Эксоцман
на главную поиск contacts

Экспертный канал

Опубликовано на портале: 17-05-2010
Тематический раздел:
Жан Тощенко, член-корреспондент РАН, заведующий кафедрой теории и истории социологии, декан социологического факультета РГГУ: «Если наш журнал «СОЦИС» стоит в библиотеке замызганный, с выдранными страницами, значит, его читают, он нужен».
«На страницах «СОЦИСа» иногда появляются противоречивые работы. И когда раздается очередной звонок и голос из трубки сообщает, что мы напечатали «ошибочную» статью, я предлагаю недовольному написать встречную, правда, прошу не переходить на обвинения, а использовать научные аргументы».

— Жан Терентьевич, расскажите, как создавался журнал «Социологические исследования»?

— В 1960 – 1970-е гг. (в СССР) началось восстановление в «гражданских» правах науки социологии. В 1959 г. была создана Советская социологическая ассоциация, в 1968 г. – Институт конкретных социальных исследований, ставший в 1972 г. Институтом социологических исследований. И, естественно, подобно другим наукам, у социологии должен был появиться свой академический журнал. Но все было не так просто. Обычно академические журналы назывались «Вопросы…» – «Вопросы философии», «Вопросы экономики». Вот и наш первый главный редактор, мой предшественник Анатолий Георгиевич Харчев очень хотел, чтобы журнал назывался «Вопросы социологии». Но так как социология не была еще признана самостоятельной наукой (она трактовалась как часть исторического материализма), то в такой аналогии создателям журнала было отказано. В итоге в 1974 г. вышел первый номер журнала «Социологические исследования».

—  Для какой аудитории задумывался журнал, кто для него писал?

Он был ориентирован на работников научных центров, социологов предприятий, на всех, кто занимался социологическими исследованиями по заказу различных организаций или по собственному почину. Исполнителями в основном были выпускники философских, экономических и исторических специальностей, так как собственно социологического образования не существовало как такового.

—  С тех пор аудитория, наверное, сильно изменилась….

—  Сегодня мы ориентируемся в основном на вузы. Работа направлена на просвещение и распространение социологических знаний, на помощь в проведении социологических исследований, сотрудничество с различными управленческими органами. Наша аудитория – это на 90% преподаватели, студенты, аспиранты и научные сотрудники академических институтов, а также различных исследовательских центров и более мелких служб, работающих с различными ведомствами, организациями.

—  Когда создавался журнал, он был единственным в своем роде. А сейчас?

—  В прошлом году состоялось собрание Российского общества социологов. Мы стремились собрать все журнальные издания, полностью или частично посвященные социологии. На встрече присутствовало двадцать семь главных редакторов: университетских, зональных, и институтских социологических журналов. Волею судеб «СОЦИС» – самый массовый социологический журнал. Поэтому мы сделали правилом в каждом квартальном номере в рубрике «журнальный гид» приводить перечень статей по социологии, опубликованных во всех российских социологических (и не только) журналах. Мы выступаем за то, чтобы наших коллег знали, несмотря на то, что функции и цели журналов порой различны. Так, наши коллеги из Института социологии издают «Социологический журнал». Они ориентированы на сообщество профессиональных социологов и чаще печатают статьи, посвященные теории и методологии социологии. Мы же не просто академический, а еще и массовый журнал: для студентов, преподавателей и всех интересующихся социологией. Журналы наших коллег, во-первых, посвящены какому-то одному из направлений – экономике, образованию, политике.

Во-вторых, представленными материалами они отражают социально-гуманитарные знания в целом, и социологическая проблематика освещается наряду с проблематикой других отраслей.

В-третьих, они содержат работы социологов конкретного университета (также в числе работ по другим наукам). Но всегда есть люди, которые хотят говорить на языке специфический научной области, и в этом мы им помогаем. Хотя как социолог я начинал профессиональную жизнь на предприятии и всегда помню: когда говоришь с директором на языке науки, он отправляет тебя рассказывать свои «завиральные» идеи «кому-нибудь другому», а сам требует четкого ответа на вопрос «что делать?». Поэтому перед социологом, работающим в организации, стоит задача выражать на языке социологии идеи и предложения таким образом, чтобы руководитель смог их понять и увидеть пути решения конкретных проблем. Эта задача социолога не из простых: не теряя научности, оставаться на земле и помогать руководителям.

— Какие актуальные проблемы социологии освещает журнал?

Мы стараемся отвечать на вопросы по всему полю социологии. Если вы заглянете в журнал, то увидите, что нет практически ни одной сферы, проблем которой мы бы не затрагивали. Социология политическая, экономическая, историческая, социология образования, культуры, семьи, молодежи. Практически во все сферы человеческой жизнедеятельности мы суем свой нос.

Вы готовы обсуждать острые, критические проблемы современности? Есть ли в журнале место для таких тем?

У нас есть рубрика «Дискуссии. Полемика», где мы даем слово людям, желающим высказаться. Я считаю, никто не может обладать окончательной истиной. Мы приветствуем различные точки зрения. Именно благодаря этому развивается наука. Мы поддерживаем сопоставление, сравнение данных не только в отношении России, но и в отношении других стран. На страницах «СОЦИСа» иногда появляются противоречивые работы. И когда раздается очередной звонок и голос из трубки сообщает, что мы напечатали «ошибочную» статью, я предлагаю недовольному написать встречную, правда, прошу не переходить на обвинения, а использовать научные аргументы.

Самые спорные и горячие дискуссии – о чем?

Тема собственности и социальной справедливости – очень дискуссионные. Эти проблемы не только политические, но и социальные, они относятся к категории вопросов, на которые нет очевидных ответов. Удовлетворены ли люди теперешними порядками, как они относятся к руководителям банков, корпораций, что есть социальное предпринимательство, существует ли социальная ответственность бизнеса? Все эти вопросы поднимаются на страницах журнала. Очень остро стоят этнические и конфессиональные проблемы, проблемы молодежи. В последнее время наметился крутой поворот в исследованиях здоровья.

Какое, на ваш взгляд, место занимает сегодня в мире российская социология? Не слишком ли мало отечественных имен появляется на страницах иностранных социологических журналов?

В настоящее время на основе специальной подборки социологических статей на русском языке Международная социологическая ассоциация издает два социологических журнала – Sociological research и Russian education and society (оба на английском). Издания эти на 70-80% процентов комплектуются из статей журнала «СОЦИС». Но я не преувеличиваю их значения. Будучи как-то в Карлетонском университете (Канада), я воочию убедился: библиотека университета выписывает основные издания по многим дисциплинам. Меня интересовала социология, и на полках я обнаружил наши ведущие публикации. Но они стоят там чистенькие, нетронутые. Тем не менее есть небольшая группа советологов и россиеведов, но их совсем мало. Остальные говорят: «Хотите, чтобы вас читали, публикуйтесь на английском языке». А читать на русском им не позволяет банальный снобизм – по их мнению, все лучшее написано по-английски.

Только ли в языке дело? Может быть, российская социология исследует то, что миру не интересно?

Есть и такой момент. Наши проблемы – нам с ними и жить. Миру наши заботы не интересны. Кроме того, все, кто публикуется в западных журналах, знают: стандарты мышления там несколько иные. Предъявляются специфические требования, существенно отличающиеся от наших – это и построение статей, и их структура, и метод доказательств. Несмотря на провозглашаемый плюрализм точек зрения, они очень ревниво воспринимают факт, если мы придерживаемся своих, а не их стандартов.

Вы сказали, российские проблемы не интересны миру. Что интересует сегодня социологию?

- Проблемы глобализации и мультикультурализма. Я был на последнем социологическом конгрессе в Южной Африке и оказался свидетелем острой полемики, разгоревшейся между французскими, немецкими и американскими социологами, с одной стороны, и социологами Индии, Южной Америки, Африки. Суть полемики сводилась к следующему: вторая группа социологов обвиняла первую в том, что они «дурью маются». «Вы все говорите – Глобализация! А нам надо решать проблемы голода, безработицы, болезней. И писать мы будем об этом!»

Получается, российским социологам ближе взгляд их индийских и африканских коллег, нежели европейских?

У нас общие проблемы. И если сравнить по тексту работы русскоязычные и англоязычные – налицо острая критическая направленность исследований российских социологов. Я в свое время встречался с сильными мира сего, да и сегодня еще общаемся, – они воспринимают нас, социологов, как вестников неудач. Говорим им, что одно плохо, другое сделано не так, вместо того, чтобы похвалить руководителей, сказать им: «Молодцы вы! Как хорошо все решаете!».

Возвращаясь к журналу, что вы думаете о его будущем? Есть ли планы развития? Какие задачи планируете решать в ближайшей перспективе?

Мы ежегодно составляем планы работы редакции и в каждом первом номере года я обращаюсь к читателю и рассказываю о редакционной политике, объясняю, на что, как нам кажется, читатели и исследователи могли бы обратить внимание. В российской социологии сейчас большая проблема – разрыв между теорией и эмпирикой. Очень часто социологи-теоретики не способны ответить на вопрос, а что, собственно, с их выводами делать. С другой стороны, есть эмпирики, которые «сыпят» цифрами, фактами, и тоже не знают, что с ними делать. Сочетание теоретической и прикладной социологии – наша стратегическая задача. Поэтому мы неустанно об этом говорим, напоминаем и поддерживаем тех, кто пишет в этом ракурсе. Вторая наша задача – говорить о злободневных темах, которые волнуют современное общество: проблемы безработицы, демократии, молодежи. Мы должны отвечать на вопросы культуры, политики, экономики, волнующие сердца и умы людей – в этом мы видим нашу роль.

Журналу уже 36 лет. Как вам удается сохранять своих читателей?

Мы стараемся распространяться через кафедры вузов, через преподавателей, через всех тех, кто прибегает к нашей помощи и видит в нас то пространство, где происходит обмен мнениями, узнается новое как в отечественной, так и в мировой социологии. Когда я бываю в университетах в других городах, я всегда захожу в библиотеку – поинтересоваться, как читают наш "СОЦИС". И если журнал мне приносят замызганный, иногда даже с выдранными страницами – значит, его читают, он нужен. Мы не ставим задачу, чтобы журнал читался как детективный роман. Однако «потасканные» номера говорят о том, что мы все еще выполняем наше обязательство – давать знание тем, кто хочет его взять. В «Истории одного города» Салтыкова-Щедрина был губернатор, который особенно ратовал за просвещение народа и говорил: «Надо внедрять в народ науку и просвещение. Желательно без кровопролития!». И этому мы стараемся следовать.

Беседовала Алина Иванова

BiBTeX
RIS