Эксоцман
на главную поиск contacts

Региональная идентичность: социальные детерминанты и конструктивистская деятельность СМИ (на примере Республики Татарстан) // Центр и региональные идентичности /Под ред. В.Гельмана, Т.Хопфа

Опубликовано на портале: 01-02-2004
Санкт-Петербург: Летний сад, 2004, 77-124 с.
Автор данной статьи приходит к выводу, что исследование процесса формирования этнической идентичности, как составной части республиканской идентичности в Татарстане показало успешность конструктивистской деятельности элитных групп. Однако, она была бы неосуществима без «почвы», когда этнические ценности, культура и язык растворены в повседневности, когда для каких-то групп они являются частью «хабитуса» (по Бергеру и Лукману). Часть современных татар ощущает неравенство, несмотря на то, что их социально-экономические характеристики сходны с русскими в Татарстане, да и по России в целом. Асимметричность статусов «высоких культур» болезненно переживается многими из тех, для кого татарская культура была родной, а ее язык – «материнским» языком. Сходный опыт и недовольство сложившейся ситуацией способны объединять людей в сообщество на основе ярко выраженной этнической идентичности, которая, в свою очередь, стимулирует усиление республиканской идентичности.

Предисловие.
В предисловии автор формулирует вопросы, на которые пытается найти ответ в настоящей статье: что повлияло на быструю смену общегражданской (советской) идентичности на региональную, или этническую идентичность людей? Какие события и силы играют ведущую, или подчиненную роль в происходящих трансформациях? Автор делает обзор основных подходов к исследованию региональной идентичности Татарстана, которые использовали в своих исследованиях политологи, социологи, историки. Сама же автор предполагает соединить две взаимосвязанные составляющие процесса формирования региональной идентичности: а) роль региональной элиты в контексте передела властных полномочий между Центром и республикой (1990-е годы); б) интересы и настроения различных социальных групп.

Теоретические основания анализа.
Рассуждая о феномене идентичности, автор акцентирует его двойную направленность. С одной стороны, она является инструментом для поддержания субъективной реальности. С другой – может использоваться в качестве социальной инженерии у элитных групп, влияющих на формирование объективной реальности. В центре исследования этническая идентичность, поэтому автор использует концепции национализма Э. Геллнера, Б. Андерсона, Э. Хобсбаума, показавших конструктивистскую деятельность элитных групп по формированию официальной, региональной, этнической идентичностей. По мнению автора, эти концепции почти не затрагивают приватной сферы функционирования идентичности. Поэтому выпадение из контекста глобальных социокультурных сдвигов стратегии развития отдельной личности, не позволяет обнаружить свойств самой социальной ткани, состоящей из совокупности множества отдельных биографий. Автор обращается к теории социального конструирования П. Бергера и Т. Лукмана, в которой авторы детально описывают механизм формирования идентичности, как субъективной реальности. А это, в свою очередь, позволяет наиболее полно раскрыть многомерность и диалектичность процесса конструирования, где субъект конструирования является одновременно объектом этого процесса. Дополнительный фокус в исследовании этнической идентичности дает обращение к теории Ф. Барта, сделавшего акцент на значении социальной организации и социального взаимодействия в процессе группового этнического отождествления.

Источники и методы исследования.
Источники: республиканская пресса, данные массовых этносоциологических вопросов (1994, 1996, 1999, 2002), контент-анализ читательских писем, экспертные интервью у представителей власти, журналистов и редакторов республиканских изданий, статистические данные, официальные документы и выступления представителей власти и национального движения в республике Татарстан. Социальные группы и их интересы.
Значимость интересов, ресурсов, статуса и внутренних мотиваций в процессе формирования региональной (республиканской и этнической) идентичности в постсоветском Татарстане. Группы генераторов идентичности: властная элита, задающая вектор социальных преобразований в республике, интеллектуальная элита - генерирует идеологии, поддерживающие стратегии властной элиты, или же оппозиционные ей. Стимулирующие группы: те, кто распространяет идеологию, этнические и региональные ценности и символы - СМИ, система образования и культуры. Третья группа – реципиенты (те, на кого направлено воздействие). Но главными участниками процесса формирования региональной идентичности выступают сегменты элиты.

Властная элита.
Мотивация заинтересованности в поддержании и усилении региональной и этнической идентичности: социальное и этническое происхождение; корпоративная культура советской номенклатуры; иерархичность по осям: «Центр – провинция», общесоветская «высокая культура» – национальная культура в советский период; стремление закрепить властные полномочия в регионе посредством легитимации себя, как гаранта: 1) экономической и политической стабильности в республике; 2) поддержания и развития этнической культуры и языка татар.

Интеллигенция.
Мотивация заинтересованности в поддержании и усилении региональной и этнической идентичности: социальное и этническое происхождение (бывшие сельчане, горожане первого поколения), культурные корни, иерархичность по осям: «Центр – провинция», общесоветская «высокая культура» – национальная культура в советский период; поиск легитимной идеологической основы после коммунистической идеологии, профессиональная среда, связанная с национальной культурой и языком татар.

Конструктивистская деятельность республиканских средств массовой информации.
Дискурсы региональных СМИ: прореспубликанские и оппозиционные (поддержка Центра или этнонационалистической идеологии); деятельность русскоязычной и татароязычной прессы. Темы этнического ренессанса: былая государственность татар; оппозиция «мы – они»; татары, как жертва колониальной политики Российского государства; проблемы татарского языка и культуры; образование на татарском языке, латиница.

Социальные и исторические основания этнического компонента региональной идентичности.
Исторические и социальные корни модернизационного дискурса национальных движений, идеологии джадидизма и кадимизма. Асимметричность сосуществования общесоветской «высокой культуры» и национальной культуры татар в советский период - нарушение преемственности первичной (на основе национальной культуры) и вторичной ( на основе русского языка и культуры) социализации - затрудненность доступа в престижные сферы социальной деятельности – чувство ущербности и второсортности у татар - носителей этнической культуры. Наложение на культурную конкурентность социального конфликта между городом и селом. Описание социальных групп, разделяющих транслируемый прореспубликанский с элементами этничности дискурс прессы. Деятельность татароязычных СМИ как индикатор степени включенности национальной культуры татар в модернизационные процессы современного Татарстана.

Вместо заключения.
Исследование процесса формирования этнической идентичности, как составной части республиканской идентичности в Татарстане показало успешность конструктивистской деятельности элитных групп. Однако, она была бы неосуществима без «почвы», когда этнические ценности, культура и язык растворены в повседневности, когда для каких-то групп они являются частью «хабитуса» (по Бергеру и Лукману). Часть современных татар ощущает неравенство, несмотря на то, что их социально-экономические характеристики сходны с русскими в Татарстане, да и по России в целом. Асимметричность статусов «высоких культур» болезненно переживается многими из тех, для кого татарская культура была родной, а ее язык – «материнским» языком. Сходный опыт и недовольство сложившейся ситуацией способны объединять людей в сообщество на основе ярко выраженной этнической идентичности, которая, в свою очередь, стимулирует усиление республиканской идентичности.