Эксоцман
на главную поиск contacts

Запад-Россия: Культурная традиция и модели поведения

Опубликовано на портале: 08-06-2004
Москва: Моск. обществ. науч. фонд, 1998
Сборник - одна из трех итоговых публикаций проекта "Российская политическая культура и международное право". Авторы публикуемых материалов представляют разные поколения и разные течения российской политической мысли - от умеренных либералов до умеренных левых. Публикация представляет собой попытку либерально-национального синтеза в сфере общественно-политического сознания. Акцент в книге сделан на моделях поведения россиян как некоторых базисных архетипах их само- и мировосприятия, воспроизводящихся в обществе на протяжении всех веков. Выявление реальных очертаний проблемы "скрытых" препятствий в сфере "вытесненного", "забытого" или просто не вполне осознанного способно, по мнению авторов, содействовать избавлению страны от крайностей как реформистского, так и антиреформистского толка.

Трудный, конфликтный и все еще малоуспешный ход преобразований в России, резкие отличия российских пореформенных явлений и процессов от происходившего и происходящего в других, трансформирующихся, указывают на необходимость тщательного анализа истоков и причин российской специфики, а также выявления механизмов ее воспроизводства. Смысл поиска видится не просто в "инвентаризации" различий между условиями реформ в России и других странах, но в определении оптимальных форм совмещения ценного для нашей страны международного опыта с традиционными компонентами российской действительности - с тем значимым, что в этих компонентах содержится и возможная утрата чего может превышать выигрыши от рыночных преобразований в том виде, в котором они проводятся в России.
Говоря иначе, цель во многом состоит в разработке разумных параметров необходимых и неизбежных общественных преобразований таким образом, чтобы эти преобразования не разрушили основы выживания того самого субъекта (России и ее народа), на улучшение жизни которого - исходно, теоретически - реформы были направлены. В той значительной мере, в которой в наших реформах содержится западный, международный по своему истоку импульс, задача может быть описана и как отработка оптимальной модели восприятия Россией международных норм и стандартов, важных для трансформации страны в русле соединения либерального и национального начал в российском обществе и государстве.
Стремясь содействовать продвижению российского интеллектуального сообщества по пути конструирования новой позитивной национально-государственной философии, Московский общественный научный фонд в 1997 г. при поддержке Института "Открытое общество" учредил программу клубных и семинарских обсуждений "Россия и международное право". Результатом этой работы стала серия сборников, первый из которых предлагается вниманию читателя. Центральная тема работы - становление и особенности моделей политического поведения россиян в текущих условиях, а также психологические, историко-политические и культурные истоки этого поведения в том виде, как они понимаются современными отечественными специалистами.
Авторы работы принадлежат различным течениям современной российской общественной мысли - от умеренно-либерального до умеренно-левого. Разнятся они и по возрасту, и по профессиональному опыту - рядом с разделами, написанными маститыми политологами А.С.Панариным и А.С.Ахиезером, помещены фрагменты, подготовленные специалистами поколения тридцатилетних - В.В.Кортуновым, О.Ю.Малиновой и А.В.Виноградовым. В ряде случаев их мысли предстают взаимодополняющими, в других - контрастируют и обостряют восприятие читателя акцентами на разных сторонах одних и тех же явлений. Выбор авторов не был случайным. Избирательным был и присущий работе полифонизм мнений. Редакторы стремились не только учесть реальное положение дел в интеллектуальном сообществе России, но и обозначить контуры тех его сегментов, энергичное, заинтересованное, но и взаимно уважительное сотрудничество которых способно дать России тот либерально-национальный синтез, без которого успех реформ в нашей стране не мыслится возможным.
Акцент в нашей книге сделан именно на моделях поведения россиян как некоторых базисных архетипах их само- и мировосприятия, с большей или меньшей устойчивостью воспроизводящихся в обществе на протяжении всех веков, хотя и принимающих в зависимости от доминирующей знаковости и символики весьма различные конкретные воплощения. Базовые архетипы интересовали нас прежде всего потому, что с их "незримым", "неосознаваемым" присутствием в общественных отношениях и мышлении людей представляется уместным связывать такие плохо поддающиеся рационализации, анализу и даже точному описанию явления, как феномен отторжения радикал-реформизма и "радикал-демократизма" огромной массой населения, включая даже его элитные сегменты, несмотря на сохраняющееся на высоком уровне в России неприятие коммунизма, с которым устойчиво ассоциируется тоталитаризм и застой. Выявление реальных очертаний проблемы "скрытых" препятствий в сфере "вытесненного", "забытого" или просто не вполне осознанного в принципе способно содействовать избавлению от крайностей как реформистского, так и антиреформистского толка - то есть стать аргументом и против раздраженных поборников принципиальной непригодности для России опыта трансформации и реформ на Западе, и против теряющих последние связи с действительностью запальчивых мечтателей модернизации России посредством прямой трансплантации западных форм общественного и государственного устройства на российскую почву.
Выявление базовых архетипов - с академической точки зрения может казаться политически нейтральной задачей. На практике, однако, авторам, как правило, не удается избежать оценочных суждений и взаимных противоречий. Так, А.С.Ахиезер, предлагая оппозицию "авторитаризм - локальная соборность" для описания одного из ключевых конфликтов новой российской политической системы, неявно пытается подняться над этим противостоянием, косвенно постулируя ценность преодоления и того, и другого на пути перехода к "нормальному" демократическому правлению и общественному устройству. Автор в духе классической позиции старших поколений отечественной интеллигенции дистанцируется от конфликта внутри власти, отчетливо (не обязательно сознательно) противопоставляя себя ей и тем самым парадоксальным образом подтверждая собственным примером живучесть российского архетипа взаимоотношения с властью - быть или под ней (подданство) или "выше ее" (анархия) - тогда, как демократическое сознание (оттенок романтической ностальгии по которому у А.С.Ахиезера, пожалуй, наиболее заметен) предполагало бы существенно иную авторскую позицию - "я - часть власти, ее акционер и совладелец, я должен быть ей сопричастен функционально".
В этом смысле, и это опять-таки кажется парадоксальным, к демократическому типу самоощущения ближе стоит А.В.Виноградов - автор, несомненно, гораздо более настороженный, чем А.С.Ахиезер, в отношении ценностей демократического бытования и либеральных реформ, но и принадлежащий к существенно более молодой генерации политических аналитиков, в силу этого, как можно предположить, носящих в себе совсем иной - и, заметим, объективно, то есть независимо от самооценки, антитоталитарный, индивидуализированный вариант видения желаемых отношений по линии "власть - личность". А.В.Виноградов, которого уместно отнести к умеренно левому флангу российских специалистов, и не пытается "подняться над схваткой", его оценки даны "вполне" изнутри конфликта. Не всякий раз явно, но настойчиво он оспаривает абсолютную ценность западного опыта реформ, западничества и модернизации как таковой, жестко формулируя тезис о "нарушении естественноисторического пути развития", которое произошло в результате модернизирующих импульсов русских реформаторов - от Петра Великого до революционных разночинцев и российских большевиков. При такой постановке вопроса акцент оказывается перемещенным на важность реконструкции (не ясно, возможной ли даже теоретически) "органического пути развития" России в интересах своего рода "выверки курса" нынешней модернизации на традиционном историческом и культурно-поведенческом фоне.
Парадоксы сопоставлений авторских позиций этим не исчерпываются. Лишь не намного более молодой, чем А.В.Виноградов, другой автор книги, уже сравнительно много публиковавшийся В.В.Кортунов, с одной стороны, демонстрирует в наиболее откровенной форме прочувствованный (но лишь абрисно аргументированный) скепсис по отношению к западничеству, в чем сближается с А.В.Виноградовым, с другой - представляет близкий А.С.Ахиезеру и более архаичный тип отношения к власти и ситуации. Для В.В.Кортунова все происходящее - внешнее по отношению к его собственному, так сказать, духовному (скорее, чем интеллектуальному) бытованию. Он со знанием дела и литературы критикует либерализм как некий отдаленный от него предмет исследования. Загадочным образом автору удается чувствовать себя пишущим словно бы вне России, захваченной спазматическим ходом свершающихся реформ. Обильная критика на страницах его в литературном отношении красивого текста так и не достигает стадии неприятных для автора (и в самом деле тягостных для русского человека) практических раздумий о том, как можно и нужно постепенно переплавить текущие разлад и безвременье в политике и экономике в жизнеспособную, саморегулирующуюся и учитывающую интересы всех страт населения систему общественных отношений.
В этом смысле особняком стоит раздел О.Ю.Малиновой, конкретный анализ которой в первую очередь и направлен на осмысление не либерализма вообще, а нынешних версий российского либерализма, включаемых исследовательницей в широкий историко-политический и культурный контексты. Любопытно, что именно в разделе О.Ю.Малиновой можно найти следы более или менее удачной попытки найти универсальный концептуальный подход на основе синтеза либеральных ценностей и живой российской действительности.
Книга завершается разделом А.С.Панарина относительно становления современной российской политической культуры и перспектив ее эволюции в ближайшее десятилетие. Указывая на моральное устаревание того, что он называет интеллектуальным и моральным декадансом, автор показывает острую необходимость формирования в России новой позитивной, то есть постулирующей конструктивное начало, ценности философии и идеологии как важнейшего инструмента общественной консолидации. Одновременно автор выражает тревогу по поводу чрезмерно бурного натиска западного влияния, западных норм и образцов поведения в политике, экономике и быту. Отмечая, что в условиях России новые модели культуры и поведения не способны выполнять своих важнейших социальных стабилизирующих функций, которые должны и могут выполнять традиционные культурные архетипы. В результате, как полагает А.С.Панарин, в обществе накапливается взрывоопасный потенциал, который в случае сохранения нынешней ситуации превратится в серьезную угрозу общественной стабильности.
Предлагаемая книга не дает готовых ответов. Ее задача скромнее - показать, что либерально-национальная парадигма может стать платформой объединения интеллектуально здоровых сил российского общества.

Введение
А.Д.Богатуров. Модели поведения на фоне реформ

Раздел 1. Расколотое сознание
А.С.Ахиезер. Оппозиция типов сознания и феномен двоевластия
А.В.Виноградов. Инверсия развития и общественное сознание: от Петра I до Ленина

Раздел 2. Истоки раскола
В.В.Кортунов. Восприятие либеральных ценностей в России
О.Ю.Малинова. Современные либеральные политические программы

Раздел 3. Гипотеза инверсионного взрыва
А.С.Панарин. Российская политическая культура на пороге XXI века

Ключевые слова

См. также:
Arlette Karpoff
Директор школы. 1996.  № 3. С. 79-83. 
[Статья]
Елена Владимировна Устюжанина
Экономическая наука современной России. 2001.  № 2. С. 74-95. 
[Статья]
Николай Иванович Лапин
[Книга]
Валерий Иванович Неверов, Александр Иванович Зимин
Социологические исследования. 1994.  № 10. С. 54-60. 
[Статья]