Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия — специалист по макроэкономике

Николай Ушаков, ведущий специалист Института исследования быстроразвивающихся рынков Московской школы управления «Сколково»
3.06.2011
Макроэкономическое исследование — это не консалтинг, когда тебе надо просто оценить влияние того или иного фактора на бизнес-процессы в конкретной компании. Нам приходится анализировать работу десятков и сотен предприятий… 

— Николай, все знают, что в «Сколково» учатся самые инновационные в России менеджеры. А экономисты в бизнес-школе чем занимаются?

— Как и в любом другом месте – исследованиями, в нашем случае – рынков быстроразвивающихся стран. Для этого в Институте две команды: макроэкономистов и специалистов по стратегическому менеджменту. В прошлом году, когда я только начал работать в «Сколково» и вошел в первую команду, я принимал участие в двух проектах: по оценке влияния цен на нефть на экономики быстроразвивающихся стран и в исследовании самого термина «быстроразвивающиеся рынки». Сейчас те проекты завершены, и мы пытаемся анализировать компании этих стран на микроуровне.

Институт возник не так давно, в 2008 году, и планируется, что до 2015 года штат сотрудников еще будет формироваться – не только из российских, но и из зарубежных специалистов. Пока большинство исследователей сосредоточено в Китае (одной из наиболее крупных быстроразвивающихся стран). В московском офисе — всего несколько человек включая меня.

Сейчас наши публикации на сайте «Сколково» представлены в двух форматах: ежемесячных обзорах для менеджеров и ежеквартальных — более подробных, для политиков и ЦБ РФ. В ближайшее время выйдет, например, статья о глобальной тенденции финансового протекционизма — попытке введения контроля капитала на развивающихся рынках.

Чем завершился первый проект из упомянутых вами? Что все-таки понимается под «быстроразвивающимися рынками»?

— Дать простое определение здесь очень трудно, как мы выяснили в ходе исследования. Все, что можно сделать, — это описать экономики развивающихся стран и показать, насколько они отличаются. Мы ввели индекс, где рынки этих стран делятся на несколько групп в соответствии со стадиями развития: «спящие» – такие, как рынок Венесуэлы, Северной Кореи, многих африканских стран, где вообще не работают экономические институты. Далее в числе стадий мы выделили «раннее развитие», «средний уровень» и «высокий».

Тот же Китай, например, занял верхнюю строчку рейтинга в категории стран, находящихся на среднем, «промежуточном» этапе развития рынка. Несмотря на огромное влияние Китая на мировую экономику, его предпоследнее место по степени политической свободы (непосредственно перед Ливией в категории стран «среднего уровня») пока не позволяет ему перейти на более высокий уровень.

Россия также относится к «среднему уровню», но индекс вообще строился в разных направлениях — какие-то характеристики лучше в одной стране, какие-то — в другой...

Что должен знать макроэкономист, чтобы во всем этом разбираться?

— Главное, что он должен понимать, — это то, какие факторы оказывают влияние на экономический рост в странах. Эти факторы можно сгруппировать по четырем направлениям.

Во-первых, макроэкономическая стабильность — все, что касается дефицита бюджета, государственного долга, инфляции.

Во-вторых, инфраструктура — не только физическая, но и «хайтековская» – мобильные телефоны, доступ к Интернету, компьютеры и т.д.

В-третьих, человеческий капитал (сюда относится здоровье и образование).

В-четвертых – последняя важная характеристика, — размеры рынка, причем имеют значение не только его масштабы, но и интенсивность развития. Если доход на душу населения растет, соответственно, повышаются и доходы предпринимателей — за счет увеличения уровня потребления, а не только эффекта масштаба бизнеса компании.

Приходится ли макроэкономисту в ходе исследования строить математические модели? Так ли нужна ему эконометрика — ведь в некоторых вузах эту дисциплину студентам-экономистам не преподают?

В публикациях результатов наших исследований мы не пытаемся делать акцент на технических аспектах, математических расчетах  — это не так интересно менеджерам (основной аудитории, для кого мы проводим исследования). Но, естественно, без эконометрики специалисту здесь не обойтись.

Макроэкономическое исследование — это не консалтинг, когда тебе надо просто оценить влияние того или иного фактора на бизнес-процессы в конкретной компании. Нам приходится изучать работу десятков и сотен предприятий, и не в определенный момент, а в течение длительного периода. Соответственно, чтобы делать обобщенные выводы на таких огромных выборках, знание эконометрики, статистики, математики обязательно.

Вообще, эконометрика — это инструмент, который используется всеми. У тебя есть некие данные, и каждый твой коллега может «загнать» их в свою программу и проверить, насколько соответствуют его результаты твоим. Это позволяет работать с информацией более объективно.

Но самое главное для исследователя, на мой взгляд, это интуиция и понимание того, что стоит за полученными цифрами.

Как же развивать свою интуицию будущему макроэкономисту?

Заниматься научными исследованиями. Я в свое время, например, проводил их в лаборатории макроэкономического анализа в НИУ ВШЭ. Работа, которую я там начал, послужила основой для моей магистерской диссертации в Высшей школе экономики.

Мне была интересна тема, исследование которой можно было бы продолжить, начни я карьеру в Центральном банке — моделирование реального валютного курса. Основная дилемма здесь состоит в следующем: может ли правительство пытаться влиять на валютный курс, или он должен определяться только рыночными силами? Я в выводах склонился к последнему. Для этого, кстати, пришлось провести довольно серьезный эконометрический анализ, даже поехать на летнюю школу в Данию, где работают одни из лучших специалистов в области анализа данных с трендами (если эти данные обработать неправильно, сделать статистические выводы будет невозможно).

Впоследствии эта работа помогла мне найти место в Экономической экспертной группе при правительстве РФ под руководством Евсея Гурвича. По окончании магистратуры я послал ему свою диссертацию, и она его заинтересовала. Этого оказалось достаточно, чтобы влиться в их коллектив в качестве макроэкономиста, который строит модели для прогноза роста ВВП, инфляции и инвестиций…

Какие еще варианты карьеры возможны для специалиста по макроэкономике?

— Если человек хочет связать свою жизнь именно с исследовательской деятельностью, для него важно получить за рубежом PhD. Это дает возможность установить связи с научным сообществом. Российские университеты сейчас пытаются проводить конференции, организовывать площадки для общения ученых, но на Западе все это происходит более интенсивно. Для меня самого получение PhD – вопрос отдаленной перспективы.

С другой стороны, макроэкономист может пойти в тот же Центральный банк, в Институт экономической политики имени Е.Т. Гайдара (бывший Институт экономики переходного периода), в Министерство экономического развития РФ, плюс есть много частных компаний, где нужны макроаналитики...

Так или иначе, ты должен понимать, как экономика устроена и как она меняется: характерная черта развивающихся рынков – на них постоянно происходят какие-то изменения. Кстати, поэтому даже обучения на Западе экономисту недостаточно — не факт, что ты сможешь применить свои знания в России или в Китае, Индии... Это один из факторов, почему «Сколково» сейчас интересно для иностранных бизнесменов — здесь они обучаются работе именно на рынках быстроразвивающихся стран.

Ваш коллега рассказывал нам, что его работа «похожа на детективное расследование». А вы почему в свое время решили стать макроэкономистом?

В любой работе есть две вещи, которые тебя держат: это люди и темы. Ко мне решение стать экономистом пришло во время учебы в Вышке, на это повлиял коллектив кафедры макроэкономического анализа – люди, которые всегда могли подсказать и помочь с выбором тем для исследований.

Думаю, я выбрал макроэкономику, потому что все-таки эта наука связана с глобальными проблемами — они касаются всех. Когда ты смотришь на общие тренды, ты абстрагируешься от микроуровня, и потом, здесь можно выдвигать некие проверяемые гипотезы. В этом плане я согласен: это похоже на работу детектива – ты должен задействовать законы больших чисел, приходится делать большое число наблюдений…

Беседовала Мария Салтыкова