Эксоцман
на главную поиск contacts

Идея рациональности в социологии музыки М.Вебера //Кризис буржуазной культуры и музыка. С. 7 - 48.

Опубликовано на портале: 26-01-2004
Москва: Музыка, 1976, вып N 3, 207 с.
Статья П.П. Гайденко посвящена рассмотрению одной из важнейших категорий социологии Вебера — рациональности — и ее преломлению в веберовской социологии музыки. Необходимо заметить, что музыкально-социологические изыскания немецкого ученого ограничиваются лишь его последним незавершенным трудом — «Рациональные и социологические основания музыки», что, однако, вовсе не является указанием на фрагментарность и незавершенность самой концепции рационализации, поскольку свое законченное выражение она получает в других работах Вебера (в частности в «Хозяйственной этике мировых религий» и «Протестантской этике…»). Автор статьи указывает на значимость веберовской концепции, усвоенной социологией искусства XX в. и, прежде всего, социологией музыки Адорно, который "практически заимствовал не только идею рационализации, но и основные мировоззренческие ассоциации с нею связанные".

Статья П.П. Гайденко посвящена рассмотрению одной из важнейших категорий социологии Вебера — рациональности — и ее преломлению в веберовской социологии музыки. Необходимо заметить, что музыкально-социологические изыскания немецкого ученого ограничиваются лишь его последним незавершенным трудом — «Рациональные и социологические основания музыки», что, однако, вовсе не является указанием на фрагментарность и незавершенность самой концепции рационализации, поскольку свое законченное выражение она получает в других работах Вебера (в частности в «Хозяйственной этике мировых религий» и «Протестантской этике…»). Автор статьи указывает на значимость веберовской концепции, усвоенной социологией искусства XX в. и, прежде всего, социологией музыки Адорно, который «практически заимствовал не только идею рационализации, но и основные мировоззренческие ассоциации с нею связанные».

Рациональность у Вебера, как пишет П. Гайденко, выступает в качестве субъекта, а не предиката общественной деятельности. Речь в данном случае идет о т.н. формальной рациональности, которая оказывается сродни идее бесконечного прогресса, в котором нет реальности, цели, смысла и который не является средством чего-либо. Иначе говоря формальная рациональность, не являясь средством достижения определенной цели, сама становится целью Идея рациональности М. Вебера — это универсальный принцип развития буржуазной цивилизации, связанный с религией, правом, искусством, формами хозяйствования. Именно этот тип рациональности предопределил, согласно Веберу, и появление «рациональной гармонической музыки», разительно отличающей европейское музыкальное искусство нового времени от всего того, что понималось под музыкой в доновоевропейскую эпоху. Музыка Европы постепенно отвлекается от выполнения каких-либо внемузыкальных задач, прогрессируя в сторону все большего и большего усложнения выразительных средств и видя в самодовлеющем развитии этих средств свою конечную цель. Как замечает автор статьи, пытаясь построить социологию музыки как эмпирическую дисциплину, Вебер отвлекается от содержательных аспектов музыкального искусства и стремится освободить свое исследование от ценностных установок (мировоззренческих, классовых). Музыка рассматривается ученым лишь как социологический факт. Между тем, сосредоточившись главным образом на рассмотрении поддающихся исчислению «рациональных оснований» музыки (акустических закономерностей, звукорядов, особенностей инструментария и т.д.), Вебер приходит к построению достаточно своеобразной дисциплины, изучение в которой собственно социологических оснований предмета (музыки) оказывается зачастую излишним. Тем не менее, целый ряд положений, впервые высказанных в этой работе и непосредственно вытекающих из идеи рациональности, в социологии искусства нашего времени приобрел статус самоочевидных истин, которые в дальнейшем были усвоены авторами, не согласными и/или не знакомыми с учением Вебера о формальной рационализации.
Ключевые слова

См. также:
Мария Сергеевна Сушенцова
Journal of Institutional Studies (Журнал институциональных исследований). 2017.  Т. 9. № 2. С. 46-62. 
[Статья]
Дмитрий Валентинович Щирин
Социологические исследования. 2006.  № 6. С. 98-102. 
[Статья]
Валерий Алексеевич Глазырин
Журнал социологии и социальной антропологии. 2005.  Т. VIII. № 3. С. 59-70. 
[Статья]