Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия - бухгалтер

Татьяна Шишкова, Заведующая кафедрой международного бухгалтерского учета и аудита ГУ-ВШЭ
26.10.2010
«Мы вышли на международный рынок, идет интеграция с западными компаниями, и, если мы заинтересованы в иностранных инвестициях, мы должны составлять отчетность, понятную западному пользователю».

Татьяна Владимировна, считается, что бухгалтер – это такая скучная профессия…Как изменился интерес к ней с начала перестройки?

— В эпоху централизованной плановой экономики, в период СССР, интерес к профессии бухгалтера был достаточно низок. Я оканчивала экономический факультет МГУ и не могу сказать, что многие из наших студентов «рвались» на кафедру бухучета. Сейчас полкурса защищает на этой кафедре выпускные квалификационные работы.

Интерес к нашей профессии с того времени повысился очень серьезно, и это объясняется не только тем, что она обеспечивает специалисту определенный уровень дохода. Предприятиям теперь предоставлена хозяйственная самостоятельность, менеджерам надо принимать решения – но на основе чего? На основе данных, которые обеспечивает бухгалтерский учет. На программы Высшей школы менеджмента ГУ-ВШЭ изучать бухучет часто приходят руководители, и многие говорят: «Я только теперь начал понимать, что у меня на фирме творится».

Мои встречи со слушателями часто начинаются с очень интересных заявлений с их стороны. «Вы говорите, что по счету «касса» остаток из дебета в кредит не переходит. Да я каждый день из кассы выдаю больше денег, чем положил! И продукции отгружаю больше, чем сделал». Но это не нормальная, это – «серая» бухгалтерия.

— Почему для России это явление столь характерно?

— «Серая» бухгалтерия возникает, чтобы минимизировать налоги. За рубежом налоговые прегрешения караются очень сильно – поэтому там нет такого.

На российских экономических факультетах читается отдельный курс налогового планирования. На Западе подобный курс – creative accounting (как минимизировать налоги) – появился сравнительно недавно. И я, когда читаю слушателям лекции по международным стандартам, всегда говорю: «Американец-бухгалтер у нас в России не выживет. Мы с вами выживем – что в Америке, что в Великобритании». Как правило, российский специалист – более мыслящий; у наших бухгалтеров более широкий кругозор, и они вполне могут адаптироваться к требованиям в других странах.

В то же время, даже в Вышке некоторые профессора полагают: экономисту бухгалтерский учет не нужен. Пусть занимается, допустим, страхованием, разрабатывает проекты для Сбербанка России, а бухучет знать необязательно…

— А на самом деле не так?

— Экономическая теория должна подкрепляться конкретными данными – бухучет обеспечивает их корректность. Если раньше главное было – отчитаться перед налоговым органом, то теперь требования к финансовой отчетности изменились. За рубежом  – это информационная база для принятия решений, и она предназначена для внешнего пользователя: инвесторов, кредиторов и т.д. В России это пока еще не стопроцентно реализовано, однако мы к этому стремимся.

Реформа бухгалтерского учета началась у нас в стране очень давно; Евгений Ясин, научный руководитель ГУ-ВШЭ, работая в правительстве РФ, возглавлял первую межведомственную комиссию по этому вопросу. Предполагалось, что работа будет закончена к 2000 году, но пока она продолжается: наш учет еще не соответствует международным стандартам, хотя очень много различий устранено.

Отчасти здесь виноваты и наши бухгалтеры. Ведь возможности делать многое в соответствии с западной практикой предоставлены уже давно, просто они не используются. Один из первых моих аспирантов, сейчас главный бухгалтер в компании из нефтяного бизнеса, говорит: «Мне это не нужно, и так забот хватает. Понадобится – придут специалисты из Ernst&Young, сформируют отчетность по мировым стандартам…» Если все будут так рассуждать, конечно, реформа «увязнет».

Так что сейчас требуются люди, кто хорошо понимает, для чего все это нужно и что такое бухгалтерский учет. Это не просто проводка: дебет по одному счету, кредит – по другому. Это база данных для всей экономики, ею пользуется и Росстат, и Минэкономразвития. А основа – та информация, которая отражается в бухучете.

— Все-таки зачем же рядовому российскому бухгалтеру знание мировых стандартов? Наверное, по ним должен работать только сотрудник иностранной компании?

— Мы вышли на международный рынок, идет интеграция с западными компаниями, и, если мы заинтересованы в иностранных инвестициях, мы должны составлять отчетность, понятную западному пользователю, в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности (МСФО). Есть разные способы получения этой отчетности.

Во-первых, её можно трансформировать – то есть, пересчитывать уже готовую. Но в любом пересчете есть определенная степень условности, потому что развернуть все операции за год очень сложно.

Второй путь – это ведение параллельного учета; человек, который этим занимается, должен четко понимать, как регистрируются операции, в чем принципиальное отличие одной операции от другой. Была у меня девочка-дипломница, занималась трансформацией отчетности компании Ernst&Young. Принесла пример расчета, который ей поручили сделать. Спрашиваю: «Почему вот здесь это так, а это – вот так?» Отвечает: «Я не знаю, мне дали таблицу, и я её заполняю». Если так относиться к бухгалтерскому учету и связанным с ним наукам, далеко не уйдешь...

— Чем же отличаются МСФО от российских стандартов?

— Есть много разночтений. К примеру, до сравнительно недавнего времени, еще в начале 1990-х, у нас в активах баланса был такой своеобразный «актив», как убытки. Как известно, активы – это имущество, использование которого приносит доход компании. Почему же убытки вошли в их число?

Во всех странах они показываются в разделе «капитал» компании – и, соответственно, уменьшают его. А у нас в условиях централизованной экономики были планово-убыточные предприятия. Накопленный убыток у них мог оказаться выше, чем уставный фонд, и итог этого раздела мог получиться отрицательным. Этого следовало избежать – вот так убытки оказались в активах, а собственные средства (слово «капитал» тогда не употребляли) – в пассивах.

Было и много других нестыковок – не в каких-то деталях, а в довольно принципиальных вещах. Скажем, мы показываем дебиторскую задолженность и задолженность покупателя. Нашим предприятиям предоставлено право на конец года провести инвентаризацию этой дебиторской задолженности и сформировать резерв по сомнительным долгам – то есть по счетам, которые должны быть оплачены, но не оплачены. В России этот резерв уменьшает не только финансовую задолженность, но и налоговую. За рубежом – в США, Великобритании – только финансовую, а в её уменьшении бухгалтер, как вы понимаете, не заинтересован. Но аудиторы требуют и проверяют правильность формирования этого резерва – так они защищают интересы внешнего пользователя. Ведь если у нас 100 тысяч составляет задолженность покупателей, а 30 тысяч из них – сомнительные, платежеспособность компании будет оценена уже по-другому.

У нас же до сих пор, беря публикуемую отчетность из Интернета, вы нигде не найдете – формируются эти резервы или нет: приложения пустые. Более того, даже качество отчетности не всегда корректно. Основные средства по состоянию на 31 декабря не совпадают с их суммой на 1 января, с запасами то же самое…

— Что необходимо для понимания бухгалтерского учета? Ведь сегодня ему обучают даже в техникумах, на различных курсах... Сколько времени нужно, чтобы бухгалтер мог заявить: «Я – классный специалист»?

— Есть бухгалтерский учет, а есть счетоводство – ему обучают в колледжах. Счетовод – это тот, кто на основе первичного документа забивает данные в программу. Эта работа действительно неинтересная и нетворческая, и кому-то больше ничего и не надо. Но на самом деле бухгалтерский учет – работа для думающих людей.

На мой взгляд, нужно хотя бы два года практики, чтобы стать хорошим специалистом. Профессионал должен знать бухгалтерские проводки – но и не только. Он должен понимать сущность этих операций – откуда что берется и как потом отражается на финансовых показателях. Проводки и запоминать не надо – есть справочник, где все они указаны и в специальную программу 1С уже забиты.

Если мы возьмем программы западных университетов, бизнес-школ – у них нигде нет курсов анализа финансовой отчетности, экономического анализа. Считается (и с моей точки зрения, правильно), что тот, кто составляет бухгалтерскую финансовую отчетность, должен уметь её читать. Или управленческий учет – он не просто представляет собой «простыню» различных показателей: они должны быть отобраны и проанализированы. Дело в том, что решить, например, какую продукцию продавать, на основе бухгалтерской отчетности невозможно – нужна более детальная информация о затратах и т.д. На Западе курсы бухучета и экономического анализа интегрированы. У нас же исторически сложилось так, что они идут как отдельные научные дисциплины. Это не плохо, но бухгалтер должен владеть ими в равной степени.

В Вышке мы до этого года читали студентам факультета экономики бухгалтерский учет в течение трех модулей: два модуля – теорию и разбор практических задач, и третий модуль – работу в 1С. После этого ребятам идти на какие-либо курсы уже не было необходимости. Конечно, некоторые детали мы в базовом курсе не успеваем рассказать. Тем не менее как бухгалтеры наши студенты вполне конкурентоспособны на рынке.

— Как отличаются требования профессиональных ассоциаций к бухгалтерам в России и на Западе?

— В целом они едины, но у нас несколько мягче, чем за рубежом. Я сама принимаю аттестационные экзамены для бухгалтеров – спрашивается просто учебный материал, при этом нельзя пользоваться законами и положениями. В США, в Великобритании – наоборот: вся нормативная база у тебя на столе, и ты должен обосновать, как действовать в том или ином случае в соответствии с законодательством. Это намного сложнее.

К слову, в начале 1990-х был у меня случай. На одной из лекций по международным стандартам финансовой отчетности сидела женщина. Видно по лицу: не понимает. И задает вопрос: «Почему, когда мы отражаем выручку – счет выручки не дебетуем, а кредитуем?» «Это же доход, – сказала я. – Так делается по российским стандартам. А как иначе?»

Оказалось, слушательница по специальности – химик-технолог, и всего неделя, как её назначили главным бухгалтером. Пришлось ей объяснить: либо ее взяли незнакомые люди, чтобы «скинуть» на нее все ошибки  – в то время и бухгалтер нес уголовную ответственность, – либо взяли свои, знакомые, но тогда она их «подведет под монастырь». Как можно устраиваться главным бухгалтером, не зная даже налогообложения? Но такова российская действительность. К счастью, таких случаев все меньше.

— А многие ли российские компании внедряют сейчас у себя управленческий учет?

— Да, как и бюджетирование, и годовое планирование…Но иногда у нас это делают очень своеобразно. Я знаю предприятие в Нижегородской области, которое три года рапортовало, что бюджетирование внедрено: папочки стояли в плановом отделе, бухгалтерия составляла отчеты…Но когда студенты местного филиала Вышки пришли туда на практику, оказалось, на фирме ни разу не проанализировали исполнение бюджета. А зачем составлять планы, если не анализировать бюджет? Но для этого бухгалтерами должны быть очень квалифицированные специалисты…

— Что же получается, «зеленые» студенты оказались грамотнее опытных бухгалтеров?

— Вы знаете, да. Если это, грубо говоря, «кондовый» советский бухгалтер, его мышление изменить очень сложно. В свое время мы работали по заданию правительства Татарстана – 10 предприятий нефтяного бизнеса переводили на международные стандарты. Две недели мы их учили, на следующие две недели они уезжали к себе на предприятия и там работали, а затем возвращались к нам на защиту: трансформировали свою отчетность в соответствии с требованиями стандартов. Одна бухгалтер, улыбнувшись, сказала: «Мне это не надо, ни я, ни мои сотрудники этого делать не будем». Правда, когда местный министр экономики вручал сертификаты об окончании курсов и объявил, что с 1 июля все эти предприятия переходят на МСФО, улыбка у женщины этой пропала.

Через полгода мы «пересеклись» с другой моей слушательницей – она пожаловалась: её уволили – не смогла перестроиться. Надо помнить: если вы выбрали специальность бухгалтера, нужно все время учиться, повышать квалификацию, здесь ничего стабильного нет. Конечно, если вы не хотите остаться на уровне счетовода – начисления заработной платы.

От многих наших студентов слышишь, как они благодарны за прослушанный курс управленческого учета – мы читаем его практически на всех факультетах. Выпускники управляют своими фирмами, занимаются аудитом, консалтингом – их знания не теоретические, а реальные, они могут их использовать. Но, к сожалению, пока далеко не все понимают их необходимость для руководителя.

Мне пришлось как-то читать бухгалтерский учет в филиале ГУ-ВШЭ в Нижнем Новгороде. Один молодой человек на четвертый день спросил: «А когда вы нам расскажете, как директор обманывает главбуха, а главбух – директора?» Если у вас такие отношения с главбухом – лучше всего его заменить. Он вас подведет – а уголовную ответственность будете нести вы как руководитель предприятия. Говорят, директор не должен знать бухучет. В деталях – да. Но он должен понимать, что можно, чего нельзя и откуда что берется. Руководитель и главный бухгалтер должны говорить на одном языке. Поэтому бухучет – это, с моей точки зрения, наука, которой должен овладеть каждый экономист.

Беседовала Мария Салтыкова