосылки исследования молодежной культуры
Часть 2. Классовый, гендерный и расовый подходы
Тема 3. Девианты
Тема 4. Потребители
Тема 5. Бунтари и мятежники. Теории субкультуры. Культура и контркультура
Тема 6. Советская теория молодежи (1917-1985): строители коммунизма или объекты капиталистической пропаганды?
Тема 7. Постмодернизм и его влияние на изучение молодежной культуры ; формирование новых молодежных стилей
Тема 8. Будущее молодежи - новые проблемы Нового времени
Тема 9. Глобализации и молодежная культура
Тема 10. Молодежь, гендерные стереотипы и насилие в современном мире
Тексты
Патрик Хэвен. «Современные подростки. Социально-психологический подход»
Роджер Хердинг. «Понимая подростков»
Стюарт Холл, Тони Джеферсон. «Сопротивление через ритуалы: Молодежные субкультуры в пост военной Англии»
Майкл Брейк. «Сравнительная молодежная культура»
Стенли Коен. «Народные бесы и моральные паники: возникновение Модов и Рокеров»
Саймон Фрит. «Социология молодежи»
Пол Уиллис. «Совместная культура: символическое преобразование работы в игру в повседневности молодежных культур»
Анджела Макробби. «Феминизм и молодежная культура: от журнала “Джеки” до “Уже 17”.»
Кристин Гриффин. «Репрезентация молодежи: исследование молодежи и подростков в Великобритании и Америке»
Хилари Пилкингтон. «Молодежь России и ее культура»
Саймон Вильям. «Сексуальности эпохи постмодернизма»

Ключевые слова

См. также:
Александр Дайксель
Журнал социологии и социальной антропологии. 2006.  Т. 9. № 2. С. 6-10. 
[Статья]
Валентина Валерьевна Полякова
Социологические исследования. 2009.  № 10. С. 100-108. 
[Статья]
Robert J. Antonio
Журнал социологии и социальной антропологии. 2004.  Т. 7. № 4. С. 32-62. 
[Статья]
Марат Алексадрович Чешков
Общественные науки и современность. 1998.  № 2. С. 129-139. 
[Статья]
Петр Кондратьевич Гречко
Общественные науки и современность. 2000.  № 2. С. 166-177. 
[Статья]