Эксоцман
на главную поиск contacts

Антропология молодежного активизма /Молодежные движения и субкультуры Санкт-Петербурга. Отв.ред. Костюшев В.В.СПб., 1999. С.262-302.

Опубликовано на портале: 21-02-2004
Изд-во: Норма, 1999, 304 с.
В статье предпринимается попытка описания разнообразных форм молодежного активизма (политических, правозащитных, экологических, спортивных, досуговых и др.) в антропологической перспективе. В основе исследования - вопрос о факторах, влияющих на консолидацию и дифференциацию молодежных сообществ. Анализируя данные этнографических исследований молодежных субкультур и общественных движений Санкт-Петербурга, автор приходит к выводу о том, что в урбанизированном мультикультурном обществе в качестве такого консолидирующего фактора выступает не идеология, а стиль жизни. Стиль конкретизируется через специфику витальных практик: силового, питейного, репродуктивного поведения, а также внешнего облика - телесной культуры. По мнению автора, стиль, в этом смысле представляет собой способ преобразования витальных стратегий в коммуникативные. В качестве методологии такого подхода к изучению молодежных культурных практик, автор предлагает использовать концепцию "социального проявления" тела, акцентирующую внимание на молодости как на времени проявления тела в социальном пространстве: обретения им социальной значимости, видимости и свойств, витальных функций (от силовых до репродуктивных).

По существу, автор говорит о телесном измерении процесса социализации. Принадлежность к тому или иному молодежному сообществу во многих случаях переживается их членами как приобретение новой телесной формы, модификация собственного тела в соответствии с нормой (эстетической, физической) сообщества. Воспроизведение группового телесного образца становится важным элементом идентичности. Тело как бы выводится из-под власти социума и передается во власть группы. Происходит его маркировка знаками агрессии и сексуальности - базовых телесных функций. Способность и право тела осуществлять эти функции реализуется не только в практиках формирования его внешнего облика, но и в "открытии" его основных витальных функций: репродуктивной, силовой, пищевой и т.д.

Таким образом, по мнению автора, внутригрупповые процессы можно представить как "формирование" тел в соответствии с нормами данной субкультуры, а публичные акции - как их размещение в социальном пространстве (освоение территории), что также подтверждается и в результате анализа внутригруппового дискурса (фольклоре, саморефлексии участников) молодежных объединений.

"В настоящей статье предпринимается описание форм социальной активности молодежи в антропологической перспективе. Все многообразие форм молодежного активизма мы намереваемся разложить на сопоставимые элементы - витальные практики - и описать в терминах репродуктивного, силового, питейного, пищевого, территориального поведения. Такой подход позволяет обнаружить в калейдоскопическом разнообразии проявлений молодежного активизма - политических, правозащитных, экологических, спортивных, досуговых и проч. объединений - определенные закономерности, которые проявляются как раз на уровне практик и их интерпретации. Представленные в статье материалы дают возможность по-новому увидеть процессы социализации, самоорганизации сообществ, а также символизации и реализации лидерства...

Молодые люди практически во всех группировках, тусовках и партиях, не сговариваясь, демонстрируют идеологическую индифферентность, в то же время акцентируя стиль жизни (и прежде всего телесную культуру) как определяющий фактор внутригрупповой идентичности и межгрупповых связей (объединения или раземежевания)... Изучение стилевых особенностей может иметь едва ли не большую прогностическую (для оценки, напр., перспектив объединения/разделения конкретных партий и движений или вектора их миграции в политическом поле) значимость, чем анализ провозглашаемых идей и ценностей...Мы сосредоточим внимание на витальных, в первую очередь, телесных практиках (репродуктивных, силовых, пищевых, рекреативных и проч.) - имея в виду, что нам важна их коммуникативная роль: место в самоорганизации и взаимодействиях сообществ...

Очертим концептуальную схему описания...
Витальная культура молодости может быть понята в рамках концепции “социального проявления” тела.
Молодость - время социального самоопределения, имеющего, в частности, телесное измерение: в этот период тело человека "проявляется" в социальном мире. До тех пор оно скрыто, "невидимо" - потому что несамостоятельно и лишено ряда основных способностей взрослого тела, прежде всего репродуктивной. Детство для социума бестелесно - бесполо, бессмертно (лишено права на смерть, травмы, болезнь: в сообщениях СМИ о разного рода катастрофах отдельно указывают, сколько "в том числе" пострадало детей, - как о том, что еще сильнее, чем сам факт катастрофы, нарушает порядок вещей). Телесные функции (формирующиеся силовая, репродуктивная и пр.) блокируются социумом посредством системы табу.
Молодость - время проявления тела в социальном пространстве: обретения им социальной значимости, а следовательно - видимости и свойств, витальных функций (от силовых до репродуктивных), - которые затем предъявляются социуму.
Конкретные практики молодежных движений: в своем большинстве укладываются в концепцию "социального проявления" тела. Тогда внутригрупповые процессы можно представить как "формирование" тел в соответствии с нормами данной субкультуры, а публичные акции - как их размещение в социальном пространстве (освоение территории). Замечу, что это не только наша абстрактная описательная схема: именно так - в терминах формирования ("нового рождения", "перерождения", "совершенствования", "украшения" и т.п.) тела процесс описывается в собственно внутригрупповом дискурсе. Мы просто воспроизводим аутентичную для изучаемой среды (может быть, вообще для обыденного сознания?) систему видения и вербализации социальных процессов как “телесных” или в терминах телесности.
Телесные практики интересуют нас постольку, поскольку играют в описываемых сообществах знаковую роль и, следовательно, важна их интерпретация во внутригрупповом дискурсе (фольклоре, саморефлексии членов молодежных объединений). Поэтому в нашем анализе мы будем опираться в основном на фольклорные (под которыми понимаем стереотипно-нормативные для данной среды) тексты, производимые и транслируемые в рамках молодежных сообществ".
Разделы статьи:
Идеологическая индифферентность;
Факторы единения;
Фактор размежевания;
Несколько слов о концепции "социального проявления тела";
Формирование и маркирование тела;
Маркирование тела;
Репродуктивность;
Свободная любовь;
Групповой секс;
ТЕМА (Однополая любовь);
Гаремные структуры и лидерство;
Питейные практики;
Экспликация иерархии;
Семантика разделения;
Насилие и боль;
Идентификация чужих;
Замещение:символ, игра, ритуал.

Ключевые слова

См. также:
Давид Львович Константиновский, Екатерина Сергеевна Попова
Общественные науки и современность. 2016.  № 1. С. 5-19. 
[Статья]
Григорий Артурович Ключарев, Юрий Валерьевич Латов
Общественные науки и современность. 2016.  № 1. С. 20-33. 
[Статья]
Наталия Валерьевна Латова
Общественные науки и современность. 2016.  № 1. С. 34-46. 
[Статья]
Наталья Николаевна Зарубина
Общественные науки и современность. 2016.  № 2. С. 52-63. 
[Статья]
Марина Евгеньевна Баскакова, Ирина Викторовна Соболева, Елена Сергеевна Кубишин
Общественные науки и современность. 2018.  № 6. С. 16–30. 
[Статья]
Ольга Алексеевна Копцева
Социологические исследования. 2005.  № 2. С. 113-120. 
[Статья]