Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия: специалист по макроэкономике

Лев Любимов, Заведующий кафедрой макроэкономического анализа факультета экономики ГУ-ВШЭ
13.10.2010
 «Сфера деятельности хорошо подготовленного макроэкономиста ограничена только его желаниями…Чтобы добиться успеха в такой непростой науке, нужно быть готовым отказаться от сиюминутных интересов, отдавать учебе много времени и сил».

Лев Львович, что изучает макроэкономика? Это в большей степени теоретическое или прикладное знание?

— Макроэкономика изучает функционирование экономики в целом. С одной стороны, здесь необходимо серьезное знание экономической теории: макроэкономист – это человек фундаментально образованный. С другой стороны, проблемы, которые изучает макроэкономика, ежедневно затрагивают интересы каждого из нас: инфляция, безработица, экономическое положение страны, состояние бюджета, объем инвестиций, темпы экономического роста… Мы слышим и читаем об этом каждый день. Поэтому мне представляется, что основы макроэкономики полезно знать всем, эти знания очень актуальны и весьма полезны.

— Обычно экономика ассоциируется у абитуриентов с работой в коммерческих компаниях, однако решением проблем в упомянутых вами сферах занимается преимущественно государство…

— Главным актором в рыночной экономике является фирма. Это объект микроэкономики. И для того, чтобы стать макроэкономистом, нужно «поднатореть» в микроэкономической теории – по крайней мере, в ее основных разделах.

Однако государство сегодня – также важный игрок в экономике: времена Адама Смита, когда оно выполняло лишь функцию «ночного сторожа», давно прошли. Макроэкономика, собственно, и зародилась в результате признания неэффективности работы «чистого» рыночного механизма: последний хорошо справляется с наращиванием продукта и максимизацией прибыли, но одновременно способен вызвать и беды. Мы говорим о крутой циклической кривой со спадами производства, скачками безработицы и инфляции и других проблемах, которые ученые называют «провалами рынка». Их следствие – перераспределение доходов, возникновение резкого неравенства доходов, провокация социальных потрясений.

Многие макроэкономисты как раз занимаются предотвращением провалов рынка. Разрабатывая государственную макроэкономическую политику, они пытаются создать условия, при которых негативные последствия рыночной экономики минимизируются, а позитивные могут быть усилены.

Кстати, мощным импульсом развития макроэкономики как науки послужила Великая депрессия, в результате которой пошатнулась вера в саморегулирующуюся экономику.

— А в СССР макроэкономика существовала?

— При плановой экономике те, кто занимался хозяйством и распределением ресурсов, изучали так называемый межотраслевой баланс: главным актором в экономике было государство, а рынки фактически заменялись отраслевыми ведомствами (в СССР их было очень много: около семисот).

Судя по бесконечным дефицитам, которые в течение 70 лет испытывало наше население, можно сделать вывод, что эти знания были весьма условными, так что наличие плановой макроэкономики – это своего рода миф.

Тем не менее это не  означает, что прорывов в советской экономической науке совсем не было. Например, в МГУ существовала школа Станислава Шаталова, было отделение киберэкономики, ребята получали сильную  математическую подготовку, необходимую экономисту.

— Получается, что за ХХ век наша страна сильно отстала от мировой экономической мысли. Удалось ли восполнить этот пробел за последние 20 лет? На каком уровне сейчас наше макроэкономическое образование по сравнению с западным?

— В Международном институте экономики и финансов (МИЭФ) ГУ-ВШЭ и на факультете экономики ГУ-ВШЭ наше макроэкономическое образование, я бы сказал, – на уровне хороших западных университетов. Дисциплины, составляющие ядро экономической программы, в Вышке очень похожи на те, что преподаются в Северной Америке и Европе. То же можно сказать о Российской экономической школе (но там нет бакалавриата, только магистратура) и Европейском университете С.-Петербурга.  Следующий за Вышкой, думаю, Новосибирский государственный университет, но с отрывом. Остальные вузы включая «брендовые» вряд ли сопоставимы с западными.

Это можно четко проследить даже по образовательным стандартам, регламентирующим вузовское обучение. Так, на факультете экономики ГУ-ВШЭ математике, составляющей фундамент макроэкономической науки, посвящено от 1200 до 1400 часов за весь период обучения в бакалавриате, это больше, чем половина бакалаврского года (всего бакалавриат во временном выражении – более 8 тысяч часов). Но у нас исследовательский университет и свои образовательные стандарты.

А в вузах, работающих по государственным стандартам, на математику отводится пока около 300 – 400 «общих» часов. ГУ-ВШЭ был одним из четырнадцати разработчиков стандарта. Мы выступали за большое количество часов по математике, однако обстоятельства вынудили нас сократить их: стало ясно, что многим вузам подобные задачи попросту не по силам. То же самое касается некоторых других дисциплин включая экономическую теорию. 

— Где работают специалисты по макроэкономике?

— Сфера деятельности хорошо подготовленного макроэкономиста ограничена только его желаниями. Чаще всего это аналитика или исследовательская деятельность. Он может работать в любых крупных компаниях и финансовых институтах, а также различных государственных экономических агентствах: в министерстве экономике, министерстве финансов, в соответствующем департаменте министерства промышленности. Любому банку надо знать, каково состояние мировой финансовой системы, перспективы колебания валютных курсов, каковы спрос и инфляция, занятость, торговые барьеры и так далее.

При этом, несмотря на высокий спрос на специалистов с хорошими экономическими знаниями, именно макроэкономистов, особенно хороших, не так много и каждый из них «на вес золота». 

— А на какую работу могут претендовать молодые специалисты, которые только что окончили вуз?

— Если говорить о выпускниках Вышки, они могут претендовать на работу в самом университете, на кафедре макроэкономического анализа или экономической теории, в наших филиалах, которые крайне нуждаются в хорошо подготовленных макроэкономистах. Многие работают в Центральном банке и Международном валютном фонде. Они могут получить должность где угодно: во Внешторгбанке, Сбербанке, Внешэкономбанке и иных крупных банках. Те, кто не зря учился, могут сразу рассчитывать на хорошую, высокооплачиваемую работу. Мощная теоретическая подготовка, которая отличает макроэкономистов, не только дает необходимые знания, но и развивает интеллектуальные способности, позволяя человеку в дальнейшем решать самые сложные задачи. В итоге макроэкономисты часто решают практические задачи лучше, чем те, кто учился по прикладным специальностям.

Например, одна из наших выпускниц работала в компании «РУСАЛ» (крупнейший в мире производитель алюминия). Когда компания переживала непростые времена, сократили всех сотрудников соответствующих отделов – кроме нее…

— Какие качества необходимы тому, кто решил стать макроэкономистом? Есть ли такие?

— Не так просто назвать эти качества. К сожалению, многие ребята, выбирая факультет, руководствуются принципами абсолютно примитивного утилитаризма: они хотят получить все и сразу. Я очень часто скорблю о том, что многие талантливые ребята предпочитают как можно раньше начать работать, делая это в ущерб учебе.

Я, например, знаю одного очень способного молодого человека, который, окончив бакалавриат, поступил в самую легкую магистратуру (то есть точно не на программы «Макроэкономика и макроэкономическая политика» или «Микроэкономика и микроэкономическая политика»). Сначала я удивился: такое дарование от Бога, какое могло бы в итоге принести пользу и ему, и стране, и даже, возможно, человечеству – и пропадает зря! Но позже я обнаружил: он поступил в такую магистратуру, чтобы была возможность совмещать учебу с работой в компании «Тройка Диалог», куда его приняли. Могу вас заверить: скорее всего, продвинуться намного дальше своего первоначального оклада около 100 тысяч рублей ему там не удастся, и в результате он так и останется третьестепенным клерком крупной фирмы, в которой хорошо платят среднему звену. А вот прославиться, совершить научное открытие, даже стать нобелевским лауреатом у него уже не получится.

Подобная логика действий ведет к тому, что мы недоучиваем талантливых студентов, они недополучают знаний – и, в конечном счете, теряют все то, что могли бы иметь (страна тоже теряет).

Чтобы добиться успеха в такой непростой науке, нужно быть готовым отказаться от сиюминутных интересов, отдавать учебе много времени и сил. Поэтому я бы сказал, что важным качеством для будущего макроэкономиста является способность мыслить в долгосрочной перспективе и усердно учиться.

Беседовала Мария Грачёва