Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия: Аудитор

Марина Степанова, менеджер департамента аудиторских услуг компании КПМГ
1.09.2010
"Аудитором может стать человек с любым образованием, если он любит цифры. Частью аудиторской процедуры является проверка наличности на отчетную дату. Однажды 1 января в 9 часов утра я присутствовала при пересчете денежных средств в одном из крупнейших банков России. Это было незабываемое зрелище".

Марина, чем занимается аудитор и что такое КПМГ?

— КПМГ (в соответствии с брендом в России) — международная сеть фирм KPMG (первые буквы фамилий ее основателей), предоставляющих аудиторские, налоговые и консультационные услуги.

Аудитор проводит независимую проверку финансовой отчетности компании на предмет достоверности отраженной в ней информации. Он, можно сказать, оценивает деятельность бухгалтерии — насколько правильно все посчитано и записано.

Аудиторы начинают с того, что формируют исчерпывающую картину бизнеса клиента: проводят исследования, переговоры, совершают поездки. На встречах с финансовыми директорами и старшими менеджерами объектов клиентского бизнеса обсуждаются аспекты стратегии и операционные моменты аудита, и только потом аудитор начинает проверку и собственно анализ.

Получается, аудиторская работа похожа на работу бухгалтера, только на более «продвинутом» уровне?

— Я считаю, что общего между работой бухгалтера и аудитора очень мало. И аудиторы, и бухгалтеры должны владеть бухучетом, но на этом сходство заканчивается. Основная характеристика работы бухгалтера, на мой взгляд, — ее однообразие. Бухгалтер все время занимается финансовой отчетностью одной и той же компании.

Работа аудитора, напротив, чрезвычайно разнообразна. Мы постоянно ведем несколько разных проектов и наблюдаем одновременно самые разные фирмы, и у каждой — своя специфика и свои проблемы. Подобное разнообразие требует от аудитора большой гибкости, адаптивности. Бухгалтеру этого не требуется, зато ему куда больше, чем аудитору, нужна педантичность, чтобы свести все до последнего рубля.

Выходит, вы сегодня работаете с нефтяной компанией, а завтра с хлебозаводом?

— Конечно же, нет. У каждой отрасли своя специфика и в бухгалтерской отчетности, поэтому — по крайней мере, в крупных аудиторских компаниях — существует несколько разных отделов. У нас в КПМГ это отделы по оказанию аудиторских услуг в промышленном, топливно-энергетическом секторах, отдел аудита предприятий потребительского сектора и отдел по работе с финансовыми организациями, где я работаю.

Как правило, когда человек приходит на работу в аудиторскую компанию, он начинает с конкретного направления. Сменить направление реально через год, два — не больше. Бывают редкие исключения: так, один старший менеджер отдела по работе с финансовыми организациями внезапно решил перейти у нас в энергетику, но подобные случаи — огромная редкость. Все-таки специалисты, хорошо разбирающиеся в финансовых инструментах, не всегда могут так же хорошо проявить себя в другой отрасли, допустим, в промышленной.

Чем отличается работа с финансовыми организациями от работы, например, в сфере энергетики?

— О специфике собственно отчетности мне сложно что-то сказать — я в энергетике никогда не работала. Но по количеству командировок разница ощутимая. У нас командировок меньше, чем в других отделах — две-три в год по две-три недели. Коллегам, работающим с энергетикой, приходится ездить гораздо больше. Разумеется, у компаний, подобных нашей, есть ограничения по количеству дней, сколько сотрудник может провести в командировке: по полгода жить вне дома его никто не заставит. Но все-таки ездить приходится много, особенно людям на младших должностях.

Я искренне считаю: командировки — очень интересная и полезная часть нашей работы. Действительно лучше узнаешь людей, с кем работаешь, есть возможность увидеть практически всю страну. Среди наших клиентов — крупнейшие компании из различных отраслей, и как не воспользоваться возможностью слетать на вертолете на нефтяную вышку на Дальнем Cевере или прогуляться по замерзшему Байкалу?

А как с «авралами»?  Бывают у аудиторов такие периоды, когда работы накапливается «выше крыши» и даже более того?

— Все зависит от отрасли. В финансовом секторе есть ярко выраженный busy season — с января по июнь, поскольку банки должны сдать финансовую отчетность до 30 июня. В это время мы и в самом деле работаем много. Сказать, до какого времени есть необходимость находиться на рабочем месте в течение дня, я не смогу, так как это зависит от человека. Важно правильно расставлять приоритеты, тогда возможно избежать «засиживания» в офисе, но иногда и опытные сотрудники вынуждены задерживаться на работе.

Так, однажды 1 января в 9 часов утра я присутствовала при пересчете денежных средств в одном из крупнейших банков России (частью аудиторской процедуры в нашем отделе является проверка наличности на отчетную дату). Это было незабываемое зрелище — там были не только собственно деньги, но и огромное количество слитков золота, платины — их возили мимо меня на тележках... Тогда я только пришла в КПМГ и никогда прежде не видела столько денег и столько драгоценных металлов, собранных в одном месте.

С началом июля работы у нас становится меньше, в это время начинаются всевозможные тренинги, мастер-классы.

Приходится ли сотрудникам международных компаний, подобных вашей, работать за рубежом?

— Да, у нас есть такая возможность — уехать за рубеж на стажировку или на работу, и многие ею пользуются. Для этого сотруднику нужно сообщить в управление по работе с персоналом, что он считает для своего профессионального развития полезным пройти краткосрочную или долгосрочную стажировку в той или иной стране. Разумеется, чтобы его туда отправили, он должен соответствовать некоторым требованиям, но их немного.

Человек, претендующий на зарубежную командировку, должен иметь опыт работы не меньше трех лет (раньше ехать не имеет смысла) и владеть иностранным языком. Я считаю, на первую стажировку лучше всего ехать именно после трех лет работы — к этому моменту сотрудник осваивает базовые технические навыки аудита и уже может осмысленно получать какой-то другой опыт.

Наверное, трудно заниматься аудитом в стране с другим языком и другими принципами ведения финансовой отчетности?

— Принципы бухучета во всем мире одинаковые, а вся документация должна предоставляться в КПМГ на английском языке, так что здесь нет ничего сложного. Я училась за рубежом, в университете Кардиффа (Великобритания), и совершенно не знала российской финансовой отчетности, когда пришла работать в КПМГ в России.

Как выглядит карьера аудитора в компаниях, подобных КПМГ?

— Когда человек приходит к нам работать, то первые два месяца он только учится — для молодых сотрудников проводится специализированное обучение международным стандартам финансовой отчетности, он осваивает адаптационные программы, тренинги и мастер-классы.

Далее он становится ассистентом аудитора и три года выполняет в основном техническую работу. Здесь его задача состоит в том, чтобы хорошо овладеть специальностью.

Потом он становится супервайзером и, помимо обслуживания собственного участка работы, координирует работу ассистентов, распределяет между ними обязанности.

После нескольких лет работы супервайзером он становится менеджером и начинает общаться с клиентами. Здесь важными становятся коммуникационные навыки, поскольку у клиентов, как правило, сроки всегда «на пределе», в связи с чем они часто в стрессе и не всегда, мягко говоря, владеют собой. В таких ситуациях аудитор должен проявлять выдержку и оставаться профессионалом во всех мелочах.

Часто ли люди уходят из аудиторских компаний?

— По-разному. Когда я в 2003 году только пришла в КПМГ, наша компания быстро увеличивалась, набирался новый персонал, сотрудники с опытом быстро «росли», минуя отдельные ступени карьерной лестницы, но текучесть кадров была сравнительно велика. Люди, проработав несколько лет у нас, меняли аудиторскую карьеру на работу на стороне клиентов. Сейчас карьерный рост немного замедлился, но и текучести стало заметно меньше.

Я считаю, что в аудиторских компаниях есть свои преимущества перед компаниями из реального сектора. Во-первых, у нас не бывает так, что человек делает все время одно и то же, нет рутины.

Во-вторых, сотрудники постоянно учатся — на каждом карьерном этапе проводятся разные тренинги, курсы повышения квалификации. Ассистентов обучают бухучету, менеджерам помогают развивать коммуникативные и презентационные навыки. Постоянно проводятся специальные курсы, посвященные изменениям в законодательстве.

В-третьих, сотрудник четко знает свои карьерные и зарплатные перспективы, а в индустрии человеку могут не менять зарплату годами.

С каким образованием люди приходят в аудиторские компании?

— С любым. В России КПМГ работает более двадцати лет, и за последние годы это самое быстрорастущее подразделение KPMG: во всех ее офисах в 146 странах мира работает 140 тысяч сотрудников, из них около трех тысяч — в России и СНГ. Наши офисы открыты не только в Москве, а и Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Ростове-на-Дону, Алматы, Астане, Бишкеке, Киеве, Донецке, Тбилиси и Ереване.

Я участвую в подборе персонала, и никакого предпочтения выпускникам того или иного вуза мы не отдаем. Нужно, чтобы человек хотел работать и любил иметь дело с цифрами. Даже в знании бухучета нет необходимости — все равно первое время у нас всех учат. Выпускникам экономических факультетов, изучавшим бухучет в университетах, легче только в течение первого года, потом все выравниваются. У нас работают люди и с химическим образованием, и с юридическим...

А возможно ли такое, чтобы аудитор поддался соблазну нарушить закон?

— Наверное, большинство аудиторов вспомнят случаи, когда клиенты предлагали им «загладить» сомнительность некоторых сделок, отраженных в отчетности, неформальными методами, чтобы компания-аудитор подписала аудиторское заключение. К таким ситуациям, пусть даже они и выпадают очень редко, тоже следует быть готовым — аудитор должен быть честным и порядочным человеком.

Беседовала Екатерина Рылько