Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия в вопросах и ответах: социология

Елена Башкирова, генеральный директор компании «Башкирова и партнеры»
26.04.2010
Елена Башкирова, генеральный директор компании «Башкирова и партнеры»: «О профессии социолога можно и нужно мечтать»
Когда я выбирала профессию социолога, она была очень модной, казалась таинственной, как астрология. Сегодня, на мой взгляд, ее намеренно девальвируют. Когда накануне выборов я и мои коллеги выступаем по телевидению, нам задают один и тот же вопрос: «Можно ли вообще доверять социологии?»

— Елена Ивановна, на что вы обращаете внимание, когда берете молодого специалиста на работу? Важно ли его образование? К примеру, учитывается, в столичном или провинциальном вузе он учился?

— Нам нужны единомышленники — умные, работоспособные, целеустремленные молодые люди. На образование обращаешь внимание, но это далеко не самое главное. Бывает, что берем даже без базового социологического образования, — все равно надо либо переучивать, либо учить. Поэтому важно, чтобы люди, во-первых, были обучаемы, а, во-вторых, умели мыслить самостоятельно. И, конечно же, важно, чтобы было желание овладеть профессией, стать специалистом, а не найти «теплое место».

— Стоит ли, на ваш взгляд, сочетать работу и учебу? И на какую должность могут претендовать молодые специалисты, только что окончившие вуз?

— Сочетать работу и учебу, конечно же, стоит. Начинать надо как можно раньше, причем с любой позиции: можно попробовать устроиться ассистентом, секретарем. У нас многие начинали работать со второго курса университета. Студентам с самого начала стоит определиться, чего они хотят. Одним, может быть, попросту нравится учиться, другие же действительно мечтают овладеть профессией, получить определенные знания и навыки. Образование — это база, и нужно брать от вуза как можно больше: задавать вопросы, общаться с преподавателями, спрашивать, какие книги они порекомендуют. Но в силу разных причин полного объема знаний, необходимых для успешной работы, университеты не дают, в том числе и по теории. Поэтому студентам следует самостоятельно следить за новой литературой, особенно зарубежной, не говоря уже о важности приобретения опыта работы за время обучения. По окончании вуза ребята обычно приходят на должность или ассистента, или исследователя.

— Должность ассистента для выпускника вуза — это достойная позиция?

— Вполне. Иногда мне говорят: «Я хочу вести фокус группы, заниматься качественными исследованиями». Спрашиваю: «А вы их много провели?» Выясняется, что нет. Тогда как же вы будете работать?

Ассистентов могут ставить на разные проекты — и количественные, и качественные. Человек может заниматься технической работой, но он все равно видит процесс изнутри, это уже не лекция. Бывает, что люди остаются в полевом отделе, хотя поначалу им казалось, что это неинтересная вспомогательная работа.

Своих сотрудников я прошу проходить всю социологическую школу, начиная с интервьюирования, опросов. Я порой сама их провожу, когда мы опрашиваем VIP-персон, и это вообще-то непростая работа. Только если ты прошел всю школу, ты можешь стать хорошим руководителем, потому что, с одной стороны, будешь знать проблемы, с которыми сталкиваются твои сотрудники, а, с другой стороны, тебя нельзя будет обмануть — скажут, для работы нужна неделя, а на самом деле один день.

— Какие у социологов перспективы карьерного роста?

— Во многих социологических компаниях иерархия должностей выглядит следующим образом: сначала устраиваешься ассистентом, помощником, затем тебя могут повысить до исследователя, после чего идут должности менеджера, директора проектов.

Исследователи обладают самостоятельностью, но работают под контролем директора проекта. Директор или менеджер проекта уже имеет достаточную квалификацию, чтобы отвечать за проект, — он должен вести переговоры с клиентом, хорошо знать методологию, инструментарий (умеет разработать анкеты, вопросники, разбирается в шкалах), руководить полевыми работами (опросами), согласовывать все сроки и отвечать за результат проекта.

Но я бы не советовала всем ставить планку — занять руководящий пост. Каждый должен сам почувствовать, кем он хочет быть, без оглядки на других. Далеко не все хотят и могут быть руководителями. Есть те, к примеру, кому приятно работать наедине с компьютером, это отличные аналитики. Главное ведь — это чувство удовлетворенности от работы, когда человеку комфортно, хорошо, когда есть ощущение баланса или, попросту говоря, счастья. По результатам наших исследований, это чувство возникает, во-первых, когда человек защищен, знает, что руководство думает о нем и его не уволят в любой момент без объяснения причины. Во-вторых, когда есть свобода выбора, возможности для роста внутри компании или — если «перерос» — в другой компании. И третье — самое важное — уважение к людям, с которыми работаешь. Если человек понимает, что он работает в хорошем офисе, у него приятные коллеги и начальство для него — авторитет, тогда появляется уважение к самому себе и ощущение удовлетворенности от работы. И на это ощущение надо ориентироваться.

— У социологов должна быть специализация?

— Я всегда своим сотрудникам говорю: вы можете заниматься качественными исследованиями, но вы должны уметь построить графики, прочесть таблицы, написать отчет и по количественным исследованиям. Во многих проектах они сочетаются, и странно, если качественную часть пишет один человек, а количественную — другой, и они отличаются по стилю. Понятно, что специализация должна быть, но вместе с тем необходимы и общие знания.

— Знание иностранного языка необходимо?

— Конечно, ведь многие проекты мы ведем с зарубежными партнерами. Я считаю, что в наше время вообще стыдно не знать язык. Мы изучали языки, когда у нас были закрытые границы, и мы не могли ездить за рубеж, сегодня все открыто — есть бесплатные самоучители, кинофильмы, аудиокниги.

Мне вообще становится обидно, когда люди приходят наниматься, а я вижу, что знания слабые. Ведь есть же все возможности для обучения. На что они тратят время — непонятно. О времени очень важно помнить, потому что самое страшное — это его потеря, пустая трата. Люди осознают это, когда проходит лет десять после окончания учебы: что я умею, кем я могу работать, куда меня возьмут?

— А каких знаний вообще не хватает выпускникам?

— Как правило, мало кто умеет работать в SPSS — это основная компьютерная программа для статистической обработки данных. В учебных целях все ее проходят, но как показывает опыт (у нас на практике были студенты всех московских вузов, где готовят социологов), знаний явно недостаточно. Кто-то не может сформулировать вопросы, кто-то не знает шкал и проч. Многие выпускники утверждают, что SPSS проходили, но считать в ней не умеют. Сейчас у нас требование: если ты профессионал, ты должен не просто вспоминать, чему тебя обучали в университете, а должен знать, это часть профессии.

— Почему у молодых специалистов возникают пробелы в знаниях?

— Студенты могли что-то недоучить, пропустить какие-то лекции и семинары, а чего-то попросту нет в учебных планах. В любом образовательном процессе теория преобладает. Многие преподаватели давно уже не проводили исследования сами и читают лекции по книгам. В учебниках все, может быть, и правильно, но в данном случае важно быть, что называется, играющим тренером. Я, например, играющий тренер: несмотря на руководящую работу и то, что у меня квалифицированный штат сотрудников, какие-то этапы работ я все равно провожу сама — это тренирует и держит в тонусе.

Возможно, в вузах нет еще и такого жесткого контроля, как у нас. Ведь к нам же тоже приходят молодые специалисты, и мы их обучаем и контролируем. Не потому что мы не доверяем, а просто работа сложная, и надо одновременно уследить за многим процессами. Когда у тебя поток из 20-30 исследований, надо быть профессионалом высокого уровня, чтобы держать все в голове.

— А чем обусловлен недостаточно высокий уровень образования?

— Полагаю, мы потеряли многое из хорошего советского образования. У нас ведь было несколько сильных социологических школ — московская, ленинградская, свердловская, эстонская. Во главе этих школ стояли яркие фигуры — Геннадий Осипов, Владимир Ядов, Борис Фирсов, Борис Грушин, Владимир Шубкин и другие люди, которые «делали» социологию не ради карьеры или денег. Все обменивались информацией друг с другом, публиковались, участвовали в семинарах. Сейчас же в образовании много проблем иного толка — проводятся бесконечные реформы. Как мне кажется, не всегда удачные и обоснованные. Главное же — на уровне государства, на мой взгляд, нет стратегии развития высшей школы — у нас ведь изменился строй, произошли колоссальные изменения в обществе, а многие этого не понимают и до сих пор говорят про справедливость.

Я помню, как во вступительном сочинении совершенно искренне написала, что моя цель — приносить пользу Родине. Сейчас это может вызывать улыбку, но мы понимали, для чего получаем образование, ради чего работаем. Стратегия, общие требования к специалистам всегда должны быть. Если их нет, люди формируют свои собственные цели — я должен зарабатывать, больше, чем другие, купить квартиру, автомобиль, дачу, а еще лучше уехать за рубеж. Не понимают только, что за рубежом с нашим образованием хорошо устраиваются единицы.

— А вообще социолог — это популярная профессия? Что изменилось с тех пор, когда вы ее выбирали?

— Когда я выбирала профессию социолога, она была очень модной, казалась таинственной, как астрология. Сегодня, на мой взгляд, ее намеренно девальвируют. Когда накануне выборов я и мои коллеги выступаем по телевидению, нам задают один и тот же вопрос: «Можно ли вообще доверять социологии?» И мы каждый раз рассказываем, что социологии можно и нужно доверять, надо просто смотреть на репутацию компании, проверять выборку, сверять данные у трех-четырех ведущих компаний. Но есть силы, которым выгодно, чтобы социологам, которые публикуют рейтинги, не доверяли — это метод черных PR-технологий. Люди же, наверное, не до конца понимают, чем занимаются социологи, кого и когда опрашивают, ориентируются на свою референтную группу — если они отвечают на вопрос иначе, то думают, что данные неверные.

— Сегодня многие мечтают о профессии маркетолога. И на социологические факультеты поступают, в том числе, чтобы после окончания вуза работать в этой сфере.

— Да, во всех крупных компаниях есть отделы маркетинга. И люди, которые туда устраиваются, попадают на более высокие позиции, чем в социологических компаниях. Но отделы маркетинга сами исследования не проводят. И если сразу уйти в маркетинг, то можно упустить важный период ученичества и остаться на уровне «менеджера по майонезу».

Человек, который прошел хорошую социологическую школу и начинал с общественно-политических исследований, по большому счету, может работать где угодно — дальнейшее продвижение зависит от личных интересов. Профессиональные социологические знания дают толчок к общему развитию. Работа требует точности, скрупулезности в анализе, умения организовывать время, расставляя приоритеты, хорошо развиваются коммуникативные навыки. И это может пригодиться в любой профессии, если кто-то решает уйти из социологии, — в PR, журналистике, консультировании, в том же маркетинге.

— Чем еще, на ваш взгляд, сегодня привлекательна ваша профессия?

— Я убеждена, что о социологии можно и нужно мечтать. Эта профессия развивает: ты узнаешь свою страну, как живут люди, постоянно должен быть в курсе всех событий. Каждый наш проект, опрос — это не просто отчет, это судьбы людей: выйдут они на демонстрации или нет, плохо им или хорошо? Работа включает в себя научную основу, что привлекательно для людей с креативным типом мышления. Общение протекает в интеллигентной среде, с учеными, научной элитой. Есть возможность увидеть мир: чтобы «почувствовать поле», надо поездить по стране, поработать на Западе.

Наша работа почти всегда связана с преодолением: у нас много проблемных областей, и постоянно приходится брать новые высоты. И если ты справляешься, то испытываешь чувство уважения к себе, удовлетворения. Специалистов, которые умеют справляться с большим количеством одновременно свалившихся проблем, всегда не хватает, и таких специалистов невозможно сформировать на изучении теории. Сколько ни читай учебники, ты не будешь готов к тому, что у тебя в офисе вдруг могут выключить электричество, Интернет, а тебе надо провести Conference call, иначе через несколько часов во Владивостоке лягут спать, а завтра к тебе приедут новые клиенты, и надо будет работать с ними.

Беседовала Елена Кузнецова