Эксоцман
на главную поиск contacts

Во взаимодействии вузов с работодателями должен начаться новый этап

Сергей Кадочников, декан экономического факультета Уральского государственного университета
21.04.2011
В новых образовательных стандартах для экономистов вместо специальностей появятся профили. Как относятся к нововведениям работодатели, и чем магистры будут отличаться от бакалавров?

— Сергей Михайлович, в связи с переходом на новые стандарты - в том числе, по направлению «Экономика» - обсуждается вопрос, готовы ли к этому вузы. Что в первую очередь определяет эту готовность?

— Важный фактор – наличие опыта подготовки бакалавров. Если вуз уже готовит бакалавров-экономистов широкого профиля, проблем будет меньше. Если нет, то при формировании новых учебных планов вполне возможны попытки принять усеченный вариант подготовки специалиста (за четыре года вместо пяти). Как показывает практика, сокращать пытаются за счет дисциплин первых лет обучения. Так что, на мой взгляд, переход с пятилетней подготовки специалистов на четырехлетнюю подготовку бакалавров – значительно более сложный вопрос, чем просто переход с одного бакалаврского стандарта на другой.

— А как же компетентностный подход, на котором основаны новые стандарты?

— Пока мало кто понимает, как реально его внедрять.

Хотя некоторые преимущества компетентностного подхода нам очевидны. Например, блок гуманитарных дисциплин для экономистов сейчас представляет собой набор небольших курсов по основам разных наук. Но поскольку в стандарте не предписано изучать конкретные предметы и смысл обучения в том, чтобы сформировать общекультурные, гуманитарные компетенции, это можно сделать в рамках одной профессиональной области. Например, можно ограничиться большим блоком социологических курсов – студент будет, по крайней мере, понимать, что такое социология, иметь некоторый набор профессиональных знаний в этой науке, пусть даже при этом он не получит соответствующего диплома.

Вообще же в основе компетентностной модели лежит избитый тезис: образование — это не пересказ учебника, преподаватель должен попробовать сделать что-то вместе с тем, кого он обучает.

Практическое приложение знаний, которые превращаются в компетенции, - это работа со студентами в конкретных проектах. И тут важна исследовательская компонента. Преподаватели должны публиковаться, сами делать что-то по заказу компаний, выступать консультантами. Так, у нас есть Центр региональных экономических исследований. По заказу правительства Свердловской области он сейчас разрабатывает концепцию особой экономической зоны «Титановая долина». В работе участвуют целые команды, в том числе студенты — они прописывают стратегию привлечения инвесторов и т.д.

В магистратуре у нас  предусмотрен консалтинговый проект на два семестра. Студенты будут разрабатывать его вместе с руководителем бизнес-структуры – нашего корпоративного партнера – и применять полученные знания на практике.

— При переходе на новый стандарт вузы сохраняют узкие профили в рамках направления «Экономика» - например, «Финансы и кредит»…

— Это как раз не самый узкий профиль в отличие, скажем, от «Страхования»… На деле же происходит «перелицовывание» специальностей, и профилей становится намного больше.

Мы пока не отказываемся от профилей, и отчасти это связано с тем, что на рынке труда специализация востребована. Работодатели должны привыкнуть к тому, что к ним приходят выпускники более широкого профиля, чем раньше. Просто им придется брать на себя часть подготовки.

Но фактически мы все-таки даем широкое экономическое образование. Дело ведь не в том, что программа подготовки сокращается на год. Мы должны сформировать предпосылки, чтобы человек получал образование в течение всей жизни. Модель подготовки бакалавров – это создание поля, инструментов, мотиваций, компетенций, то есть базы для непрерывного образования. Ни за четыре, ни за пять лет нельзя заложить то, что понадобится в работе лет через тридцать.

— Декларируется, что новые стандарты создавались при участии работодателей. Как они относятся к новшествам?

— Когда общаешься с руководителями компаний, они вспоминают, как сами когда-то учились, и это для них приятные воспоминания. Поэтому им кажется странным, что образование, которое было 20 лет назад, теперь должно меняться, хотя в их бизнесе меняется многое.

В этом смысле новые стандарты для них – некий перелом. Своей роли в их реализации они еще не видят – им просто хочется иметь подготовленных специалистов для своей отрасли, своей компании. Отсюда необходимость профилей. И теперь наша задача – объяснить, что во взаимодействии работодателей и вузов должен начаться следующий этап. Когда образовательные программы, начатые в вузах, будут продолжаться в компаниях или даже в вузах, но по заказу компаний, наступит следующий этап развития профессионального образования.

Необходимо понимать, что далеко не все профессиональные квалификации должны даваться на базе образовательных учреждений или даже при взаимодействии с образовательными учреждениями. Есть профессиональные союзы, объединения работодателей – отраслевые, по профессиональным сферам, которые должны предлагать людям приобрести квалификации, есть тренинговые центры в компаниях – очень широкий рынок. Речь идет не об образовательных квалификациях, а именно о профессиональных.

Характерный пример – сфера аудита и финансового менеджмента, которая по традиции во многих странах всегда была в значительной степени регулируемой. Поэтому в этой сфере давно появились профессиональные ассоциации, предлагающие свои квалификации, свои типы экзаменов и свои дипломы или удостоверения. Самая известная — Британская  Ассоциация присяжных сертифицированных бухгалтеров (АССА), сертификат которой считает нужным иметь большинство высококвалифицированных специалистов в финансовой сфере в Европе. Должен ли университет давать подобную подготовку? Наверное, нет, но он может делать это во взаимодействии с бизнесом.

— А в российских вузах есть такие примеры?

— В УрГУ есть партнерская магистерская программа по международному финансовому менеджменту с PricewaterhouseCoopers. Она включает девять курсов, необходимых для получения сертификата АССА. Такая же программа есть в Финансовом университете при правительстве РФ в Москве.

Конечно, ассоциации, возникающие на рынке, должны конкурировать одна с другой, и каким-то дипломам бизнес будет отдавать предпочтение. Поле для взаимодействия с вузами у компаний в этом плане широкое.

— Как будет реализовываться еще одно положение новых стандартов – о том, что в бакалавриате вариативной будет 50 процентов программы, в магистратуре – 70 процентов?

— Степень готовности вуза к этому зависит от наличия опыта работы в бакалавриате. Для УрГУ это не проблема: часть дисциплин студенты могли выбирать и раньше, особенно в магистратуре. Вообще в предметах по выбору должна быть отражена специфика вуза, те профессиональные области, где у него есть научная школа, иные преимущества. Нельзя пытаться «покрыть» абсолютно все.

При переходе на новый стандарт иностранный язык у нас будет преподаваться в течение всего периода обучения. Раньше так было лишь на программах по мировой экономике, теперь будет для всех — отчасти за счет блока предметов по выбору.

Появляется система тренингов — не только для менеджеров, но и для экономистов. Будет предложено семь тренингов, из которых надо будет выбрать три: по командообразованию, личностному росту, искусству презентаций и ряд других. Это важно для социализации выпускника, ведь экономист — не просто «яйцеголовый» аналитик, который сидит в темной комнате и решает задачки. Он должен уметь организовывать людей на работу в проектах.

— Одна из возможных сложностей перехода на новый стандарт по экономике – изучение математики. В какой мере экономическое образование должно быть математизировано?

— На мой взгляд, здесь давно уже не о чем дискутировать. Сам факт появления такого вопроса свидетельствует о некой отсталости наших представлений об этой профессиональной сфере, а также о нашей ориентации на вчерашний день в работе предприятий и развитии технологий.

Зачем изучать иностранный язык? Дело ведь не только в том, что вы сейчас ведете торговлю с зарубежными странами, или у вас иностранцы работают, или оборудование импортное. Оборудование, возможно, завтра будет российским, и вы его будете продавать за границу. Но в любом случае работа экономиста не ограничивается одним городом и одной страной. Так или иначе, иностранный язык понадобится.

Математика – это тоже язык, причем не только научный. Поэтому сейчас появляется все больше курсов, связанных с эконометрикой, - переложение статистических методов, вероятности на язык экономики. Я убежденный сторонник их введения. Особенно важны вероятностные модели: жизнь всегда предлагает несколько схем решения проблемы, однозначности нет ни в чем, и чем дальше, тем больше мы это чувствуем. Необходимы эмпирические исследования, чтобы понимать закономерности действий большого количества экономических субъектов. Рынки в условиях глобализации расширяются, и для анализа недостаточно кейса, в основе которого - опыт одного предприятия.

— Где будет проще ввести новые стандарты – в бакалавриате или в магистратуре?

 — Думаю, в магистратуре — там больше свободы и меньше наработанного опыта, от которого трудно отказаться, как в случае со специалитетом.

Магистерские программы будут двух видов: исследовательские и прикладные, во втором случае – более специализированные. Предполагается, что студент магистратуры уже получил аналитические компетенции на предыдущем уровне обучения. Так что в своей практике он сможет опираться на уже существующие научные подходы, сравнивать их и предлагать компании собственные решения. Магистр — не только научный работник, но и аналитик в относительно узкой профессиональной сфере.

— Консультирует ли УрГУ другие вузы по вопросам перехода на новые стандарты?

— Мы проводим всероссийские школы для преподавателей на своей базе с участием коллег из НИУ ВШЭ и РЭШ — ежегодно организуется одна-две школы. С 24 по 28 апреля будет работать, например, школа по экономике общественного сектора. Организуем повышение квалификации для преподавателей Уральского региона по содержанию экономического образования - разделам микро- и макроэкономики, мировой экономики и т.д. Очень активно взаимодействуем с ВШЭ, СПбГУ и рядом других вузов по вопросам формирования наших новых образовательных программ.

— Процесс укрупнения специальностей в российском высшем образовании сочетается с укрупнением вузов. Как сегодня обстоят дела с объединением вузов в Екатеринбурге, и влияют ли эти процессы на особенности подготовки экономистов?

— С мая 2011 года УрГУ перестает существовать как отдельный вуз – мы переходим под бренд Уральского федерального университета имени Первого президента России. Это не очень сильно повлияет на подготовку экономистов –  появится единая структура в составе УрФУ, где будут объединены прежние факультеты, кафедры, программы, работающие по направлениям «Экономика», «Менеджмент», «Бизнес-информатика».

Эта структура – Высшая школа экономики и менеджмента УрФУ – уже создана приказом ректора, в нее входят три подразделения бывшего технического университета и экономический факультет УрГУ. В основе ее работы – программный принцип управления: будут созданы департаменты – пять бакалаврских и один магистерский.

Беседовала Мария Салтыкова

Сокращенную версию читайте на портале РИА Новости


ФГОС ВПО для бакалавров и магистров по направлениям "Экономика", "Социология", "Менеджмент", "Бизнес-информатика", "Государственное и муниципальное управление", "Управление персоналом".