Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия — IT-менеджер

Рафаэль Сухов, исполнительный директор компании Stack Group
26.04.2011
Специфика нашей деятельности заключается в том, что она находится на грани двух областей – инжиниринга (непосредственно «железа» - оборудования, источников питания) и информационных систем. Наша задача в том, чтобы объединить эти, в общем-то, слабо связанные друг с другом сущности.

— Рафаэль Ряхомивич, Вы работаете в компании, которая занимается проектированием, строительством и обслуживанием дата-центров. Я, честно говоря, до встречи с Вами о дата-центрах ничего не знала.

— Не только Вы. Я преподаю, и, когда провожу первое занятие со студентами, вначале задаю вопрос, знает ли кто-нибудь, что такое дата-центр? «Нет». Тогда уточняю: «А SMS – MMS вы отправляете? Интернетом пользуетесь – на Fasebook, Youtube заходите? Так вот - все эти данные обрабатываются и хранятся в дата-центрах».

Просто никто об этом не задумывается. Для большинства людей не имеет значения, где хранится информация и как она обрабатывается – они потребляют конечный сервис.

— В таком случае расскажите, как работают дата-центры - почему для хранения и обработки данных нужны специализированные помещения?

— Дело в том, что современный бизнес сильно ориентирован на информационные системы. Их бесперебойная работа - основа успешности любого бизнеса. К примеру, согласно данным одного независимого исследовательского агентства, перерыв в одну минуту в работе информационных систем среднего розничного банка стоит примерно 500 тысяч долларов. При этом восстановление сложной информационной системы (допустим, в случае сбоя энергоснабжения) может занять несколько часов: надо будет запустить систему (часто не автоматически, а вручную), найти какие-то ошибки, восстановить поврежденные или потерянные данные.

Дата-центры, или центры обработки данных (ЦОД), – это специализированные помещения, подготовленные для размещения серверного и телекоммуникационного оборудования. В них соблюдаются определенные параметры энергоснабжения, климат-контроля, безопасности – все условия, при которых информационные системы заказчика функционировали бы надлежащим образом - без сбоев.

Специфика нашей деятельности заключается в том, что она находится на грани двух областей – инжиниринга (непосредственно «железа» - оборудования, источников питания и т.п.) и информационных систем. Наша задача заключается в том, чтобы объединить эти, в общем-то, слабо связанные друг с другом сущности, понять, как одно влияет на другое, и выстроить работу, бизнес-процессы (технологически, организационно и даже финансово) так, чтобы вероятность сбоя в работе системы заказчика была сведена к минимуму.

Понятно, что даже совершенная инженерная система может в какой-то момент выйти из строя. Обеспечить стопроцентную надежность в одном дата-центре невозможно, всегда будет небольшая вероятность отказа системы – мало ли какое может произойти ЧП, вдруг здание разрушится... Поэтому возникает еще и необходимость в резервной площадке и объединении двух систем.

В общем, дата-центры – это «правильные партнеры», которые на условиях аутсорсинга оказывают надлежащий сервис оборудованию: обеспечивают непрерывность и надежность его работы, а в случае каких-то критических ситуаций восстанавливают систему не за часы и дни, а за минуты.

— А профессия у Вас как называется? Вот Вы говорите: IT, инжиниринг…

— Это на грани... Номинации «специалист дата-центра» нет.

— А термины «IT-специалист», «IT-менеджер» по отношению к вам применимы?

— Что такое IT? Можете дать определение? Это размытое понятие: под термином IT сейчас понимают очень многое.

Вообще профессия только складывается на нашем рынке. Отрасль – достаточно молодая: в США, Европе - более продвинутых в этом вопросе странах – она существует несколько десятков лет, в России последние пять-семь лет. Наша компания одной из первых вышла на этот рынок.

Поначалу, кстати, было довольно сложно донести до потенциальных потребителей, что у нас есть такого рода сервис. Помню, одним из наших заказчиков была крупная ритейловая сеть. У них были торговые площадки, данные по которым (учет товаров, логистика и т.д.) нужно было обрабатывать централизованно. Интегратором проекта выступала компания IBM - она поставляла информационную систему, оборудование, внедряла решение по автоматизации бизнес-процессов. Информационную систему они решили «вынести» в коммерческий ЦОД и искали место для ее размещения. И тогда IBM в соответствии с международными требованиями проводила аттестацию, сертификацию нашей площадки.

— Достаточно ли для работы в вашей сфере технического образования? Или требуется что-то еще?

— Основная проблема людей с хорошим техническим бэкграундом в том, что они не воспринимают дата-центр как сервис. Для них хорошая надежная «железка» – уже залог успеха. Но дата-центр – это не только «железо». Мы не просто сдаем в наем площади для размещения оборудования, а предоставляем сервис, который предусматривает обеспечение непрерывности, надежности, доступности бизнес-процессов клиента. Для этого надо понимать не только, как «железку» эксплуатировать, но и что, каким образом влияет на качество сервиса, предоставляемого этой «железкой» клиенту.

Мы можем, к примеру, предсказать, когда клиенту надо расширять его систему, потому что решение, которое он использует, может в какой-то момент оказаться недостаточно надежным для его бизнеса. Мы понимаем, как развивается бизнес клиента и каких изменений в связи с этим следует ожидать, – допустим, потребуется энергоснабжение сервера не одной, а другой категории. Для выполнения каких-то несложных работ с оборудованием мы оказываем дополнительную услугу - «удаленные руки». Мы можем предложить услуги администрирования управления его IT-системами на сайте, чтобы его специалисты могли не выезжать на место... В комплексе это и есть тот сервис, который мы предоставляем. Вряд ли клиент может так глубоко и всесторонне обеспечить решение этих задач самостоятельно. Мы же делаем это профессионально для многих, а для клиентов получается дешевле. При этом мы даже можем не знать, в чем конкретно заключаются их бизнес-процессы.

— С каких позиций обычно начинают работать в вашей сфере?

— Молодые ребята – как правило, студенты последних курсов или вечерники - приходят на позиции операторов и занимаются тем, что отвечают на запросы клиентов, проводят мониторинг параметров систем жизнеобеспечения ЦОД, первичный сбор и обработку информации. Приобретенный опыт, «помноженный» на их базовое образование, дает возможность развиваться в дальнейшем в разных направлениях.

Есть примеры, когда, начиная работать операторами, ребята дорастали до позиций руководителей подразделений – в телекоммуникационной сфере, IT. У нас могут найти себе применение разные специалисты. Для предоставления нашего сервиса мы «собираем» разные компетенции – из области информационных технологий, телекоммуникаций, инжиниринга. У нас есть возможность заниматься программными и инженерными разработками, причем как эксплуатацией, так и их проектированием - мы занимаемся проектированием собственных инженерных сетей.

— Вы занимаете должность исполнительного директора, курируете в компании, в том числе, вопросы финансов, при этом у вас техническое образование. А может ли на управленческие позиции в сфере IT выйти человек без базовой технической подготовки?

— На мой взгляд, управленцу и финансисту, работающему в сфере IT, просто необходима техническая подготовка. Нельзя понять целесообразность той или иной задачи, решаемой дата-центром, измеряя ее только категориями цифр - денег. И техническое образование, которое я получил в Бауманке, и предыдущий опыт работы в IT - я работал администратором сети, в телекоммуникационной сфере, занимался внедрением информационных систем, управлением проектами - дают мне возможность сейчас осознанно заниматься вопросами управления, вопросами финансов.

В отличие от бухгалтера, который  должен аккуратно и правильно фиксировать доходы и расходы, финансовый менеджер должен хорошо представлять себе технологический процесс. К примеру, если упустить из виду то, что оборудование должно обслуживаться с определенной регулярностью, это повысит риск отказа сервиса.

Хорошая техническая подготовка дает знания основ теории вероятности и теории надежности, знание материалов, а это позволяет осознанно планировать и принимать решения, которые необходимо выполнить. Знание технологий помогает управлять издержками. Были ситуации, когда ко мне приходили сотрудники для утверждения финансового плана, я же – так как хорошо знаю технологию - предлагал другие экономически более  оправданные решения.

— Но есть и другое мнение на этот счет…

— Да, знаю: талантливый менеджер может управлять чем угодно – от хлебопекарни до космического производства. Да, может, если он действительно талантлив. А талантливых - пять процентов, остальные просто хорошие менеджеры, которым, чтобы быть успешными, надо знать предмет.

— IT –динамичная отрасль. Молодые ребята довольно часто быстро достигают в ней управленческих позиций.

— Лично я против стремительного развития карьеры. Человек должен принимать карьерный рост осознанно. Следствием быстрого карьерного развития часто становятся неправильные управленческие решения, «звездная болезнь», неготовность людей принимать на себя ответственность за решения. Ведь понимание ответственности формируется с опытом: нельзя 17-летнему молодому человеку объяснить, что, когда у него в подчинении двести человек - любое его решение влияет на их судьбу. Пока сам через себя не пропустишь, не переживешь ситуацию - не поймешь.

Безусловно, есть талантливые молодые управленцы, кому удается строить успешные карьеры. Но талант – как некая способность к быстрому обучению – дан далеко не каждому. Естественная ситуация, когда человек растет одновременно как профессионал и как личность, дает более качественный результат.

— До компании StackGroupВы работали проектным менеджером в «Норильском никеле». Когда Вы поняли, что «переросли» позицию? Вы думали о перспективах карьерного роста? Объясняя причины своего ухода из компании в одном из интервью, Вы сказали, что вам стало интереснее оперировать цифрами, чем заниматься управлением IT-проектами.

— Я просто в какой-то момент понял, что мне неинтересно заниматься управлением проектами без возможности формирования и принятия управленческих решений. Я пришел к пониманию, как можно делать это эффективнее. Тогда я, кстати, поступил в Высшую коммерческую школу на программу «Финансовый менеджмент». Впоследствии это дало возможность, работая уже в Stack, специализироваться на финансовом планировании, разработке бизнес-планов, работе с инвесторами…

Но это тоже был этап, прожив который, я понял, что есть другие сферы, где я могу чему-то научиться. Я не занимаюсь сейчас текущим финансовым управлением - я скорее контролирую это подразделение, а занимаюсь несколько более широким спектром вопросов – работой с инвесторами, инвестиционной проработкой бизнес-проектов, участвую в проектировании новых площадок и т.д.

Что касается карьерного роста, то, уходя из крупной стабильной компании, в бизнес, только набирающий обороты, если смотреть рационально, я терял в зарплате, социальных гарантиях. Но для меня это было не важно – я понимал, что приобретаю возможность горизонтального развития карьеры, что для меня было гораздо интереснее.

Я пришел в Stack на рядовую должность. И сегодня я могу точно так же уйти на позиции исполнителя, если будет интересная задача. Без интереса к работе сложно чего-либо достичь. Невозможно работать, особенно в IT, механистически.

— А интерес – в обучении новому?

— Да, меня «драйвит» познавательный процесс.

Беседовала Елена Кузнецова