Эксоцман
на главную поиск contacts

Федеральный стандарт задает нижнюю границу требований

Николай Филинов, декан факультета менеджмента НИУ ВШЭ
29.03.2011
С 1 сентября 2011 годы вузы переходят на федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС) третьего поколения по менеджменту. В консорциум вузов-разработчиков входила Высшая школа экономики. В чем различия нового ФГОС и оригинального стандарта ВШЭ? И приведет ли предусмотренный стандартами компетентностный подход к революции в высшем образовании?

Николай Борисович, головной организацией, отвечающей за разработку ФГОС по направлению «Менеджмент», была Высшая школа менеджмента СПбГУ. Как оценивается получившийся документ в НИУ ВШЭ? Все ли ваши замечания были учтены?

— В состав группы разработчиков ФГОС от Высшей школы экономики была делегирована профессор НИУ ВШЭ Марина Шерешева. Мне тоже приходилось несколько раз принимать участие в обсуждениях стандарта. Мы, безусловно, поддерживаем итоговый документ. Это значительный шаг вперед по сравнению со стандартами второго поколения, в целом он отражает и наше виденье подготовки студентов.

С другой стороны, ВШЭ как национальный исследовательский университет имеет право принять собственный оригинальный образовательный стандарт. Мы этим правом воспользовались. Все-таки ФГОС ориентирован на всю страну, на вузы с разной историей, потенциалом, с разными сферами деятельности. Естественно, что, как и всякий стандарт, он задает нижнюю границу требований. На наш взгляд, он при этом оставляет в стороне многие важные вопросы, которые сейчас являются предметом оживленной дискуссии в профессиональном сообществе в нашей стране и за рубежом.

— Что вы имеете в виду?

— Например, разнообразие магистерских программ по менеджменту.

На Западе есть программы Master of Science in Management, рассчитанные на подготовку кадров, прежде всего, для научной деятельности, и Master of Arts in Management, ориентированные на практику. В России такого разграничения де-юре нет.

С другой стороны, идет размывание когда-то четких границ между магистерскими программами по менеджменту и MBA. Казалось бы, есть ясный принцип: для поступления на МВА необходим опыт работы, а в магистратуру можно поступать и без него. Но в Европе сейчас снижаются требования к поступающим на МВА – бизнес-школы принимают людей без опыта работы, а в университетскую магистратуру, наоборот, приходят действующие менеджеры.

Для российских вузов сегодня очень актуален вопрос, необходимы ли для обучения в магистратуре по менеджменту знания в объеме бакалавриата по менеджменту. Если да, то их надо проверять «на входе»; если нет, то достаточно проверить способности абитуриента к обучению (для этого на Западе используется GMAT). Например, в Великобритании есть магистерские программы, ориентированные на людей с профильным и непрофильным бакалаврским образованием. У нас пока такого разделения нет, но об этом стоило бы подумать.

Анализируя ФГОС, мы не найдем ответа на многие вопросы о том, сколь разнообразными могут быть магистерские программы по менеджменту. А у нас в Вышке постоянно рождаются предложения по созданию все новых магистерских программ менеджериального профиля, но с большой спецификой, например, по управлению организациями в сфере образования. Мы между Сциллой и Харибдой. С одной стороны, для поддержания высокого академического качества программ необходимы жесткие рамки. С другой стороны, нужно обеспечивать возможность развития, опираясь в том числе на опыт, накопленный в ходе разработки ФГОС третьего поколения, и западные аналоги.

— Если говорить о бакалавриате, в НИУ ВШЭ уже принят оригинальный стандарт. В чем его принципиальные отличия от федерального?

— ФГОС по менеджменту допускает подготовку по профильным бакалаврским программам - к примеру, по управлению человеческими ресурсами, маркетингу, управлению проектами. Это обусловлено тем, что в вузах могут быть сильные кафедры по той или иной отрасли менеджмента – почему бы на их основе не открывать профиль?

Мы же считаем, что бакалавриат по менеджменту должен быть дженералистским с возможностью «мягкой» профилизации. Таким образом, мы попытались найти баланс между двумя крайностями – бакалавриатом вообще без профилизации и бакалавриатом профильным.

Мы исходим из того, что выпускнику школы сложно выбрать узкую сферу деятельности: у него нет для этого ни жизненного опыта, ни достаточной информации. Поэтому на первом-втором курсах дается базовая подготовка по менеджменту, а на третьем курсе каждый студент выбирает ту или иную «область концентрации» - пакет дисциплин, например, по маркетингу, управлению человеческими ресурсами или управлению проектами. «Область концентрации» по объему меньше, чем профиль, но этого достаточно для подготовки к выбору специализированной магистерской программы и для выхода на рынок труда с бакалаврским дипломом. Практика ведущих университетов мира, например, Вортонской школы бизнеса Пенсильванского университета, подтверждает успешность такого подхода.

— Понятно, что переходили вы на стандарт, разработанный вами же. Тем не менее были ли сложности?

— Конечно, возникали проблемы, потому что многое приходится делать практически «с нуля». Непросто вводить некоторые дисциплины, предусмотренные стандартом ВШЭ: это ведь не только изменения названий и количества часов, а довольно серьезные структурные изменения. В некоторых случаях нам приходилось искать новых преподавателей.

Одно из наших нововведений – семинар в бакалавриате для подготовки студентов к научной работе. Некоторые коллеги считают, что со студентами первого-второго курсов сложно говорить о науке. Да, непросто, даже если это делают люди с хорошим опытом научной и преподавательской работы. Но делать это надо, иначе за четыре года мы не успеем привить им интерес, склонность, вкус к исследованиям.

У других вузов при переходе на новые стандарты тоже будут возникать проблемы – ничего удивительного в этом нет.

— При обсуждении новых ФГОС эксперты особо выделают проблему оценки компетенций, которые предусмотрены стандартом. На ваш взгляд, можно ли оценить степень овладения компетенцией в рамках обычного экзамена?

— На экзамене можно проверить знания, а оценка компетенций – это отдельная непростая методическая задача. Мы сейчас создаем на факультете группу под руководством профессора Аллы Стерлиговой, которая должна подготовить предложения по формам и методам итогового контроля.

Если честно, мне не очень понятно, как можно соединить наличие стандартизованного экзамена по окончании бакалавриата и требования компетентностного подхода. Ведь экзамен должен быть технологичным и простым. Но как только мы говорим об оценке компетенций, то неизбежно уходим в область более сложных технологий. Тесты с множественным выбором вариантов ответа здесь не подходят.

Допустим, как можно оценить компетенции человека в области работы в группе? Очевидно, нужно поставить его в такую ситуацию и понаблюдать за ним. Давайте представим - видеозапись, группа экспертов… Сколько это будет стоить и сколько потребует времени? Полноценная оценка компетенций может оказаться столь же трудоемкой, как и процесс обучения. В автомобильной промышленности лучший способ проверки автомобиля на безопасность - краш-тест, когда автомобиль разбивают. Но не слишком ли это высокая цена в нашем случае?

— Правильно ли я понимаю, что в силу новизны компетентностного подхода мы не можем «подсмотреть», что делается в этом отношении на Западе? Там тоже еще нет такого опыта?

— Лично у меня по опыту общения с западными коллегами сложилось впечатление, что за рубежом спокойнее, чем мы, относятся к компетентностному подходу. Эйфории по его поводу, по крайней мере, там точно меньше.

Кстати, в документе «GUIDELINES & POSITION PAPERS:  Supporting Material for the EQUIS and EPAS Accreditation Systems», который лежит в основе международной аккредитации программ по менеджменту, в Европе термин «компетенции» используется лишь единожды применительно к программам МВА. В остальных случаях результаты обучения описаны в терминах «знаний» и «умений» (skills).

С другой стороны, чтобы компетенция формировалась, чтобы она была устойчива, ее нужно развивать, как правило, в рамках нескольких курсов. Хотя есть и такой «оппортунистический» подход: из преамбул программ отдельных дисциплин «вырезаются» слова о том, что студент должен знать и уметь, их соединяют, и говорится: вот это и есть описание компетенций. На самом деле, все должно быть ровно наоборот. Нужна «модель» выпускника, на основе которой компетенции распределяются по дисциплинам «сверху вниз». Это требует другой логики в анализе программ на заседаниях кафедр и ученых советов.

— Чего ждать от новых стандартов студентам? Те, кто будет по ним учиться, по-вашему, будут обладать преимуществами на рынке труда по сравнению с сегодняшними выпускниками?

— Надо понимать, что от стандартов, конечно, зависит многое, но далеко не все. У вас может быть замечательная поваренная книга, но вы совсем не обязательно будете хорошо готовить. Более того: если продолжать аналогию, рекомендации и требования стандарта гораздо менее конкретны, чем рецепты поваренной книги.

По-моему, есть некоторая иллюзия: дескать, примем новые стандарты, и в одночасье все изменится. Но это не так. Вопрос в том, что изменится в работе преподавателей – в аудитории и за ее пределами, будут ли они, например, активнее заниматься научной деятельностью.

Повышаются требования к обучению в магистратуре. Ведь материал здесь изучается на более высоком уровне по сравнению с профильными курсами (в нашем случае – курсами из «области концентрации») и общими курсами, которые студенты слушали в бакалавриате. Это значит, что преподаватели должны приносить в аудиторию не пересказ известных истин из учебников, а результаты своей научной работы. В Вышке в этом смысле примерами для подражания должны служить выпускники программ Ph.D лучших мировых университетов, которых мы набираем в рамках программы международного рекрутинга. Преподавание в магистратуре для них является продолжением их исследовательской практики.

Сейчас все больше ответственности возлагается на студентов – они выбирают дисциплины, которые хотят изучать, отвечают за свой выбор. И мы надеемся, что они будут более самостоятельными по окончании вуза.

Беседовала Елена Кузнецова

 

ФГОС ВПО для бакалавров и магистров по направлениям "Экономика", "Социология", "Менеджмент", "Бизнес-информатика", "Государственное и муниципальное управление"