Эксоцман
на главную поиск contacts

Категория «этническое меньшинство» в российском публичном и законодательном дискурсах

английская версия

Опубликовано на портале: 31-12-2010
Мир России. 2008.  Т. 17. № 3. С. 67-91. 
Целью статьи является определение того, какое место понятие «национальное меньшинство» занимает в российских публичных дискурсах. Необходимо принимать в расчет в первую очередь проблематичность самой категории «меньшинства» и исторически связанного с ней эссенциалистского подхода к пониманию этничности. Слабость идеи меньшинств – это допущение, что группу можно рассматривать как изолированную и относительно однородную культурную целостность, имеющую границы, членство, четкие отличительные признаки и способную действовать солидарно. Необходимо также учитывать вовлеченность понятия «меньшинство» в политические коллизии, а также его перегруженность смыслами. В России этничность является способом организации социального и политического пространства, средством классификации населения и фактором идентификации и самоидентификации индивидов. Она воплощена в целом ряде социальных и политических институтов, в том числе дискурсивных практиках, формальных и неформальных предписаниях, воздействующих на поведение людей. В современных российских дискурсах общество предстает как сумма «этносов», которые мыслятся как коллективные личности со своей внутренней структурой, интересами, способностью предпринимать осознанные действия и т. д. Ключевым в интерпретации понятия «меньшинство» выступает представление об исторической связи этнической группы с определенной территорией. Соответственно, этническими меньшинствами считаются группы, которые живут за пределами «своей» территории. Из понятия меньшинство исключаются «коренные» и «титульные» общности, а также эпизодически группы, образуемые мигрантами. Предметом публичного обсуждения в основном являются общие идеологические (а не утилитарно-прагматические) вопросы, например, о символическом признании той или иной группы. Та часть российского законодательства, которая имеет отношение к этничности, мозаична и сложна, как по структуре, так и по содержанию. Правовые акты, как правило, адресованы этническим группам как целостностям; при этом этническая категоризация отличается большим разнообразием. Все законодательство, касающееся этнических групп, исходит из общих этнонационалистических допущений: в частности, широко используются концепты групповых прав, «этнического развития», «межэтнических отношений». Среди принятых терминов присутствует и понятие «национальные меньшинства». Правовое определение «меньшинства» отсутствует, а попытки ввести такую дефиницию в законодательство пока не дали результата. Законодательство, касающееся этнических групп, имеет в основном символическое значение, а с содержательной точки зрения строится по принципу «сужающейся воронки»: продвижение от общих декларации к подзаконным актам и правоприменению сопровождается существенным сокращением государственных гарантий и обязательств. Россия также несет ряд международных обязательств по защите меньшинств, однако, анализ показывает, что активность страны в этой области ограничивается демонстративными жестами, адресованными в основном внешней аудитории. Причины того, что понятие «меньшинство» не играет существенной роли в российских публичных дискурсах, авторы видят в том, что Россия в целом не осмысляет себя как «национальное» в этническом смысле государство и что понятие «меньшинство» имеет множество заменителей, которые исполняют сходные функции символической организации этнических различий.
BiBTeX
RIS
Ключевые слова

См. также:
Ольга Борисовна Истомина
Социологические исследования. 2011.  № 11. С. 61-65. 
[Статья]
Сергей Евгеньевич Рыбаков
Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2012.  № 2 (108). С. 147-156. 
[Статья]
Андрей Григорьевич Здравомыслов
Общественные науки и современность. 1997.  № 4. С. 115-122. 
[Статья]
В. Николаев
Социологические исследования. 2004.  № 5. С. 156. 
[Статья]
Ольга Дмитриевна Волкогонова, Инга Валентиновна Татаренко
Мир России. 2001.  Т. 10. № 2. С. 149-166. 
[Статья]
Александр Егорович Крухмалев
Социологические исследования. 2000.  № 12. С. 139-141. 
[Статья]