Эксоцман
на главную поиск contacts

Формирование академической этики — залог искоренения плагиата

Джулиан Купер, профессор Бирмингемского университета (Великобритания)
19.05.2011
В нашем университете студенту еще на первом курсе объясняют, как правильно оформлять цитаты, и знакомят его со всеми документами, регулирующими нормы академической этики.

— Г-н Купер, британские стандарты академической этики многие российские ученые считают образцом для подражания. Насколько строго определение плагиата в Англии и как университеты борются с этой проблемой?

— В общепринятом понимании плагиат — это использование чужой работы без ссылки на источник. Для борьбы с подобными случаями большинство британских университетов, в том числе Бирмингемский, используют специальную электронную систему — «Turnitin». Все студенческие работы вносятся в её базу данных, и если кто-то захочет воспользоваться результатами чужого труда, любые заимствования будут обнаружены. Система показывает, какой процент текста был скопирован и из какого источника: учебника, статьи в Интернете или чужих материалов прошлых лет. По итогам проверки выносится решение, можно ли считать работу плагиатом, и насколько серьезным - в зависимости от процента найденных совпадений.

  Политика нашего университета в этом отношении определяется  тремя документами: этическим кодексом, руководством для студентов и общим сводом правил.

  Помимо общего определения, в них дается следующая классификация степеней плагиата: незначительный — когда студент включает в работу отдельные некорректно оформленные цитаты. Средний — если с ним это происходит уже не в первый раз, без ссылок копируются целые куски из разных источников, или же имеет место «автоплагиат» - когда студент пытается повторно сдать работу, за которую уже была получена оценка. И самый высокий уровень — когда студент пытается выдать за свою работу, выполненную кем-то другим. 

— Часто ли плагиат все-таки обнаруживается в студенческих работах? Ведут ли британские университеты какую-либо статистику на этот счет? И какие  последствия влечет за собой подобное нарушение академической этики? 

— Такой статистики нет, поэтому масштабы плагиата оценить достаточно трудно. Что касается Бирмингемского университета, на моей памяти за последние 10 лет было всего два случая действительно серьезного плагиата — на защите магистерских диссертаций (возможно, это не все случаи, но я говорю о своем личном опыте). Обоих студентов исключили из университета без присвоения какой-либо квалификации, в этом плане дисциплинарные меры в Англии очень серьезные.

  В случае более мелких нарушений тьютор обычно просто выносит предупреждение. На мой взгляд, за последние 5 лет, когда мы начали использовать «Turnitin», в этом плане наметился прогресс: оформление цитат в студенческих работах значительно улучшилось.

—  Считается, что многим российским вузам невыгодно отчислять студентов-платников, даже если те попадаются на плагиате — руководство вуза не хочет терять их деньги за последующее обучение...

—  Для британской системы это не серьезная проблема — студент сразу платит за год обучения (в Великобритании на получение степени бакалавра нужно 3 года), и если его исключают за нарушение этических норм, деньги не возвращаются. При этом плата за обучение постоянно растет: в Бирмингемском университете, например, к 2012 году она составит уже 9000 фунтов стерлингов (около 10, 200 евро) в год. И с моей точки зрения, это оправданно: чем большей суммой студенту приходится жертвовать ради учебы, тем менее вероятно, что он осмелится нарушить принятые в университете правила.

— Однако когда студент становится аспирантом, такое все же встречается... Во всяком случае, об этом охотно пишут СМИ. В начале этого года было много публикаций о плагиате в диссертации PhD сына ливийского диктатора Муамара Каддафи.  Как это могло произойти, ведь он защищался в университете такого уровня, как Лондонская школа экономики?

— С диссертациями PhD дело обстоит сложнее, чем со студенческими эссе или магистерскими работами. Их нельзя проверить с помощью электронной системы вроде «Turnitin», тексты этих диссертаций не вносятся в общую базу данных, так что обнаружение плагиата зависит исключительно от опыта и квалификации экcпертов. Впрочем, в Бирмингемском университете за все годы моей работы лично мне со случаями плагиата среди кандидатов на получение степени PhD встречаться не приходилось.

— В России, в отличие от Великобритании, для проверки диссертаций есть государственный контролирующий орган - Высшая аттестационная комиссия…

— Мне эта система не нравится. На мой взгляд, ведущие университеты – такие, как Высшая школа экономики в Москве, например, должны иметь право сами давать ученые степени. Если они дорожат своей репутацией, они будут бороться с плагиатом сами. Важно, чтобы в диссертационные советы входили ученые из разных вузов, так обстоит дело в Великобритании, где на слушание защиты обычно привлекают внешних экспертов – из других университетов.

— Что касается российских докторов наук... На одной из научных конференций по экономике вы приводили такую статистику: «Из 450 депутатов Государственной думы РФ — 71 имеют звание профессора. Из 25 министров российского правительства — 5 докторов и 12 кандидатов наук» (по данным Центра исследований постиндустриального общества за 2011 год). У вас есть сомнения в подлинности их ученых степеней?

— В это действительно трудно поверить. Если иметь в виду британскую систему, такая большая доля  «ученых» среди высших чинов, как в России, экстраординарна. Абсолютно экстраординарна, я бы сказал. В Великобритании, если человек занимает такой высокий пост, как министр или член парламента, у него нет времени работать над диссертацией. Это просто немыслимо — в одно и то же время заниматься своими прямыми обязанностями и пытаться еще получить научную степень. Если у кого-то из членов британского правительства и есть академическое звание, то получил он его  еще до того, как вступить в должность.

  У нас проблема никогда не достигала таких масштабов, как в России (профессоров в Палате общин вообще нет, а тех, кто защитил PhD – всего 2 процента).Трудно поверить, что каждый министр самостоятельно защитил свою диссертацию. Звания кандидатов и докторов наук просто обесцениваются, это плохо для системы любой страны. Студенты в этом случае тоже не видят смысла работать самим над исследованиями — зачем, если диплом или диссертацию можно купить?

— Что делать российским вузам еще с одной проблемой — плагиатом среди преподавателей, которые пишут учебники? С использованием работ подчиненных их научными руководителями? Возможны ли подобные ситуации в британском университете, кто за этим должен следить?

— Это вопрос существующей академической практики, и ее стандарты могут устанавливаться десятки лет. За короткий период решить этот вопрос очень сложно, сначала нужно хотя бы создать электронную базу всех опубликованных научных работ и пособий. В Великобритании мы не сталкиваемся с такой проблемой в отношении серьезных учебников — возможно, поскольку большая часть их пишется профессорами или преподавателями с очень высоким научным авторитетом.

  То же самое в отношении использования работ подчиненных — это вопрос времени. «Правила игры» в том, что касается этики, нельзя установить за один год.

— В начале интервью вы упомянули о том, что, по крайней мере, с оформлением ссылок в студенческих работах наблюдается прогресс. А появляются ли сейчас какие-либо новые формы плагиата, которые требуют дополнительного контроля?

— Да, есть одна проблема, которая также достаточно распространена, - когда студенты просто платят за то, чтобы кто-то выполнил работу за них. Строго говоря, это нельзя назвать плагиатом — это скорее еще одна форма пренебрежения академической этикой. Бороться с этим трудно, поскольку отследить такой факт невозможно. Только в том случае, если исполнитель взял за основу свою же сданную когда-то работу, система её обнаружит.

  Так или иначе, лучший способ борьбы с плагиатом — не «лечение», а предотвращение проблемы. В университете Бирмингема студенту еще на первом курсе объясняют, как правильно оформлять цитаты, и знакомят его со всеми регулирующими документами, о которых я говорил. В случае если у него возникают какие-либо сомнения, он всегда может посоветоваться с тьютором. Все студенты осознают: плагиат считается в университете весьма серьезным проступком. Возможно, именно благодаря такой политике нам удалось сократить число случаев некорректного цитирования в последние годы.

Беседовала Мария Салтыкова