Эксоцман
на главную поиск contacts

Экспертный канал

Опубликовано на портале: 15-12-2009
Леонид Евенко, президент Российской ассоциации бизнес-образования, ректор Высшей школы международного бизнеса Академии народного хозяйства при Правительстве РФ: «Погоду на рынке делают 15-20 школ бизнеса»
Программы МВА разнообразны, возможны самые неожиданные модификации и миссии. Они могут быть ориентированы на высшее звено руководителей, на молодых людей или даже на специалистов в конкретной отрасли. Но в идеале любая программа должна решать задачу формирования менеджера-профессионала общего профиля и развития личности.

– Леонид Иванович, в чем заключается ценность обучения по программам MBA?

 

– МВА – это самый известный образовательный продукт по подготовке менеджеров, признанный во всем мире. Концепция МВА, в основе которой – связь экономического образования и управленческой практики, распространялась на Западе в 60-е годы прошлого века, с тех пор она эволюционировала, и сегодня в ее основе лежит компетентностный подход.

 

– Когда первая программа МВА появилась в России?

 

– В России, создавая сферу бизнес-образования в начале 1990-х годов, мы тоже решили открывать программы МВА. Но какая школа сделала это первой, доподлинно неизвестно – могу только утверждать, что Высшая школа международного бизнеса начала это делать в 1992 году. Спор о том, кто был первым, напоминает дискуссию о том, чья нация древнее: все предоставляют доказательства, но окончательный вывод не сделан.

 

1990-е годы для российских бизнес-школ – это период самодеятельности. Из публикаций мы узнавали, что представляют собой программы МВА на Западе, но как реализовать их в России, не очень понимали. Программы, создаваемые нашими бизнес-школами, были доморощенными.

 

Их государственное признание произошло в 1999 году, когда руководители нескольких школ бизнеса – Сергей Филонович (ГУ-ВШЭ), Николай Гусаков (РУДН), Сергей Мордовин (IMISP – Международный институт менеджмента Санкт-Петербурга) и я, возглавлявший эту группу как президент Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО) и представитель Академии народного хозяйства, – пришли к тогдашнему министру образования РФ Владимиру Филиппову и от имени РАБО предложили выдавать дипломы российского государственного образца выпускникам российских программ МВА. Перед этим два года шло обсуждение, какой должна быть МВА в России, так что шли к министру не с пустыми руками.

 

В марте 1999 года был издан приказ об эксперименте, в ноябре была утверждена первая версия государственных требований к МВА. В 2000 году были приняты изменения к типовому положению об учреждениях дополнительного образования, позволившие присваивать квалификацию «Мастер делового администрирования» для программы профессиональной переподготовки объемом более 1000 часов, каковой является МВА. В 2001 году появился диплом МВА российского государственного образца. Таким образом, была создана новая сфера образования, официально признанная в нашей стране и одновременно встроенная в международное образовательное пространство. Наша концепция и наши стандарты в большой степени были позаимствованы в Европе и получили официальное одобрение Европейского Совета по качеству бизнес-образования (EQUAL Board).

 

К участию в эксперименте по внедрению МВА в образовательную систему (первый этап – 1999-2001 гг., второй этап – 2001-2003 гг.) были допущены 33 образовательных учреждения, имеющие право выдавать диплом МВА. В 2003 году был создан Совет Минобрнауки России по образовательной программе дополнительного профессионального образования «Мастер делового администрирования». В 2006 году он получил некие властные полномочия: методические функции, отбор литературы, контроль, экспертиза, разработка нормативных документов. С тех пор мы рассмотрели более 120 заявок на открытие программ МВА, 40% из них отклонили, и сегодня программы МВА, выпускники которых получают диплом российского государственного образца, реализуют 58 образовательных учреждений, т.е. не все, получившие разрешение, осмелились реально выйти на рынок.

 

– Можно ли их считать лидерами рынка бизнес-образования?

 

– Погоду на рынке делают 15-20 школ бизнеса, которые ежегодно набирают более 20 человек на программы МВА. Они дают, действительно, более или менее качественное и интересное образование, в принципе соответствующее среднему уровню мировой практики, а иногда и выше. Интересно, что некоторые образовательные учреждения поддерживают зачастую нерентабельные программы MBA, на которые набирают по 12-15 человек. Когда их спрашиваешь «зачем?», они отвечают, что иметь, например, в техническом вузе программу MBA – это очень престижно. Как ресторан, в котором подают устрицы, имеет репутацию хорошего ресторана, где можно заказывать любое блюдо, так и образовательное учреждение, реализующее программу MBA, более высоко оценивается на рынке.

 

– Изменились ли за прошедшие годы сами программы?

 

– Сейчас стали появляться программы для высшего звена руководства, которые дают более широкий спектр знаний и ориентированы, в первую очередь, на развитие личности руководителя, расширение его профессионального кругозора – так называемые Еxecutive MBA. Правда, такие программы зачастую не соответствуют государственному стандарту, и по их окончании нельзя получить диплом государственного образца, но туда люди идут в первую очередь за знаниями, за идеями, связями, а не за дипломом. Есть и такие программы, которые просто используют аббревиатуру МВА, но имеют с ними мало общего, – например, так называемые mini-MBA, обучение по которым длится всего несколько месяцев.

 

Сейчас также происходит серьезный пересмотр самого учебного процесса. Если в 60-70-е годы прошлого века в основе МВА были лекции и семинары, в лучшем случае кейсы, то сейчас это проекты, корпоративное обучение, групповая работа, тренинги, стажировки, дистанционное освоение материала – используется все разнообразие методов обучения. В этом плане МВА все больше удаляется от высшего образования и, на мой взгляд, это благотворный процесс. Высшее образование должно решать свою первоочередную задачу – готовить молодых специалистов, выводить их на определенный профессиональный и социальный уровень, чтобы дальше они развивались самостоятельно. А МВА имеет дело с людьми, которые уже чего-то достигли и что-то для себя поняли в своей профессии. Наша цель – развивать этих людей, давая им те знания и умения, которых им не хватает для ежедневной эффективной работы в своей (или в новой) области, а не переподготавливать и переучивать для освоения «новой профессии».

 

Изначально программы МВА представляли собой подготовку менеджеров – «дженералистов», подготовленных к тому, чтобы стать президентами компаний, знающих и менеджмент, и финансы, и маркетинг, и управление персоналом и проч. Сегодня многие программы МВА становятся несколько более специализированными, как магистратуры или профессиональная переподготовка, когда человека учат на менеджера по маркетингу или по финансам. И это не только российская, но западная тенденция, хотя дифференциация и модификация программ происходит довольно сложно и неоднозначно.

 

Программы МВА очень разнообразны, возможны самые неожиданные модификации и миссии. Они могут быть ориентированы на высшее звено руководителей, на молодых людей или даже на специалистов в конкретной отрасли. Но в идеале любая программа должна решать задачу формирования менеджера-профессионала общего профиля и развития личности. При этом бизнес-школы стремятся, с одной стороны, к тому, чтобы приблизить МВА к требованиям практики, с другой – не утратить черты серьезной комплексной профессиональной подготовки, с третьей – выявлять и формировать таланты.

 

– Отличаются ли российские программы MBA от своих зарубежных аналогов?

 

– На самом деле, по содержанию программ и набору курсов мы мало отличаемся. Можно даже сказать, что по содержанию наши программы отличаются в лучшую сторону, потому что в российских программах MBA больше курсов. Но в этом не только «плюс», но и «минус»: наши слушатели хотят знать больше, они подготовлены неплохо, особенно те, у кого первое образование техническое. Это нередко приводит к тому, что знания получаются несколько поверхностными: российская МВА предусматривает изучение в 1,5-2 раза больше курсов, чем западная.

 

Основное отличие лежит в методах обучения. Западная профессура «заточена» именно на преподавание – в некоторых бизнес-школах от преподавателя, помимо степени Ph.D, требуется документ о педагогическом образовании. А российские МВА в большей степени основаны просто на таланте преподавателя (так сложилось, что лучшие преподаватели нарасхват и преподают сразу в нескольких бизнес-школах). Сам процесс обучения у нас организован более консервативно, в его основе – занятия в аудитории, а на Западе принято «вести» студента индивидуально от поступления до трудоустройства. Пока наши бизнес-школы отстают от западных по уровню зарплат выпускников, количеству публикаций профессоров в ведущих мировых журналах, инфраструктуре, техническому оснащению.

 

Зачастую оказывается важным не то, чему вы учите, а кого вы учите. Если у меня в аудитории 40 человек, из них 10 учатся очень хорошо, а 10 не смогут учиться ни при каких обстоятельствах, то остальные в зависимости от того, как преподаватель организует процесс, примыкают к тем или другим. В хороших западных школах есть конкурс, а в российских его почти нет, что бы там ни говорили в рекламных целях, и мы не имеем возможности отобрать первых 10 человек из 40. И это тоже наше существенное отличие при том, что на наших программах, даже обычных МВА, чаще учатся люди, в среднем занимающие более высокие должности, и нет слушателей с низким образовательным и культурным уровнем (скажем, иностранцев из некоторых слабо развитых стран). Это большой плюс.

 

Но в любом случае бизнес-образование – это лишь одна из составляющих успеха. Очень многое зависит от личности слушателя, хотя в ведущие школы обычно идут вполне продвинутые специалисты и менеджеры.

 

– Есть ли перспективы у программ «двойного диплома», когда слушатель получает диплом российской бизнес-школы и вместе с ним диплом западной?

 

– Сама по себе идея выглядит хорошо, но на деле она оказывается не столь выигрышной. Ведь чтобы получить двойной диплом, необходимо проходить обучение на английском языке, что уже накладывает определенные ограничения на слушателей. Также важно, с какой именно школой заключено соглашение. У нас же привыкли говорить про «американский диплом», «французский диплом», «английский диплом», хотя таких дипломов нет. Есть диплом Гарварда, диплом Лондонской школы бизнеса и т.п.. И если у человека есть время, способности и деньги, чтобы учиться на английском языке, то лучше поехать в западную школу бизнеса с намерением потом работать в западной компании. А если вы представляете, к примеру, Краснодардорстрой, зачем вам диплом Копенгагенской школы бизнеса на английском языке?

 

– Как выбрать программу МВА в России? На что обращать особое внимание?

 

– Советую просто собрать информацию на сайтах бизнес-школ, прийти на день открытых дверей или иные аналогичные мероприятия. В Высшей школе международного бизнеса, например, есть «программа знакомства» – мы разрешаем потенциальным слушателям посетить занятия, поговорить с теми, кто учится. Был случай, когда одна слушательница поступила к нам в школу после того, как зашла в аудиторию, где обсуждался учебный фильм о российской практике бизнеса (первоначально она хотела учиться в другой школе Академии народного хозяйства, но решила, что у нас будет лучше, потому что больше практики). На сайтах ведущих бизнес-школ подробно описаны программы – не просто перечень курсов, а их содержание, последовательность, рассказы о проектах, о корпорациях, привлеченных к занятиям.

 

Говорят, что есть программы, именуемые МВА, на которых вообще ничему не учат, бизнес-школы просто продают дипломы, но конкретные примеры мне неизвестны. Сегодня в России можно получить полноценное образование по программе МВА, было бы желание и средства.

 

Беседовала Анна Козлова

 

BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Татьяна Дмитриевна Подсыпанина
Российский журнал менеджмента. 2007.  Т. 5. № 4. С. 105-107. 
[Статья]
Российский журнал менеджмента. 2011.  Т. 9. № 1. С. 169-171. 
[Статья]
Елена Николаевна Бондаревская
Российский журнал менеджмента. 2007.  Т. 5. № 1. С. 182-186. 
[Статья]
Марина Андриановна Шабанова
Социологические исследования. 2009.  № 4. С. 49-62. 
[Статья]
А.И. Панов, А.Н. Сазанович
Университетское управление. 2009.  № 6. С. 52-57. 
[Статья]
Михаил Иванович Корсаков
Университетское управление. 2000.  № 1(12). С. 64-66. 
[Статья]