Эксоцман
на главную поиск contacts

Плагиат – это проблема преподавателей, оторванных от практики

Любовь Цой, доцент кафедры управления человеческими ресурсами НИУ ВШЭ
31.05.2011
Ситуация, когда чужие работы выдают за свои и продают на рынке образовательных услуг, выходит за рамки академической этики. И эту проблему необходимо решать в правовом поле.

— Любовь Николаевна, на сайте телеканала Современной гуманитарной академии (СГА) транслировали лекции по вашей книге «Организационный конфликтменеджмент» – без вашего ведома. Вы не стали мириться с ситуацией и планируете подать на плагиаторов в суд. Как вы узнали о плагиате и что предприняли?

— О том, что в Интернете можно найти лекции, где слово в слово пересказывается моя книга «Организационный конфликтменеджмент», я узнала от моих магистрантов. Это было несколько месяцев назад – в марте. Я нашла сайт академии и убедилась: на телеканале академии шло не просто тиражирование, а продажа лекций по моей книге. Часть лекций была выложена в открытом доступе, остальное можно было прослушать за отдельную плату (высылался код для скачивания всех материалов).

 Я выяснила, что видеокурс читает преподаватель Елена Викторовна Аверина, нашла ее и попросила объяснений. По ее словам, лекции по конфликтологии для библиотеки СГА ее просили записать еще 2008 году, пояснив, что они нужны для студентов академии и будут находиться во внутреннем пользовании. Она выбрала мою книгу, потому что книга показалась ей практичной и доступной, и записала курс. Естественно, когда руководство – заведующий кафедрой или декан – обращается с просьбой подготовить видеокурс, преподаватель вряд ли может ответить отказом.

После нашего разговора Е.В. Аверина (она уже давно не работает в СГА) написала письмо руководству телеканала и ректору вуза с просьбой убрать с сайта лекции – и с пояснением: она не ожидала, что их будут транслировать и продавать. На что ей ответили, направив копию письма мне, что она подписывала договор о создании авторского продукта и получила за эту работу деньги. При этом лекции с сайта все же убрали.

— Мы привыкли говорить о плагиате в научных статьях и публикациях, но, получается, с развитием Интернета и видеоресурсов появляются новые формы – например, плагиат в дистанционном образовании…

— Да, но ведь правила научного цитирования должны соблюдаться в любом случае. При чтении лекций студентам я всегда называю авторов учебников, материалы которых использую, чтобы студенты понимали, что откуда взято, и чтобы у них формировалось научное мышление. В лекциях, размещенных на сайте СГА, нет упоминания авторов.

— Почему вы все-таки хотите решать вопрос в судебном порядке – ведь лекции удалили с сайта?

— Официального ответа от телеканала и преподавателя с объяснением ситуации я так и не получила. Поэтому я решила подать заявление в прокуратуру. Действия СГА или его бывшего преподавателя подпадают под статью 146 Уголовного кодекса о нарушении авторских и смежных прав.

Мне как автору в этой ситуации был нанесен моральный ущерб. Я видела лекции – это бездумное чтение «говорящей» головы: таким образом создается отрицательное отношение к моему курсу. И я понимаю: если не сами авторы, то кто будет защищать наши права?

Ситуация, когда чужие работы выдают за свои и продают на рынке образовательных услуг, выходит за рамки академической этики. И эту проблему, мне кажется, необходимо решать в правовом поле.

Кроме того, мне как исследователю важно довести дело до конца, чтобы предложить механизм борьбы с плагиатом. Управление – это технологический процесс, и, чтобы управлять, в том числе, ситуацией с плагиатом, нужна технология. Если я опишу свою историю и выложу ее в качестве кейса, им смогут воспользоваться другие.

— На одном из форумов в Интернете, где выложена ваша история, вы пишите, что необходим публичный механизм борьбы с плагиатом – надо создавать «черные» списки ресурсов-плагиаторов.

— Есть же в Интернете «черные» списки работодателей или недобросовестных строителей! Почему бы не создать страницу со списком уличенных в плагиате вузов и преподавателей? При этом нельзя, конечно, никого обвинять голословно: надо публиковать ссылки на эти работы, указывать в тексте «позаимствованные» абзацы. Вряд ли кто-то захочет входить в такой «черный» список, и, понятно, недобросовестные авторы будут удалять со своих ресурсов соответствующие страницы, как это сделала Современная гуманитарная академия. А значит это действенный способ борьбы с плагиатом.

— Вы говорили также, что по вашему курсу среди студентов нет плагиата…

— Дело в том, что плагиат – это конфликтогенный фактор, то есть фактор, способный привести к конфликту. И естественно, я как преподаватель-конфликтолог использую на своих занятиях реальную ситуацию в виде наглядного материала для осмысления и ограничения влияния этого фактора. Магистранты пишут работу не по теории конфликтов, а о том, как они применяют теоретические  знания в своей практике. Для этого они должны самостоятельно найти материал для исследования – неважно, речь идет о конфликте рабочем или из личной жизни. А в этом случае материал просто нельзя списать – он же из собственной практики. Плагиат, по-моему, – это проблема преподавателей, оторванных от практики.

— Некоторые преподаватели считают, что действенная мера борьбы – это еще и строгое наказание, когда, к примеру, студенты знают, что за плагиат их могут отчислить.

— Я против отчисления, особенно если речь идет о студентах старших курсов и дипломной работе. Это, по меньшей мере, странно: студента доучили до четвертого или пятого курса и отчисляют за то, что не смогли привить ему культуру работы с текстом – правила корректного научного цитирования, навыки работы с материалами из книг или из Интернета. Получается, четыре года студенту позволяли скачивать из Интернета курсовые и рефераты, не корректировали его, не прививали ему научные нормы работы с текстами, а на этапе защиты диплома – вдруг за это карают? Тогда уж на втором курсе надо было ставить вопрос об отчислении.

Плагиат – это  недоработка преподавателей. Именно они должны с первого курса заботиться об усвоении студентами норм культурной работы с цитируемыми источниками и вообще с текстами. Преподаватели и вуз должны разделять со студентами ответственность за плагиат. Если есть отчисления студентов, тогда уж нужно увольнять и преподавателей – за их неспособность внушить студентам академические правила работы с научной и учебной литературой.

Студентов можно приучить к научным нормам и правилам – они быстро адаптируются. Я, к примеру, еще на первом занятии объясняю студентам и магистрантам, что на мой курс нельзя опаздывать. Некоторые поначалу возмущаются: «Как это? У других преподавателей можно, а у вас нельзя?» Нельзя, поясняю, потому что мой курс практический, по конфликтам, а опоздания – это конфликтогенный фактор: если вы будете и в дальнейшем опаздывать, вы будете создавать конфликты и вряд ли будете в своей деятельности успешными. И то, на что другие преподаватели не обращают внимания, – на практических занятиях по конфликтологии недопустимо. И студенты начинают приходить на занятия вовремя. Это всего лишь работа с нормами, а нормы – это способ организации любой деятельности.

— …и преподавателей недопустимо увольнять за плагиат?

— Уволите одного – появится другой. Что дальше? Увольнение, как правило, мало что дает, поскольку часто происходит тихо и кулуарно.

Вуз, конечно, должен заботиться о своем имидже в академической сфере и в обществе, не допускать случаев плагиата, но это не вопрос увольнения одного или двух преподавателей, это вопрос академической культуры, которая в вузе или сформирована, или отсутствует. 

В то же время, я полагаю, в уставе вуза, в трудовых соглашениях с преподавателями должны быть прописаны «правила игры» – соблюдение норм научной работы с текстами, норм академической этики, а также, как крайний случай, оговорена возможность увольнения за нарушение последней.

Беседовала Елена Кузнецова