Эксоцман
на главную поиск contacts

Анализ сознания в работах Маркса//Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию. М.: Прогресс, 1990. С.295-314

Опубликовано на портале: 16-02-2004
Москва: Прогресс, 1990, 368 с.
В статье предпринята попытка, опираясь на достижения феноменологии и психоанализа, «прочитать» экономическую теорию Маркса как своеобразную теорию сознания. В ходе реконструкции этой последней выяснилось, что Маркс анализирует сознание на уровне «онтологии» — социальной деятельности человека, позволяющей получать представление о том, что думают люди, не потому, что они индивидуально «говорят» или «делают», а потому, что объективировано в системе значимых общественных отношений.

В одном из своих последних интервью («Начало всегда исторично, то есть случайно») М.К. Мамардашвили, рассуждая о путях личностного самоопределения в философии в 50-60 годы, утверждал: «я прошел не через марксизм, а через отпечаток, наложенный на меня личной мыслью Маркса, и эта мысль является определенной трактовкой феномена сознания». В статье предпринята попытка, опираясь на достижения феноменологии и психоанализа, «прочитать» экономическую теорию Маркса как своеобразную теорию сознания. В ходе реконструкции этой последней выяснилось, что Маркс анализирует сознание на уровне «онтологии» - социальной деятельности человека, позволяющей получать представление о том, что думают люди, не потому, что они индивидуально «говорят» или «делают», а потому, что объективировано в системе значимых общественных отношений. Вместо классической концепции одномерно-рефлексивного, «прозрачного» для себя самого сознания, разворачивающегося на плоскости, открывается иное представление о сознании как многомерной, уровневой реальности, содержащей в себе археологические, глубинные пласты. «Личная мысль Маркса» в интерпретации М. Мамардашвили оказывается удивительно похожа на «личную мысль Гуссерля» или «личную мысль Фрейда/Лакана». Действительно, феноменолог в постижении интенциональной глубины сознания полагается исключительно на собственную рефлексивную мощь, то есть, в конечном счете, на то, что он думает сам о себе. Психоаналитик в постижении бессознательного корня невроза вынужден, напротив, признав собственное бессилие, опираться на… другого психоаналитика – необходимо внешнюю причину его речи, то есть психоаналитик опирается в осмыслении бессознательного на то, что он думает о себе вместе с другим. В реконструкции М.К. Мамардашвили Маркс предстает своеобразным интеллектуальным героем, который, подобно феноменологу, способен индивидуально решить задачу, запредельную для психоаналитика: силой только своей мысли проникнуть в археологические толщи социальной действительности и по особым косвенным предметностям сознания (симптомам) самостоятельно обнажить безличностно-объективную истину. Статья представляет интерес не только для специалистов в области социальной теории или теории современной культуры, она может быть полезна также и всем тем, для кого размышление над реалиями сознательной жизни является средством личностного (а не общественно-усредненного) развития.