Эксоцман
на главную поиск contacts

Утверждения о недопустимости плагиата надо фиксировать

Антон Золотов, исполнительный директор Ассоциации независимых центров экономического анализа (АНЦЭА)
4.07.2011
Недопустимо, когда какое-то ведомство заказывает научно-исследовательскую работу, а позже выясняется, что как минимум 50 процентов текста этой работы – копирование уже существующих законодательных актов.

— Антон, около года назад в вашей Ассоциации был принят этический кодекс «Принципы проведения аналитических работ и представления их результатов». Что стало поводом для разработки этого документа?

— Идея разработки общих правил проведения аналитических работ и их продвижения в профессиональном сообществе возникла довольно давно. В начале же 2010 года, когда тема добросовестности и качества выполнения научных исследований проявилась в научном сообществе особенно остро, когда некоторые наши члены столкнулись с плагиатом в отношении собственных работ, началась подготовка текста, тем более, что одной из задач Ассоциации является выработка стандартов и правил проведения профессиональных исследований.

— Как проходила работа? Были ли споры и расхождения при разработке принципов?

— Разумеется, были и споры, и расхождения. Было продолжительное обсуждение. В Ассоциацию входят более 50 центров с разным опытом работы и разными представлениями о том, как должны выглядеть Принципы. Одни члены Ассоциации видят наиболее актуальную проблему в заимствованиях в учебных работах, другие – в академических исследованиях, третьи – в области взаимодействия между заказчиком и исполнителем в рамках проведения научно-исследовательских работ по заказу госорганов. Много споров было вокруг акцентов, интонаций, характера документа. Было понятно, что он должен быть достаточно конкретным, но в то же время применимым к разным ситуациям. В конце концов было достигнуто согласованное решение.

Кстати, если вы обратите внимание, слово «плагиат» в Принципах не употребляется. Мы стараемся аккуратно использовать этот термин, поскольку четкое его определение отсутствует.

— Принципы получились достаточно лаконичными, а их содержание – очевидным. Понятно, что воровать чужие идеи – плохо, и если заимствуешь что-то из чужих работ, надо ссылаться.

— На наш взгляд, лаконичность – во многом достоинство Принципов. Важно, чтобы очевидные утверждения были зафиксированы в виде правил для всех и каждого. Закон должен быть «писан». В противном случае, как показывает опыт, происходит размывание профессиональных стандартов. Мы стремимся к тому, чтобы корректность в соблюдении норм стала незыблемой практикой для как можно большего числа исследователей. И один из шагов – это фиксация норм научного поведения и отслеживание того, как эти нормы реализуются.

Мы начали работу с себя, но видим, что круг заинтересованных людей расширяется. И мы надеемся, что рано или поздно, судя по реакциям, которые мы получаем, к нашим Принципам присоединится значительная часть исследовательского сообщества, по крайней мере, в области гуманитарных и социальных наук.

— Какие-то организации, не входящие в Ассоциацию, уже изъявили желание присоединиться? Вы ведь позиционируете Принципы как открытые для обсуждения.

— Принципы обсуждались на ученом совете экономического факультета МГУ, в Новой экономической ассоциации, к ним присоединилась Ассоциация исследователей экономики общественного сектора, сейчас их обсуждение проходит в Высшей школе экономики.

Мы действительно открыты для совместного обсуждения. Когда, к примеру, Принципы обсуждались на экономическом факультете МГУ, в целом они были поддержаны, но некоторые члены ученого совета высказывали мнение, что Принципы отражают позицию исследовательских центров – что закономерно – и в меньшей мере учитывают реалии учебного процесса. Поэтому на факультете была сформирована рабочая группа, которая будет разрабатывать дополнения к документу, чтобы он более точно отвечал потребностям и задачам учебного процесса на экономфаке. Мы это только приветствуем, тем более что многие центры сегодня тяготеют к университетам, их вовлеченность в учебный процесс за последние годы стала гораздо больше. Главное – сохранить дух Принципов.

— Вы упомянули, что одним из поводов для создания Принципов было несколько случаев заимствований, плагиата, с которыми столкнулись члены вашей Ассоциации. О чем именно идет речь?

— К примеру, был случай, когда выяснялось, что в одной исследовательской работе вдруг оказался фрагмент текста автора, не входившего в исследовательский коллектив, – и он не был упомянут. В данном случае работал наш Комитет по профессиональной этике, который обратился к авторам работы, и выяснилось, что один из соисполнителей просто пропустил ссылку – ситуация разрешилась, были сделаны необходимые правки, принесены извинения. Такие случаи мы даже не планируем предавать огласке.

Другой пример – один исследователь с удивлением обнаружил свою статью, изданную под именем другого человека, в одном из достаточно крупных российских журналов, журнал к тому же входит в список ВАК. Факт включения журнала в этот список означает, кстати говоря, обязательное рецензирование публикуемых в нем работ. Получается, что либо рецензирования не проводилось, либо рецензент упустил тот момент, что статья уже выходила – годом ранее. Комитет по профессиональной этике выяснил, что человек, под именем которого вышла статья, – доктор экономических наук, профессор, – ведет очень активную «издательскую» деятельность. Однако пока обращение к нему и в журналы ни к чему не привели.

Один из наших основных принципов состоит в том, что сначала мы стремимся к непубличному разрешению ситуации. Если результата, как в последнем случае, достичь «мирным путем» не удается, мы будем идти по пути максимальной огласки, вплоть до обращения в ВАК, к ректору университета, где работает – в данном случае этот – профессор. На нашем сайте скоро появится раздел Комитета по профессиональной этике, где будут публиковаться описания случаев, по которым нам не удалось достичь положительного решения.

— Это всего две истории. Получается, их не так много?

— Я говорю о практике нашего Комитета по профессиональной этике, а он работает по факту обращения, причем, прежде всего, – членов Ассоциации. Возможно, на общем фоне того, что происходит в российской науке, таких обращений немного. Но мы предполагаем, поскольку к Принципам присоединяются и другие организации, подобных случаев будет выявляться больше.

— К вопросу о масштабах проблемы – по данным Росфинмониторинга, в некоторых отчетах научно-исследовательских работ по заказам федеральных ведомств свыше 50 процентов текста – это копирование действующих документов. В чем, на ваш взгляд, причины такой ситуации?

— Думаю, причины – в отсутствии четко сформулированных правил, контроля за их исполнением и санкций. Все довольно просто, могу привести обратный, «учебный» пример. Я знаю кафедры и научные подразделения в Высшей школе экономики, которые в своей учебной деятельности довольно давно и максимально четко сформулировали правила добросовестного выполнения научных работ и отслеживали их выполнение. Эти правила, насколько я знаю, появились гораздо раньше «Положения о плагиате»  и внедрения системы «Антиплагиат». Уверяю вас, когда правила понятны, а их соблюдение отслеживается, они начинают выполняться.

И, конечно же, недопустима ситуация, когда какое-то ведомство, заказывая научно-исследовательскую работу, в которой должны быть даны ответы на конкретные вопросы и которая должна содержать новизну, получает отчет, где минимум 50 процентов текста – копия существующих законодательных актов. Это ненормально, и в этом смысле вряд ли есть различие между кандидатской диссертацией и отчетом НИР. Если работа наполовину не самостоятельна, ее научная ценность стремится к нулю.

— В Принципах не прописаны санкции за нарушение. Почему? Ведь когда человек знает, что ему грозит за нарушение правил, он более ответственно относится к их соблюдению…

— Принципы – это не уголовный кодекс. Мы предпочитаем отталкиваться от позитивного представления о том, каким образом должны осуществляться аналитические исследования – теоретические или прикладные. Каждая организация, которая сочтет возможным присоединиться к Принципам, может вырабатывать уже собственные инструменты контроля, мониторинга и реакции на те или иные случаи нарушения правил. Я знаю, например, что в некоторых вузах это выносится на заседание ученого совета, в нашей Ассоциации это обсуждает Комитет по профессиональной этике и Правление. Для нас было важно зафиксировать сами Принципы – для снятия в будущем двусмысленности толкования тех или иных ситуаций.

— Можно ли в таком случае сравнить ваши Принципы с клятвой Гиппократа? В клятве, как и у вас, речь идет об основных морально-этических принципах поведения.

— Полагаю, у нас все же не клятва – скорее декларация, заявление о намерениях. Мы считаем необходимым поддерживать определенный стандарт проведения экономических исследований и считаем ряд ситуаций, противоречащих такому стандарту, неприемлемым. Мы выработали свод правил, с помощью которых отличаем «правильную» ситуацию от «неправильной», и работаем над механизмами реализации правил на практике. Мы заявляем о том, что АНЦЭА будет всеми доступными способами продвигать высокие стандарты исследовательской деятельности, последовательно стремиться к недопущению случаев плагиата, недобросовестного поведения в сфере академических исследований.

Беседовала Елена Кузнецова