Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия: Специалист по логистике

Михаил Тарасов, Заместитель генерального директора по складскому хозяйству российского национального фармацевтического дистрибьютора «СИА ИНТЕРНЕЙШНЛ ЛТД»
21.09.2010
«Склад – это очень сложный, деликатный инструмент, а логистика складирования занимается его настройкой».

Складские процессы – сфера непрерывной оптимизации. Оптимизировать работу на складе – значит научиться выполнять ее дешевле, быстрее и качественнее.

 

—  Михаил, от ваших коллег, специалистов по логистике, приходилось слышать, что складское дело – самостоятельный бизнес, отдельный от дистрибьюции. Складских мощностей, которые можно арендовать, в стране так много, что даже крупные дистрибьюторы не видят причин тратить деньги на собственные склады. Но, насколько я понимаю, ваша компания придерживается прямо противоположной точки зрения. Почему?

 Такова специфика нашей профильной деятельности – оптовой закупки, хранения и дистрибьюции медикаментов и товаров медицинского назначения. К условиям хранения лекарственных препаратов предъявляются особо жесткие требования, и склады, предназначенные для хранения медикаментов, должны быть не только специальным образом оборудованы, но и лицензированы.

Другая важнейшая причина обзаведения собственным складским хозяйством – широкий диапазон запросов наших клиентов и крайне сжатые сроки поставки. Например, аптеки дают нам заказы на завтра в течение всего дня, до девяти вечера, а доставить заказ мы обязаны уже на следующий день. Такова политика компании, и она в полной мере соответствует конкурентным требованиям рынка. Комплектация заказов осуществляется как целыми коробками, в которых лекарства поступают к нам от компаний-производителей, так и штучно, то есть единичными упаковками медикаментов. Вы правы, складских площадей в стране много, но вот такая штучная, точная и оперативная сборка – не та услуга, которую можно запросто заказать на складе общего пользования. Эту работу с надлежащим качеством можем выполнить только мы сами.

— Тогда, похоже, складское хозяйство перемещается у вас во главу логистической деятельности…

 Лично для меня складское хозяйство ‑ это нечто большее, нежели просто звено логистической цепочки. По сути, склад является инструментом, который преобразует входящий товарный поток с одними характеристиками в выходящий товарный поток с другими, нужными нашим клиентам характеристиками. А логистика складирования занимается настройкой этого инструмента, и настраивать его надо столь же тщательно, как инструмент музыкальный.

Судите сами. На входе мы имеем трейлеры, загруженные большими коробками с продукцией разных производителей, на выходе – во-первых, заказы аптек; во-вторых, поставки для больниц и иных лечебных учреждений; в-третьих, партии медикаментов для наших 39 дочерних предприятий – дистрибьюторов, работающих по всей стране, – а также для наших партнеров ‑ региональных дистрибьюторов, с которыми компания сотрудничает. Таким образом, укомплектованный заказ, выходящий со склада – это может быть и паллета, состоящая из целых коробок от различных поставщиков, и коробка, в которую уложены отдельные упаковки. Диапазон огромный.

 То есть, по сути, склад приближается к промышленному предприятию: продукцию разных производителей вы превращаете в другой товар – собираете заказ, соответствующий конкретным потребностям. Что-то вроде сборочного производства: так из отдельных деталей, сделанных на разных заводах, собирают, скажем, автомобили… А современное производство – это современные технологии: как те, что воплощаются в железе, так и управленческие. Какие из этих технологий стоят для вас на первом месте?

 Сейчас все настолько взаимосвязано, что я бы не отделял одно от другого. Без «умного железа» невозможно управление в режиме реального времени, а именно такое управление требуется сейчас. Хотя управление, на мой взгляд, все-таки первично, так как именно в управленческом цикле принимаются решения об использовании технологических новшеств, воплощаемых в «железе».

Вообще, в нашем деле все начинается с анализа и системного подхода к задаче. Сам я выпускник МАИ, так что основа для совершенствования в этом направлении у меня изначально была хорошая. В свое время работал программистом, занимался автоматизацией предприятий и созданием баз данных, аналитикой.

А именно с анализа текущей ситуации в нашей компании и начинается логистика складирования. Затем вырабатываются критерии оценки тех или иных складских процессов. Что для нас важнее на данном участке: повысить качество, снизить стоимость или, может быть, увеличить скорость работы. Определяются показатели, с помощью которых можно отслеживать состояние каждого процесса. Мы накапливаем статистику и, учитывая ее, контролируем деятельность как системы в целом, так и ее компонентов. Если какой-то показатель отклоняется от планового, необходимо определить корректирующие мероприятия. А это самые разные меры: от изменения мотивации конкретного сотрудника до реорганизации целых подразделений, от небольших технологических изменений в порядке работы до приобретения современных средств автоматизации.

Вот так, в общем виде, выглядят наши технологии управления и контроля. Что-то из этого было найдено интуитивно, что-то сформировалось в процессе работы, чему-то мне пришлось поучиться - например, по программе МВА в Международном центре по подготовке кадров в области логистики Высшей школы экономики.

—  Вполне естественно, что вас как представителя топ-менеджмента в первую очередь интересуют технологии управления. А вот мне перед нашей встречей показали фильм о работе вашего склада. Не буду утверждать, что в результате я получила о нем исчерпывающее представление, но зато увидела, что на столичном складе у вас предостаточно сложных инженерных приспособлений.

 В Москве у нас два склада под одной крышей. Первый – тот, где идет комплектация товара целыми коробками. Там работают электропогрузчики-штабелеры, которые снимают товар со стеллажей высотой до 16 метров – то есть как бы с уровня шестого этажа жилого дома. Вся работа происходит под управлением информационной системы. Каждая коробка и каждая ячейка стеллажа снабжена штрих-кодом, а сотрудники склада имеют при себе радиочастотные терминалы, считывающие эти коды и передающие в нашу информационную систему по радиоканалу. В результате система «знает», где в данный момент находится каждая коробка и в каком состоянии находится каждый комплектуемый заказ.

Второй склад, который осуществляет штучную комплектацию заказов, представляет собой конвейер. На конвейер автоматически подается пустой контейнер – пластиковый ящик, куда будет собран заказ. В контейнере лежит упаковочный лист, на нем распечатано содержание заказа. Информационная система, «знающая» заказ, определяет маршрут движения контейнера, который объезжает разные зоны склада, останавливаясь на «станциях». На каждой «станции» работает сотрудник склада, который смотрит упаковочный лист, кладет в контейнер то, что нужно, и отправляет его дальше. Объехав таким образом все необходимые зоны склада, контейнер попадает на конвейер контроля. Там его содержимое проверяет контролер – если что-то не так, он исправляет ошибки сборки, а потом перепаковывает заказ в картонную коробку, также снабженную штрих-кодом. После этого коробка устанавливается на конвейер и едет уже в зону отгрузки. Там коробки автоматически сортируются по маршрутам доставки.

—  Впечатляющая картина, но все-таки это полуавтоматическая технология. А мы все время слышим, что будущее за складом-автоматом. Вот там-то, наверно, инженерные технологии окончательно потеснят управленческие?

— У нас уже есть автоматическая линия. Точнее, такой параллелепипед, где тесно-тесно стоят пластиковые контейнеры, в каждом – одно наименование товара. Когда в информационную систему установки поступает заказ, она сама «соображает», какой из контейнеров выбрать, и подает его единственному работнику, обслуживающему эту линию. Перед работником имеется индикатор, на котором высвечивается цифра: сколько упаковок надо взять из этого контейнера и положить в коробку для заказа. Затем подается контейнер с другим товаром и так далее. Таким образом, сборку осуществляет всего один человек. Только все это не отменяет и не теснит управленческие технологии. Скорее, это их материальное, точнее, техническое воплощение.

Одна такая установка заменяет восемь человек. И хотя автомату не надо платить зарплату, он работает быстрее, чем человек, да к тому же не ошибается, – все это еще не достаточное обоснование для принятия решения о покупке такого оборудования. Установка дорого стоит. И рентабельной может стать только в том случае, когда используется на нужном участке.

Мы с помощью такой установки собираем препараты, которые заказываются относительно редко. Так получается и качественнее (меньше ошибок), и быстрее: если бы эти препараты остались на той же полуавтоматической линии, где собираются медикаменты повседневного спроса, большая часть контейнеров понапрасну «катались» бы по конвейеру в тех зонах склада, где хранятся редко заказываемые препараты. И работники на соответствующих «станциях» подолгу бы простаивали. Учесть все это и правильно организовать работу склада – вот что мы называем оптимизацией.

Естественно, что любые управленческие новации должны тут же воплощаться в новом программном обеспечении для нашей корпоративной информационной системы. В сутки мы собираем по упаковочным листам около 100 тысяч товарных позиций, 30 тысяч коробок с медикаментами. Управлять таким хозяйством вручную не просто неудобно – абсолютно невозможно.

—  Программное обеспечение у вас свое собственное, или вы приобрели его у стороннего разработчика? Последнее время все активно меняют собственный софт на покупной…

 Действительно, на этот счет есть противоположные точки зрения. Обе они имеют право на жизнь. Мы работаем с собственной системой. Дело опять же в нашей специфике. Регулирование фармацевтической деятельности очень изменчиво. И очень жестко контролируется – любое изменение должно быть исполнено тотчас и в обязательном порядке. Не проходит и полугода, как что-то у нас в законодательстве меняется, соответственно, нужно менять и информационное обеспечение. Свои программисты ‑ они все быстренько адаптируют. И мы, соответственно, вовремя реагируем. А чужое программное обеспечение – в таких обстоятельствах это и дополнительные расходы на его изменение, и простои, а значит, упущенная прибыль.

—  Вы знаете, конечно: бытует такое представление, что склад – это скучно. Место для пенсионеров. А вы мне рассказали про современное программное обеспечение, менеджмент и аналитику, автоматизацию… Очевидно, что уже очень скоро складской логистике понадобятся специально обученные специалисты. Их сейчас кто-нибудь готовит?

 По этой профессии сегодня выпускается мало специалистов. Я имею в виду не только складскую, но и вообще логистику. Недавно все хотели стать экономистами – теперь разные вузы навыпускали столько дипломированных экономистов, что многие не могут найти работу по специальности. Я думаю, логистику такое ждет не скоро. «Перепроизводства» логистов в обозримом будущем не будет. Новые рабочие места в нашей профессиональной области обязательно будут появляться и завтра, и послезавтра, и займут эти места люди разных профессий, но в любом случае – с системным типом мышления. Очень желательно, чтобы хотя бы часть из них имела базовые знания в области логистики.

Беседовала Александра Лацис