Эксоцман
на главную поиск contacts

Механизмы формирования личности в контексте семейной идеологии агентов общественного воспитания

Опубликовано на портале: 17-06-2005
Саратов, 2005
Подтип: Кандидатские
Тематические разделы: Социология, Социология семьи, Социология личности
Номер совета: Д 212.242.03

Aннотация:
Проблема исследования определяется дискуссионным контекстом переопределения принципов, формирующих современную семейную идеологию. Речь идет о разночтениях между целями семейного воспитания, как они видятся традиционной педагогике и просемейным массмедиа, и практической реализацией воспитательных намерений, ограниченных собственными институциональными задачами и воспитательными возможностями этих агентов социализации.

В диссертационном исследовании предпринята попытка обнаружить логические и практические основания, которые формируют такую семейную идеологию, а также выявить те способы, с помощью которых в ней преодолевается противоречие между традиционными функциями общественного воспитателя и его ролью заместителя семьи в педагогической практике учреждений общественного воспитания. В частности, изучено, каким образом в этих условиях оформляется и проявляет себя самоидентификация и индивидуальная деятельность у молодых людей – сирот.




Проблема исследования определяется дискуссионным контекстом переопределения принципов, формирующих современную идеологию в отношении семьи; в частности, речь идет о разночтениях между целями семейного воспитания, как они видятся образованию и массмедиа, и практической реализацией этих воспитательных намерений, ограниченных собственными задачами и возможностями этих агентов воспитания. Актуальная потребность состоит в том, чтобы обнаружить те логические и практические основания, которые формируют такую семейную идеологию; проявить те способы, с помощью которых в ней преодолевается противоречие между традиционными функциями агентов воспитания и ролью заместителя семьи.

Цель исследования – изучить формирование личности в отношениях, определяемых семейной идеологией и ее приложением в практике общественного воспитания.

Выдвижение данной цели обусловило постановку следующих задач:

  • изучить доминирующие аналитические традиции исследований личности в отечественной социологии и проблематизировать воспроизводство их гносеологических оснований и границ;
  • изучить модель семейных отношений личности агентов общественного воспитания и проблемы ее идеологического воспроизводства, а также адаптации в педагогической практике учреждений общественного воспитания;
  • на основе теоретических положений психоанализа и концепции объектных отношений обосновать социологический статус индивидуальных механизмов, оформляющих деятельность личности в ходе ее становления;
  • провести эмпирическое исследование процесса и результатов формирования личности на основе анализа индивидуальной деятельности воспитанников общественных учреждений на заключительном этапе социализации;
  • изучить индивидуальные механизмы организации и выражения воспитанниками учреждений общественного воспитания личного и группового жизненного опыта и концептуализировать проблемы развития личности в условиях повседневной среды общественных учреждений.
Объект исследования – личность как объект идеологических отношений агентов общественного воспитания.

Предмет исследования – механизмы формирования индивидуальных практик личности в отношениях, определяемых общественным воспитанием.

Эмпирическую базу исследования составили 19 тематизированных неструктурированных устных интервью, 12 тематизированных структурированных письменных интервью и 20 личных неофициальных документов, собранных в 2002 г. в ходе общения с информантами – бывшими воспитанниками учреждений общественного воспитания во время их обучения в профессиональном училище г. Барнаул; 3 тематизированных устных групповых интервью с 27 педагогическими работниками трех таких учреждений Алтайского края (2002–2003 гг.), 64 письменных документа официального характера из личных дел воспитанников; публикации специализированных журналов семейной тематики, вышедших в 2000-2002 гг.; статистические данные регионального органа управления образованием, результаты национальных репрезентативных опросов общественного мнения 1998–2004 гг., проведенных Фондом «Общественное мнение» (1500 и 2000 респондентов), Институтом социологии РАН (2004) и Институтом конкретных социальных исследований (1776).

Научная новизна диссертационного исследования определяется следующими аспектами:

  • изучены и детализированы проблемы использования структурно-функционального и системного подходов отечественной социологии к изучению формирования личности и дополнительно обоснованы познавательные возможности социокультурного подхода к изучению повседневной деятельности и индивидуальных практик;
  • на анализе журналистских и педагогических публикаций, а также бесед с наставниками воспитанников рассмотрены механизмы формирования семейной идеологии агентов общественного воспитания и сформулированы проблемы воспроизводства модели семейной социализации в практике общественного воспитания;
  • обоснован и реализован исследовательский подход к социологическому анализу механизмов формирования личности с использованием психоаналитического и социокультурного категориального и концептуального аппарата, благодаря чему самоидентификация и практики личности выпускников общественных учреждений рассмотрены без традиционных ограничений, накладываемых проблематизацией «сиротства» и «задержек развития»;
  • на основе анализа материалов интервью и личных документов описаны механизмы самоидентификации личности и формирования ее индивидуальных практик в ходе общественного воспитания, проанализированы проблемы восприятия и адаптации в индивидуальной деятельности воспитанников модели поведения, предлагаемой наставниками учреждений;
  • практика формирования личности рассмотрена через анализ индивидуальной письменной деятельности, раскрыты ее заместительная идентификационная функция и статус неформального института самосоциализации личности в учреждениях общественного воспитания.

    В ходе проведения теоретического и прикладного социологического исследования получены следующие основные результаты, формулируемые автором диссертации как положения, выносимые на защиту:

    1. Структурно-функциональная модель личности отечественных социологических исследований акцентирует ценностно-регулятивный статус норм и ролей и акцептивные качества индивида в процессе социализации. Ограниченные возможности такого подхода в локализации и анализе феноменов формирования личности в специфических условиях первичного внесемейного воспитания вызваны внешними – историческими – и внутренними – гносеологическими – причинами, оформлявших данную исследовательскую традицию. Хотя доминирующие метафоры данной модели – «внешняя среда» и «внутренний мир» индивида – и сопутсвующая риторика «автономности» и «самодостаточности» личности обеспечивали в прошлом необходимый ученым общественно-политический резонанс, указывая потенциально возможный и желательный путь развития советского общества, аналитические процедуры, с помощью которых выстроены ключевые категории «роль», «система», «личность», исключают такие явления как «детство» или «сиротство», а исследовательские практики – изучение процесса и результата индивидуальной адаптации ребенком к себе предлагаемых агентами воспитания моделей поведения.
    2. Семейная идеология агентов общественного воспитания – специализированной прессы и традиционной педагогики, – как результат развития их межинституциональных отношений, отражает в себе конкурирующий характер представлений о роли семьи для личности. Стратегия репрезентации семейных отношений личности специализированной прессой и традиционной педагогикой представляет эти отношения как исторически неизменные и политически благополучные, что помогает агентам общественного воспитания успешно конкурировать в деле определения целей семейного воспитания и выражения его результатов и тем самым легитимировать собственный общественный статус и воспитательную эффективность.
    3. Репрезентации семьи в журналистской и педагогической просемейной риторике базируются на пространственных метафорах, которые задействуют показательные аспекты процесса означивания, и обнаруживают в себе идентификационные механизмы идеализации и расщепления. Противопоставление с их помощью публичных отношений личности приватным, как «внешних» соответственно «внутренним», отражает неустойчивость позиции, которую занимает субъект в ходе такой идентификации. Акцент семейной прессы на исторических или географически внешних формах отношений не столько проясняет их суть, сколько отмечает трудности в самовыражении из-за несоответствия доступных средств символизации складывающимся практикам семейного поведения, отсутствия целостной репрезентативной структуры для отображения современных семейных отношений.
    4. В публичных выступлениях педагогов и журналистов уестествление внешних для агентов общественного воспитания феноменов «родительства», «материнства» или «родства» риторически достигается за счет отделения и противоположения того, что подрывает целостность и непротиворечивость даваемых им определений. То, что не совпадает с существующим или желаемым пониманием семьи, изолируется институциональными средствами, как это происходит с воспитанниками интерната, или дискурсивными. Как следствие такая топографическая модель семейных отношений оказывается символически недоступной тем, кому она адресована, – молодым людям, воспитанным в среде, где изначально отсутствуют подобные символические и практические границы.
    5. Обычные для семейных историй приемы изложения, помогающие рассказчику обнаруживать и организовывать свое Я в повествовательно выстраиваемом «внутреннем» и «окружающем» мире, недоступны воспитанникам общественных учреждений. Приемы пространственной символизации «общего» и «личного» опыта основываются на механизме проективной идентификации, отмечающего попытки личности преодолеть ситуацию актуальной недоступности общения со значимыми другими. Механизмы идеализации и проекции, задействуемые в структурно схожих с научными и институциональными попытками воспитанников определить себя и свое социальное положение через локализацию в пространстве, отражают актуальную для развития личности проблему поиска таких форм общения и поведения, которые могли бы заместить собой отсутствующий социальный – семейный – опыт и восстановить его недоступное значение для складывающейся в преимущественно институциональном окружении личной биографии.
    6. Риторика самостоятельности и личной независимости в рассказах воспитанников, жизнь которых в значительной степени определяется исключительно внешними установлениями воспитательных учреждений, помогает психологически справляться с проблемой самоопределения, но в то же время является реальным препятствием для принятия еще недоступных форм отношений и общения, являющихся необходимым условием освоения новых ролей и способов индивидуального поведения в обществе. Такой отказ для воспитанников оказался вынужденно преждевременным из-за идентификационных механизмов, активированных в ситуации раннего и продолжительного воздействия среды общественных учреждений, что сформировало структуру личности, которая в обычной ситуации проявляет себя на более поздних этапах социализации. Обращение воспитанников к известным по прошлому, зачастую «детским» способам общения и самовыражения, вызвано не только доступностью отношений, на которых такая деятельность строится; следование этим отношениям является попыткой вернуть их недоступные в нынешней ситуации смысл и значение, которые традиционно усваиваются в семейном кругу.
    7. Предоставляемые наставниками формы общения и поведения отражают в себе уже знакомые воспитанникам и усвоенные ими в интернатах и детдомах способы и приемы идентификации. В ситуации так называемой «травматической прогрессии» институционализация в среде воспитанников неофициальных практик письма и обмена, являясь симптомом названных проблем, в то же время выражает актуальное стремление личности установить отношения, в своем видимом проявлении замещающие, по сути, семейные формы общения. Это своего рода неформальные институты самосоциализации, участие в которых позволяет воспитанникам строить общение и свое Я в нем таким образом, чтобы преодолевать символические и практические границы, установленные средой общественного воспитания.


Ключевые слова

См. также:
Анатолий Васильевич Меренков
Социологические исследования. 2013.  № 2. С. 101-109. 
[Статья]
Александр Евгеньевич Рябов
Директор школы. 2002.  № 6. С. 48-58. 
[Статья]
Валерий Моисеевич Лейбин
Общественные науки и современность. 2012.  № 3. С. 112-119. 
[Статья]
Ирина Юрьевна Николаева, Надежда Сергеевна Зорина
Диалог со временем. 2009.  № 27. С. 151-166. 
[Статья]
Игорь Семенович Кон
Общественные науки и современность. 2012.  № 3. С. 120-134. 
[Статья]
Валерий Васильевич Дубицкий
Социологические исследования. 2004.  № 8. С. 117-122. 
[Статья]