Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия: Арт-директор

Андрей Осокин, Директор группы компаний Art positive
8.10.2010
«На всю Москву сейчас 3 – 5 компаний, по-настоящему и увлеченно работающих в сфере аэродизайна. Остальные развращают потребителя, создавая у него иллюзию, что шарики – это не только баснословно дешево, но и примитивно: будто из них ничего, кроме витой арки, сделать нельзя. Когда потребитель, располагающий хоть какими-то средствами, видит наше портфолио, у него сразу отпадают вопросы и малейшее желание идти куда-то еще. Это наш бизнес. И у него есть своя философия».

— Андрей, прежде чем мы с вами начнем говорить о конкурентной среде, качестве и ценах на рынке аэродизайна, давайте выясним, что же, собственно, это такое – аэродизайн…

— Это украшение пространства надувными фигурами: из воздушных шаров в виде гирлянд, каркасных фигур, переплетающихся арок и прочего. Подобные композиции до неузнаваемости преображают любой интерьер – зала, фойе, ресторана и даже квартиры. Такое оформление – самый эффективный способ сделать любой праздник – хоть открытие механического завода, хоть свадьбы – ярким, запоминающимся.

Мода на оформление шариками пошла по всему миру из Соединенных Штатов. В Америке без шариков вообще не может быть праздника, деловая ли то вечеринка, день ли рожденья. В Европе оформительский бизнес – это сети магазинов “party shop”. Практически при каждом магазине товаров для праздника есть и маленькая студия, где можно заказать оформление воздушными шарами. Будучи в командировке в Италии, я видел город с населением семь тысяч человек, в котором пять «пати-шопов» – и ни один не страдает от недостатка спроса. У каждой из таких сетей есть головная компания (скажем, в Италии это Balloon Express, крупнейший дистрибьютор воздушных шаров в Европе, в Англии – Amscan), есть сотни частных магазинов и еще сотни франчайзинговых.

Хочешь открыть свой маленький бизнес – покупаешь у головной компании франшизу: тебе делают интерьер, предоставляют возможность торговать под известной торговой маркой, обучают твой персонал, передают технологии – и ты начинаешь работать. Разумеется, делясь с головной компанией частью получаемой прибыли. В Европе никто не изобретает велосипед, все годами отлажено. Хочешь начать бизнес – купил франшизу – открыл магазин. Если дела идут хорошо, ты можешь сам открыть второй магазин, третий, четвертый, пятый – глядишь, выросла микросеть, уже твоя собственная. При этом вся она – под большим зонтичным брендом.

Что с оформительским бизнесом получилось в России? У него две составляющих: «пати-шоп» и услуги по оформлению. Обзаведение «пати-шопом» – затея дорогостоящая. Надо арендовать магазин, «вложиться» в ассортимент, поставить кассовый аппарат, платить налоги. Поэтому «пати-шопов» у нас практически и нет. А что нужно, чтобы открыть оформительский бизнес? Нужно всего 200 долларов – купить компрессор для надувания шаров. Поэтому в России оформительский бизнес представляет собой гигантское количество микрокомпаний. В одной лишь Москве сейчас функционирует, я думаю, около 300 компаний и, наверно, до 40 тысяч частников.

— Надо полагать, именно частники, по вашему мнению, не только портят вкус потребителя, но и приучают его к мысли, что аэродизайн стоит копейки?

— Большая проблема нашего бизнеса – почкование. Менеджер поработал в компании, у него появилась клиентская база, и он думает: «А зачем мне нужна компания?» Взял – ушел, отвел клиентов, купил компрессор – и у него уже собственный бизнес. Но экономическая грамотность этих людей нулевая. Когда такой человек работает в компании, он видит – все здорово: телефон звонит, клиенты приходят, заказы крутятся. И ему кажется, что все просто. Он не думает о том, откуда все это берется, как все это снабжается, какова фактическая рентабельность дела. Он не понимает, что реально в нашем бизнесе довольно невысокие обороты. Как правило, такие «отпочковавшиеся» частники выходят на рынок под свадебный сезон, когда спрос многократно превышает предложение. И очень жестко демпингуют. До октября, когда заканчиваются свадьбы. А потом остаются только корпоративные заказчики, которые уже работают с кем-то, и тогда начинается закрытие компаний, которые не могут себя прокормить.

— То есть конкуренты-дилетанты уходят с рынка, а их демпинговые цены остаются. Почему это вас не устраивает – очевидно. Но при чем тут школа аэродизайна – неужели там вы собираетесь отучить демпинговать всех тех 40 тысяч частников, что работают в Москве?

— Нет, конечно. Мы собираемся поднять качественный уровень спроса. А для этого надо формировать рынок качественных, по-настоящему профессиональных услуг.

— Иными словами, вы хотите сформировать такое предложение, которое заставило бы ваших клиентов «почувствовать разницу» и сделать естественный выбор в пользу лучшего…

— Именно так. Сейчас тех, кто занимается этим бизнесом «всерьез и надолго» – мы называем их «коллегами», а не «конкурентами», – очень мало. На всю Москву 3 – 5 компаний. Остальные развращают потребителя, создавая у него иллюзию, что шарики – это не только баснословно дешево, но и примитивно – будто из них ничего, кроме витой арки, сделать нельзя. Когда потребитель, располагающий хоть какими-то средствами, видит наше портфолио, у него сразу отпадают вопросы и малейшее желание идти куда-то еще. Это наш бизнес. И у него есть своя философия.

— Философия бизнеса должна иметь конкретные проявления. Приведите пример, пожалуйста.

— Мы колоссальное количество сил и денег тратим на то, чтобы объяснять и потребителям, и нашим коллегам: нужно быть лучше, выше. Во всем мире аэродизайн – это направление искусства. Как ледокол, мы колем лед. В том числе и между коллегами.

Конкуренция – не единственный способ взаимодействия на рынке. Вот, скажем, жили-были две достаточно сильные компании: «Шар» и «Шарландия». «Шару» уже почти двенадцать лет, «Шарландии» в этом году будет десять. В «Шарландии» я был генеральным директором и совладельцем. В какой-то момент директора двух компаний пришли к пониманию, что мы массу усилий тратим на конкуренцию друг с другом, а при этом на бизнес смотрим одинаково, перспективы его развития видим одинаково. И мы решили объединиться. В итоге получилась группа Art positive, куда входит целая куча компаний.

Мы поделили бизнес по сильным сторонам каждой команды. «Шарландия» умела администрировать гигантские заказы. Мы, например, могли за ночь украсить четыре гипермаркета. Работали с госструктурами, спортивными федерациями, с Олимпийским комитетом и торговыми комплексами. Это и остается нашей специализацией. А «Шар» всегда специализировался на частных заказах, требующих индивидуального авторского подхода. У них все – эксклюзив, все – арт-объект. И сейчас их специализация – это частные клиенты, которые готовы платить за оригинальное оформление и которым мы можем предоставить услуги соответствующего уровня.

Я управляю всеми нашими интернет-проектами. У нас есть достаточно крупный интернет-портал, посвященный праздникам – prazdnitsa.ru. Мы создали этот портал как рекламную площадку для себя, а потом он стал и сам приносить деньги. Помимо этого у нас есть отраслевой портал – BalloonHQ.ru. Его постоянная аудитория – директора оформительских компаний, владельцы оформительского бизнеса со всей России. Плюс большая русскоязычная аудитория за границей: Израиль, Япония, Испания, Германия. Сейчас ресурс стал настолько популярен, что мы пока его поставили Google’ом в автоперевод на 9 языков и, думаю, в следующем году будем переводить на английский. Потому что в России, при полной незрелости рынка, колоссальная смекалистость и творческий потенциал – от того, как и что у нас придумывают, иностранцы, как говорится, «выпадают в осадок».

 У нас много  других сайтов. У «Шарландии» свой, у «Шара» свой, у печати свой – printolog.ru, у фейерверкщиков свой – PyroShop.ru. По новогоднему декору – ice-decor.ru, по просто декору – party-decor.ru.

Теперь, после объединения, у нас по учредителю с каждой стороны занимаются рутинной работой – это такие оперативные директора. Ольга из компании «Шар» стала генеральным директором группы компаний Art positive – она занимается бухгалтерией, отчетностью, налогами. Марина из «Шарландии» занимается снабжением – находит лучших по соотношению цена/качество поставщиков всего огромного и постоянно растущего ассортимента необходимых нам материалов: шариков, тканей, лент, цветов... А мы с Дмитрием Тищенко – директора по развитию, или арт-директора. У нас это совмещается.

— Как в дизайнерской компании можно совмещать должность директора по развитию с должностью арт-директора – это еще понятно. У творческого коллектива должно быть не только чисто коммерческое, но и художественное видение перспектив развития. А вот чтобы два «двойных» директора – в одной компании?.. Как вы уживаетесь, не очень понятно…

— У нас получился удачный симбиоз. Мы с Димой очень по-разному подходим к бизнесу, и именно когда мы что-то придумываем вместе, то дополняем друг друга. Пример – наша школа. Мы единодушно решили: она необходима. Но подошли к этому делу с разных сторон. Дима, как всегда, – с идейной, творческой: он говорил о том, что надо поднимать уровень аэродизайна, всем профессионалам необходимо общаться, учиться друг у друга. При этом готов был предоставить коллегам нашу площадку для такого общения чуть ли не бесплатно. А я подошел с коммерческой стороны – предложил разработать серьезные курсы обучения, за которые люди готовы будут нам платить.

В итоге – два года назад – появилась Школа праздничного декора. Мы профессионально учим оформителей со всей России и даже из-за рубежа. Приезжали к нам из Арабских Эмиратов, Германии, Египта, Испании – русскоязычные. У школы анонсирована программа обучения на год вперед, несколько ступеней – трехдневные курсы: начальный курс, средний и мастер – это базовые, плюс отдельно курс по декоративным материалам два раза в год. В начале года у нас курс по тканям: драпировки, цветы, флористика, витринистика. А осенью – курс, связанный с новогодним декором: как украшать елки, витрины. Курс обучения занимает обычно три дня полных, и он практический: рассказали, и тут же прямо показали, как руками это делать.

Для России наша Школа праздничного декора – проект уникальный. А в мире всего таких проектов три. Например, глобальный транснациональный монстр – Pioneer Balloon Company, крупнейший в США производитель воздушных шаров – создал международную ассоциацию аэродизайнеров и дистрибьюторов воздушных шаров Qualatex, которая занимается обучением и сертификацией аэродизайнеров.

— А кто учит слушателей вашей школы?

— У нас еще один преподаватель и соучредитель проекта – Екатерина Зайцева, она известный аэродизайнер, и двое своих – мы с Дмитрием Тищенко. В нашем бизнесе руководитель – всегда одновременно и лучший специалист. Всегда «играющий тренер» –от этого никуда не уйдешь. Неизбежно нужно работать руками, потому что участие в международных фестивалях, твоя личная квалификация играет огромную роль для статуса компании. Поскольку шарики для нас не только профессия, но и хобби, нам очень интересно. Мы любим путешествовать, и работа нам это позволяет. В нынешнем году уже объездили два десятка российских городов – читали лекции об аэродизайне. Нас приглашают с лекциями дистрибьюторы, торгующие в России шариками. Чем больше народу приобщится к аэродизайну, тем больше будет спрос на профессиональные шары, из которых можно делать композиции.

Это, к слову сказать, совсем не те шарики, что продаются в каждом ларьке как игрушки для детей. Профессиональный шар должен быть сделан из высококачественного латекса – иначе он либо лопнет при сборке композиции, либо просто слишком быстро сдуется, – и еще, он должен быть совершенно круглый. А обычные дешевые шарики – яйцевидные или грушевидные.

— Вы упомянули о международных фестивалях…

— Каждый год в сентябре в рамках выставки «Мир детства» проходит Московский международный фестиваль воздушных шаров. Он котируется за рубежом, на него приезжают иностранные команды, и для шариков это центральное российское мероприятие в году. К слову, в этом году команда Art positive взяла на московском фестивале первый приз в номинации «Большая скульптура», а команда выпускников Школы праздничного декора – третье место.

По всему миру таких событий происходит достаточно много. В начале этого года мы посетили в Италии, во Флоренции, международный фестиваль BACI (Balloon Arts Convention Italia), где заняли первое место в конкурсе аэродизайнеров в номинации «Большая скульптура». Темой BACI-2010 был цирк – мы сделали из шариков клоуна. Выступала, правда, не команда Art positive, а российская сборная, но ее костяк составили представители нашей компании…

В ноябре собираемся на фестиваль в Бельгии – Millenium Jam. Это мероприятие для твистеров – они съезжаются туда со всего мира. Твистинг – моделирование из специальных шаров, длинных и узких, как колбаски. Твистер – такой шоумен, который, например, стоит в фойе торгового комплекса и крутит из этих шаров фигурки, собирает шляпы… Есть один очень известный канадский твистер – Шон Руни, он работает с московским цирком. Сейчас мы очень здорово задружились, и он нам предложил: ребята, давайте двинем это направление в России.

— Творческая жизнь у вас кипит… А бизнес за ней поспевает?

— Мы работаем в среднем и высоком ценовом диапазоне. То есть, мы не самая дорогая компания в Москве, при том что наше предложение – одно из лучших. Стараемся сделать цены достаточно доступными для людей. Но для людей, которые все-таки готовы потратить деньги на праздник, понимают ценность декора.

До кризиса у нас было больше корпоративных клиентов – когда кризис грянул, вектор сместился в сторону частных заказов. Праздника хочется любому человеку. Нет праздников на работе – будем делать дома. Совсем без праздников жить нельзя. Недаром в Англии в кризис, в самый жесткий момент, обороты «пати-шопов» подскочили чуть ли не втрое.

— Где вы берете квалифицированные кадры для своей компании?

— Своих оформителей мы обучаем сами. Оформители – это те, чьими руками и создаются композиции из шаров. Те, кто бригадой, обычно по трое, едут на объект (например, в кафе, где будет свадьба) с шариками и прочими материалами, а также с целым чемоданом инструментов и, руководствуясь технологическими сборочными картами, «строят» из шариков арки, колонны, панно, скульптуры… Если уж бригада вышла на работу, то отработает полсуток или больше, оформив три или даже четыре объекта подряд. Зато потом у всех выходной.

Вообще, в нашем бизнесе приживаются люди определенного психотипа. Работа у нас сезонная и абсолютно не нормируемая. Нельзя спрогнозировать, когда у тебя будут выходные, а когда наплыв заказов. Это хорошо для тех, кто по складу характера не приемлет рутины.

Оформители у нас получают проценты от стоимости заказа: чем выше квалификация, тем выше проценты. Есть собственные грейды и внутренние экзамены. Сдал экзамен – зарплата стала на 20% выше. Сдал еще – еще на 20%. Система повышения квалификации, роста у нас саморегулирующаяся. Мы берем человека, «вкачиваем» в него базовые знания, он начинает работать. Дальше действует институт бригадирства, наставничества.

Оформителей у нас – постоянный состав человек пятнадцать и еще столько же приглашенных. Такой резерв всегда нужен. Допустим, в День города тебе требуются сорок оформителей – где их взять? У тебя должен быть тыл. Поэтому у нас существует такая должность, как траффик-менеджер, или координатор. Это человек, который занимается увязкой времени, количества оборудования, машин, квалификации людей – все это привязывает к графику, расставляет по бригадам, назначает старших. Это у нас после директората следующий по важности человек. Без траффик-менеджера мы бы делали 7 заказов в день, а с ним можем делать 15 при тех же мощностях.

Беседовала Александра Лацис