Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия в вопросах и ответах: Социология

Лариса Паутова, Директор проектов Фонда «Общественное мнение»
2.08.2010
Лариса Паутова, директор проектов Фонда «Общественное мнение»: «В социологии привлекает исследовательский драйв и «магия цифр».
Знаний методологии для социолога недостаточно. Выпускник, претендующий на позицию специалиста в опросной компании, должен владеть еще организаторскими способностями выступать в роли менеджера и уметь общаться с заказчиками: быть, по сути, «продажником» и «медийщиком».

— Лариса Александровна, на форумах, где студенты и выпускники обсуждают будущую профессию, часто можно прочитать, что молодому специалисту, особенно в регионе, непросто найти работу. Вакансий «социолог» в открытом доступе практически нет. Как молодые ребята устраиваются, допустим, в тот же Фонд «Общественное мнение»?

— Отсутствие вакансий в открытом доступе еще не означает, что рабочие руки не нужны. Специалистов, которые могут от начала и до конца вести проект (организовать исследование, описать его и оформить), мало, и они востребованы. Правда, часто не в штат, а на аутсорсинг. В ФОМе, к примеру, есть группа постоянных аналитиков, которые работают вне штата, дома, в спокойной обстановке.

Хотя и в штат есть шанс устроиться. В последнее время в исследованиях многое изменилось, и молодые лучше адаптированы к переменам. Если в классической школе результаты исследования описывались, и главным был текст (социологов-аналитиков на профессиональном жаргоне еще называют писателями), то сегодня важно не только уметь хорошо писать, но еще и подать исследование, допустим, при помощи инфографики — карт, диаграмм, видео-сопровождения. Молодые ребята к этому подготовлены, как правило, лучше. Если сравнивать их с социологами среднего и старшего возраста — они даже имеют конкурентное преимущество.

Хотя я понимаю, что найти работу сложно. Ведь как рассуждают в компаниях: «Не возьмем, потому что студент, значит, еще ничего не умеет». А спустя пару лет: «Еще нет опыта работы? Не возьмем». Но кто действительно хочет, тот устроится.

Одна из наших сотрудниц Соня Раппопорт пришла буквально с улицы со словами: «Мне практика не нужна, денег тоже не надо, но — готова работать». Посмеивались сначала — может, прибрать что-то надо… Шутки шутками, а у меня как раз материал был в работе по геймерам, до которого руки у самой не доходили. Дала для описания результаты опроса. Приносит, смотрю, а ведь толково написано. Еще с кем-то из наших сотрудников поработала. В результате взяли на полставки в штат, поскольку еще учится на дневном, а работает по вечерам. В социологии, как и во многих рыночных профессиях, чем раньше начинаешь — тем лучше.

— Но это в Москве, а в регионах?

— Компаний, которые готовы принять на работу дипломированного социолога, действительно не так много. Согласна, что особенно остро эта проблема стоит в регионах.

Но немного подучившись, можно освоить и другую профессию. Многие работают в маркетинге, устраиваются в банки, идут в продажи, консалтинг. Есть и те, кто уходит в творческие профессии — журналистику, PR.

Социологическое образование, сочетая гуманитарную и математическую подготовку, обеспечивает хорошую базу. Оно дает отличные навыки — умение мыслить системно, анализировать информацию, а в то же время развивает чувствительность к социальным проблемам. И это важно для многих профессий.

— Не секрет, что образование часто оторвано от реальной практики. Какие умения и навыки дипломированным социологам приходится «добирать» в процессе работы? Чему не обучают в вузах?

— Требования, которые предъявляют к социологу в крупных компаниях, действительно, далеки от академических стандартов. Классическое образование нацелено на то, чтобы выпускник мог подготовить исследование и написать по его итогам отчет. Но для работы в социологической или маркетинговой компании этого недостаточно.

Допустим, ты увидел проблему, придумал тему исследования, подготовил вопросы, анкеты или сценарий и даже провел исследование, подготовив по его результатам отчет. А дальше?

Готовый продукт надо еще уметь подать — либо журналистам, либо бизнесу, власти.

Для этого надо не только качественно провести исследование, но и представить его в доступной форме, чтобы результаты были понятными и «читабельными», и заказчик остался доволен. А это не так легко, как может показаться на первый взгляд. Ведь проделана огромная работа, опрошены десятки и сотни людей, а в результате надо дать выжимку на одну страницу — яркую и интересную. Писать не академическим языком, а так, чтобы было понятно непрофессионалу.

То же самое и в работе с прессой. Важно понимать, что журналист — не враг социологу. Да, искажают данные, но с этим едва ли что можно сделать, журналисты ориентированы на рейтинги, тиражи и на то, чтобы подготовить яркие и понятные для аудитории материалы.

Поэтому надо понимать, как общаться с прессой: если, к примеру, идешь на телевидение, то говорить надо просто и четко — иначе «вырежут».

Получается, что человек, который сегодня претендует на позицию специалиста в опросной компании, должен владеть организаторскими способностями — выступать в роли менеджера, уметь общаться с заказчиками — быть по сути «продажником» и находить общий язык с журналистами, работая в качестве «медийщика».

Раньше социологи-аналитики этой кухни не знали. Сейчас, если я веду исследование, то стараюсь полностью курировать весь цикл работ — от поля (оформление документации, соблюдение сроков, решение возникших проблем) до переговоров с заказчиками.

Поэтому важно понимать, что жить за счет полученных в университете знаний не получится — необходимо будет постоянно «прирастать» новыми.

— Прикладная социология — достаточно молодая для России профессия. В ведущих столичных вузах социологические факультеты стали открывать в конце 1980-х – в 1990-е годы. За это время профессия стала ли узнаваемой?

— В массовом сознании, полагаю, нет. Представления о профессии по-прежнему очень размытые. Они были такими, когда я ее выбирала (о профессии тогда можно было судить разве что по героине фильма «Самая обаятельная и привлекательная» Сусанне), такие они и сейчас.

Я сталкиваюсь с тем, что социолога постоянно путают то с социальным работником, то со статистиком, а то и с сексологом. Приходится каждый раз объяснять, чем же занимаются социологи. В последнее время отшучиваюсь: «Про рейтинг Путина и Медведева слышали? Так вот это социологи делают». Недоумевают: «А что, разве без исследования непонятно, что рейтинг высокий?»

— Почему же тогда абитуриенты выбирают социологию?

— Мне кажется, социологические факультеты все-таки часто получают студентов по остаточному принципу — сюда попадают те, кто не прошел на другие специальности.

На моей памяти много студентов с нереализованными мечтами стать юристами, экономистами, реже — переводчиками.

И многим, у кого нет склонности к математике, учеба дается тяжело. Потому что придумать и провести исследование — непростая работа. Это не то, что написать реферат. Поэтому и переводятся некоторые на гуманитарные факультеты — истфак или факультет социальной работы.

А некоторые просто во время учебы понимают, что им интересна эта профессия. Особенно если к этому располагает обстановка на факультете.

— И что же привлекает тех, кто остается в профессии?

— Кого-то привлекает исследовательский драйв, а кого-то завораживает «магия цифр». Ведь многим действительно нравится работа по поиску статистических закономерностей. Вот ты смотришь на результаты исследования: таблицы, один столбик с процентами, другой — и все это словно шифр, который приходится декодировать.

В социологии, как и в естественных науках, важна наблюдательность, склонность к эксперименту, желание упорядочить и «замерить» реальность.

Социолог видит, что люди разные и в то же время похожие, интересно понять закономерности. Один мой коллега-социолог в шутку как-то заметил: вот ты видишь девушку в красном платье, подумал — красиво, а вот вторая пошла, и надо же — третья. Выходит уже тенденция, которую можно изучать. Способность увидеть и проследить закономерности — это и есть социологическое чутье и мышление.

Беседовала Елена Кузнецова

2 августа 2010