Эксоцман
на главную поиск contacts

Зачем и как изучать историю экономической мысли?


1. Зачем?

У каждой науки есть своя история, знакомство с которой представляет не меньшую пользу для вступающего в эту науку молодого поколения, чем штудирование учебников с с последними достижениями современной теории.

Почему? Зачем изучать то, что давно представляет собой музейную ценность?

Музей артиллерии представляет собой весьма полезный объект исследования для современного специалиста по огнестрельному оружию, потому что демонстрирует результаты многовековых поисков человечества в области создания пушек. А биологу будет весьма интересна хорошая кунсткамера, в которой представлены необычные экспонаты, собранные исследователями живого мира с различных частей света.

Экономическая наука в данном случае не является исключением. У нее тоже есть своя кунсткамера, в которой обитают весьма неординардные и влиятельные в прошлом теории и теоретики. Чего стоит один марксизм удивительное изобретение середины XIX в., которое имело фантастические последствия для многих стран и до сих пор в том или ином виде популярно в общественных науках. Только вот до 90-х гг. его изучение в нашей стране было обширным и абсолютно схоластическим, а сегодня выпускники экономических вузов уже с трудом могут сказать, что представлял из себя Карл Маркс как экономист, насколько его теория была оригинальна и насколько она была состоятельна. А ведь таких экспонатов в музее экономической науки не один десяток. Конечно, далеко не все экономисты прошлого могут похвастаться созданием столь грандиозной конструкции как Капитал, но для оригинальных идей и гипотез не нужно тысячи страниц, они могут уместиться в одной статье или затерятся на нескольких страницах в целом посредственной книги. Вот, например, Жан Батист Сэй известен благодаря всего одной главе своей работы, которая называлась О рынках и содержала гениальную догадку о том, что совокупный спрос тождественнен совокупному предложению.

Но не только любопыства ради следует изучать теории прошлого. История экономической мысли позволяет понять прежде всего логику развития экономической науки и, следовательно, более точно понять эффективные пути ее совершенствования в будущем. Знакомство с творчеством своих талантливых и изобретательных предшественников позволит молодому исследователю избежать одной из самых досадных оплошностей не изобретать колесо и не выдумывать заново то, что уже было придумано, опробовано, а в некоторых случаях и отвергнуто предыдущими поколениями. История развития экономической науки полна противоречий и причудливых траекторий, которые сформировали то, что составляет сегодня содержание стандартных университетских учебников по десятку основных экономических дисциплин. Как сказал Й. Шумпетер, любая современная наука содержит в скрытом виде свою историю, и невозможно до конца понять эту науку без знакомства с ее историей.

Ну, и разумеется, общение с мастерами жанра, которое имеет ценность в любом научном возрасте. Современному архитектору весьма полезно периодически совершать прогулки по историческому центру европейского города, поскольку перед его глазами предстанут лучшие достижения зодчества за несколько веков. Произведения великих экономистов прошлого это тоже исторический центр современной экономической науки, прогулка по которому приносит немалое эстетическое удовольствие и методологическую пользу современному теоретику.



2. Как?

История экономической мысли это один из самых сложных предметов в системе современного высшего экономического образования. Сложность его определяется двумя обстоятельствами: 1) поистине огромным объемом имеющейся информации, 2) отсутствием единственно правильного систематического и методического подхода к преподаванию (изучению) этого бескрайнего океана информации.

Решение второй проблемы остается на усмотрение каждого конкретного преподавателя истории экономической мысли, который будет выбирать или создавать для себя наиболее близкую своему образованию и симпатиям картину развития экономической науки и способы ее преподавания. Но при этом есть некоторые общие принципы, которые следует соблюдать при любой методике и системе преподавания, без которых добиться качественного результата не возможно.

1. Точность. Прежде всего, как ни банально это может звучать, преподавателю истории экономической мысли нужно следить за точностью пересказываемых теорий экономистов прошлого. К сожалению, далеко не все лекторы и не все учебники являются здесь непогрешимы. Распространенными ошибками является приписывание излишней научности случайным размышлениям философов прошлого (например, утверждения о том, что Аристотеля была своя ТЕОРИЯ ценности), недооценка понимания многими экономистами реальности (например, утверждение о том, что классики не понимали, что такое спрос и предложение), приписывание экономистам взглядов, которые они вряд ли могли бы выражать (например, считать главным идеологом неоклассики Альфреда Маршалла).

Кроме этого, даже если сам преподаватель прекрасно знаком с творчеством основных экономистов прошлого ему может быть очень сложно передать весь колорит отдельной личности и особенности ее научного творчества на лекции, так же как трудно описать павлина жителям Крайнего Севера. Именно для этого при изучении истории экономической мысли всегда предпочтительно читать первоисточники непосредственно произведения экономистов (при необходимости в переводе на русский или в оригинале) а не пересказы отдельных мыслей из этих произведений на страницах современных учебников. Именно знакомство с оригинальным текстом позволяет лучше понять, что за теорию создал тот или иной мыслитель. При этом не возникнет мысль о том, что Франклин был одним из пионеров трудовой теории ценности, а Маршалл являлся главным идеологом неоклассической экономической теории, дух которой был сформирован несколько позже в работах Хикса, Самуэльсона и других.

2. Современный анализ. Одним из обязательных условий изучения той или иной теории прошлого является анализ этой теории с точки зрения современной экономической науки. Особенно это важно по отношению к разного рода экзотическим теориям, которые не вошли в основное направление экономической науки: экономическая таблица физиократов, теория ценности Рикардо или Маркса, теория Госсена или Тюнена и так далее. Хорошим примером применения такого современного анализа являются современные учебники Марка Блауга, Такаши Негиши и других.

При этом ни в коем случае нельзя впадать в другую крайность и СРАЗУ пересказывать теории экономистов прошлого на языке современных кривых или формул. Первым этапом знакомства всегда должно быть представление теории в первозданном виде чем буквальнее, тем лучше (см. пункт 1). Иначе у студентов может возникнуть ложное впечатление об изучаемом экономисте. Гораздо более полезно попросить студентов самостоятельно проанализировать тот или иной классический текст с точки зрения современной теории. Это заставит студентов более внимательно критически отнестить к изучаемому произведению, а преподаватели микро или макроэкономики только скажут вам спасибо за тренировку использования студентами современных теоретических инструментов.

3. Исторический контекст. Хорошая история экономических учений должна уметь не только описывать теории или ставить диагноз с точки зрения современной науки, но и находить ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ появления этой теории. Взгляды ученого могут формироваться не только его интеллектуальными способностями или предыдущими теориями, но и окружающей его экономической действительностью (реалиями хозяйства), его социальным происхождением или образованием, его психологическими склонностями и многими другими обстоятельствами. Не зная этих обстоятельств, можно весьма превратно понимать те или иные странные с современной точки зрения теории или концепции.

Как например, понять тот факт, что больше половины глав в работе Рикардо Теория политической экономии и налогообложения, а работа его предшественника Адама Смита мало затрагивает проблему налогов и уж тем более не имеет слова налогообложения в названии? Да и вообще из всех трактатов по политической экономии только книга Рикардо имеет это слово на обложке. Понять этот факт невозможно из анализа самой работы, а возможно только путем внимательного соотнесения биографии Рикардо с общественно-политической обстановкой Великобритании того времени: в 1812-1813 гг. Великобритания была втянута в большую войну с наполеоновской Францией, в это время Рикардо уже входил в Палату Лордов и, вероятно, принимал живейшее обсуждение в парламентских дебатах о том, какие именно налоги следует ввести для покрытия военных расходов. Зная о том, что Трактат политической экономии и налогообложения вышел в 1817 г., не трудно сделать правдоподобный вывод об этом непонятном на первый взгляд акценте в названии и содержании книги.

Можно легко впасть в заблуждение относительно классической экономической теории после внеконтекстного прочтения Общей теории занятости, процента и денег, в которой работы классиков выставляются совершенно в неприглядном свете, а имеющиеся там недостатки бичуются автором с такой яростью, которая вроде бы не должна быть свойственна интеллигентному человеку, каковым безусловно являлся Джон Мейнард Кейнс. Однако этот тон становится совершенно ясен после знакомства с биографией Кейнса и общей характеристики идеологической ситуации того времени. Правящие круги Великобритании действительно были воспитаны на работах классиков и на все попытки изменения консервативной политики невмешательства в экономику отвечали догматической аппеляцией к авторитетам. Поэтому Общая теория - это работа доведенного до отчаяния человека, который понял, что для убеждения своего общества в необходимости изменения экономической политики, необходимо поколебать уверенность этого общества в правоте классических авторов. Именно поэтому тон Кейнса, когда он пишет про классиков, похож на предвыборную агитацию депутата, пытающегося нанести максимальный моральный урон конкуренту.

Во многих подобных случаях изучение исторического контекста позволяет более справедливо отнестить к оценке той или иной теории, которая для современного человека кажется совершенно нелепой или неуместной. Так, во эпоху Мальтуса перенаселение фактически имело место и поэтому его теория не должна быть отброшена как бесполезная только потому, что современное развитие общества ее опровергло. То же самое можно сказать и про учение Карла Маркса. 1840-1860-ее гг. являлись временем наиболее тяжелого положения рабочего класса, ужасных условий труда, огромной армией безработных. Представляя себе состояние экономики тогдашней Великобритании или континентальной Европы, намного легче понять многие интонации и предположения Капитала. А как говориться, понять значит простить.