Эксоцман
на главную поиск contacts

Экспертный канал

Опубликовано на портале: 06-05-2009

Проблемы качества образования: бакалавриат и магистратура

Николай Пономарев, декан инженерного факультета РУДН: «Инженер-бакалавр должен быть не хуже инженера-специалиста»
Мы на практике убедились в том, что для инженерного образования деление на бакалавриат и магистратуру абсолютно естественно



 — Николай Константинович, считаете ли вы оправданным деление высшего инженерного образования на бакалавриат и магистратуру?

— Вопрос о переходе на бакалавриат и магистратуру нужно рассматривать комплексно, а не только с позиций тех, кто работает в инженерном образовании.

Что происходит сегодня? В вузах учатся едва ли не 100% выпускников средней школы. Неужели стране нужно столько специалистов с высшим образованием? Нет, не нужно. Особенно если учесть огромные затраты государства на высшую школу. При этом существует огромный спрос на общее высшее образование, и было бы странно запрещать получать его тем, кто способен учиться. Я считаю, что 4 года на получение общего высшего образования вполне достаточно. При этом задача вуза – сделать так, чтобы инженер-бакалавр был не хуже инженера-специалиста.

— А чем выпускник инженерного бакалавриата отличается от выпускника инженерной магистратуры?

— Выпускник бакалавриата, скорее всего, бывает не готов для руководящей или исследовательской работы, но вполне может начать карьеру, работая исполнителем на производстве. Он должен быть востребован на рынке труда, его подготовка должна соответствовать уровню развития технологий на современных производствах.

А вот человек, который захочет учиться дальше, попробовать себя в науке, пусть идет в магистратуру. При этом выпускник магистратуры вовсе не обязан устраиваться на работу в НИИ и профессионально заниматься исследованиями, но у него будет более широкий кругозор, нежели у бакалавра, иной стиль мышления, ярко выраженные способности к аналитике. Магистр – это будущий специалист высокой квалификации.

У бакалавра и магистра – разный стартовый уровень хотя бы потому, что последний учился на два года больше. Практически все магистры в течение двух лет не только учатся, но и работают по специальности – во всяком случае, на нашем факультете организация учебного процесса это позволяет. А среди бакалавров во время учебы работают единицы – у них просто не хватает времени, поскольку они заняты учебой по основной программе, многие готовятся к сдаче экзамена на диплом переводчика, кто-то даже параллельно получает второе высшее образование. Это нормально: я всегда говорю ребятам, что свой основной жизненный багаж они «зарабатывают» в бакалавриате.

У магистра больше шансов преуспеть в работе, он лучше приспособлен к жизни, но и для бакалавра, конечно, нет никаких ограничений – все зависит от конкретного человека.

— На каких должностях могут работать бакалавры-инженеры?

— На тех же, на каких раньше работали молодые специалисты-инженеры. Работодатели должны понимать, что бакалавриат – это законченное высшее образование, а бакалавр способен полноценно работать по профилю, будь то строительство, машиностроение, экономика и проч. Просто не хватает рекламы, разъяснений, кто такой бакалавр.

Сейчас мы сохранили пятилетнее обучение по двум специальностям («Экономика и управление на предприятии», «Автомобили и автомобильное хозяйство»), но со временем и здесь будет осуществлен переход на четырехлетнее образование.

— Что происходит с бакалаврами, окончившими ваш факультет? Все ли они хотят попасть в вашу магистратуру?

— Бакалавров мы выпускаем значительно больше, чем магистров. Из них половина идет в нашу магистратуру – успешно сдавшие вступительные экзамены и окончившие бакалавриат на «хорошо» и «отлично».

— Вы довольны студентами своей магистратуры? Действительно ли туда идут лучшие выпускники бакалавриата?

— В последнее время в студенческой среде – во всяком случае, в нашем университете – преобладают те, кто хочет учиться и кто поступил в вуз сознательно, а не потому, что мама с папой велели или за компанию с приятелем. Таких ребят, которые понимают, что будущее в их руках, я и хотел бы видеть в магистратуре. Сейчас для всех обязательны вступительные экзамены, так что возможность отбора есть.

— Выпускники бакалавриатов и специалитетов из других вузов к вам поступают?

— Да. К нам приходят из других технических университетов. Хотя пока нельзя сказать, что выпускников других вузов у нас в магистратуре достаточно – практика перехода в другой вуз после бакалавриата еще не прижилась, еще не все поняли, что есть такая возможность. Ограничений здесь нет, и это правильно: мы можем выбрать самых способных.

В идеале хотелось бы, чтобы 60-70% студентов магистратуры факультета составили наши выпускники, оставшиеся 30-40% могут быть выпускниками других вузов.

— Если в магистратуру приходят люди со стороны, они фактически занимают места выпускников вашего бакалавриата, не прошедших по конкурсу. Вам не жалко своих?

— Иногда, наверное, жалко, но что можно сделать, если пришел человек с более высоким уровнем подготовки? Правила для всех теперь одни – вступительные экзамены в магистратуру РУДН принимаются общеуниверситетской приемной комиссией, все работы письменные.

Своим студентам бакалавриата я всегда говорю: при выборе магистерской программы не замыкайтесь на внутривузовской подготовке, ходите на образовательные выставки, знакомьтесь с коллегами из других университетов, участвуйте в различных межвузовских конференциях. Ведь и студенты из других вузов не поступают к нам в магистратуру просто потому, что случайно проходили мимо. Это осознанный выбор людей – они собирали информацию о факультете, готовились к поступлению именно к нам.

— Сколько уже было выпусков магистров на инженерном факультете РУДН?

– Семнадцать. Наш факультет одним из первых в России открыл магистратуру. В конце 1980-х годов 80% нашего контингента составляли иностранцы, и особым решением государственной комиссии им присваивалась степень магистра наук.

— Менялось ли понимание магистерского образования на протяжении этого времени?

— Магистратуры образца 1991 года и 2009 года, конечно, отличаются: качество обучения и требования к специалисту возросли. За этот период мы на практике убедились в том, что для инженерного образования деление на бакалавриат и магистратуру абсолютно естественно, что при желании качество подготовки бакалавров может быть не хуже, чем качество подготовки специалистов. Исследовательская работа в магистратуре сегодня проводится на гораздо более высоком уровне, чем в начале 1990-х годов. У нас есть четкое представление о том, что такое магистерская диссертация, и значительная часть наших магистров, приложив определенные усилия, может довести свои работы до уровня кандидатской диссертации.

Чтобы давать современное инженерное образование на магистерском уровне, на факультете есть лаборатории с самым современным оборудованием. Мы значительно улучшили лабораторную базу благодаря участию РУДН в приоритетном национальном проекте «Образование».

— Исследовательская работа ведется только на факультете? Или же у вас есть связи с научными структурами?

— Многие НИИ, с которыми мы традиционно сотрудничали, к сожалению, в 1990-е годы фактически прекратили свое существование. Но с теми, кто выжили и успешно работают сегодня, мы сотрудничаем – например, с Институтом водных проблем РАН, с Центральным НИИ строительных конструкций и сооружений, с НИИ геологии и нефти и др. Мы используем их научную базу для подготовки магистров, их ведущие сотрудники участвуют в научном руководстве выпускными работами наших студентов.

Сегодня в магистратуре нашего факультета 9 направлений обучения, 27 магистерских программ. Пять магистерских программ являются авторскими – их разработали ведущие ученые с учетом самых современных достижений в своих областях.

Беседовал Борис Старцев

BiBTeX
RIS