Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия – менеджер в образовании

Виктор Болотов, вице-президент Российской академии образования
15.07.2011
83-й федеральный закон предусматривает переход образовательных учреждений в статус казенных, бюджетных или автономных. Процесс должен быть завершен до середины 2012 года. К этому времени каждый директор школы должен стать менеджером в полном смысле этого слова. Ему предстоит, прежде всего, планировать работу своего учреждения как самостоятельной финансовой структуры.

— Виктор Александрович, как можно определить суть профессии «директор школы»? Это старший учитель – первый среди равных в своем коллективе – или специально обученный менеджер, который необязательно должен быть «выходцем» из педагогической среды?

— Дискуссия о том, кто же такой директор школы – старший учитель он или менеджер, – не так давно шла во всем мире, а в России продолжается и сегодня. Были времена, когда побеждала первая позиция, но сейчас мы все больше склоняемся ко второй.

После принятия 83-го федерального закона о переходе образовательных учреждений в статус казенных, бюджетных или автономных в период до 2012 года директор школы должен стать менеджером в полном смысле этого слова. Ему предстоит, прежде всего, планировать работу своего учреждения, субъекта хозяйственной деятельности как самостоятельной финансовой структуры, определять шаги развития.

В этой ситуации такими же профессиональными менеджерами должны стать и все работники органов управления образованием – например, сотрудники муниципальных отделов образования, по-старому – РОНО.

— Если анализировать работу директора школы, в чем ее принципиальные отличия от работы, к примеру, директора производственного предприятия или магазина? Какими научными знаниями он должен обладать, чтобы руководить учителями?

— С учителями, мне кажется, действующий директор школы умеет справляться без всякой науки. Другой вопрос, что за исключением ЕГЭ и выпускных экзаменов за основную школу – у директора нет иных источников объективной информации о работе учителя. Если судить по отчетам – все хорошо, а что на деле? Часто говорят, что есть еще результаты олимпиад, но если в школе учатся дети из трудных семей, им зачастую вообще не до олимпиад.

Поэтому одна из задач директора – создать в школе систему оценки эффективности деятельности учителя. Если директор опытный, он все и так понимает, но не артикулирует, не систематизирует. Главное, что директору нужно учитывать, – это «добавленную стоимость»: что именно конкретный учитель дал классу или конкретному ученику. Вот дети были такие, потом они поучились у него, и налицо такие-то изменения. Технологические подходы к такой оценке известны.

— У школы есть определенный бюджет, которым директор должен грамотно распорядиться. Как это сделать, чтобы учесть все аспекты образовательного процесса в ситуации, когда денег, как всегда, не хватает?

— Новые стандарты предполагают и обучение, и воспитание детей, и формирование у них мыслительных навыков, и многое другое. Но директор, планируя расходы, исходит, прежде всего, из количества уроков, которые каждый учитель проводит с классом, для этого даже есть соответствующие таблицы. Если школа должна детей не просто учить, но и воспитывать, где на это взять деньги, если финансируются только уроки?

Это тяжелый вопрос именно для менеджера, и ответы на него сейчас пытаются найти. Предполагается, что будет происходить переход от финансирования уроков к финансированию заказов, а в заказе нет записи, что за получаемые деньги нужно провести 100 уроков математики и 100 уроков русского языка. Деньги даются на работу школы в целом, а уж директору надо понять, как их тратить. Чисто менеджерская задача: ты выиграл госзаказ и планируешь свою работу. Такие задачи сегодняшнему директору школы никогда решать не приходилось.

— Есть ведь еще и так называемые внебюджетные деньги. Вряд ли найдется такой директор школы, кого родители за глаза не обвиняют в поборах. В некоторых случаях доходит до того, что подобные обвинения выдвигает и прокуратура…

— Без внебюджетных денег не живет ни одного образовательное учреждение ни в одной стране, за исключением очень тяжелых дотационных ситуаций. Всегда есть то или иное количество родительских денег, и директор должен принимать решения, как их грамотно собирать, как их грамотно использовать – и в том плане, чтобы тебя не привлекли к ответственности за поборы, и чтобы они были наиболее эффективны для достижения целей, стоящих перед школой. Это тоже вопрос, который сегодня возникает у наших директоров и ответ на который большинство из них тоже не может дать опять же в силу отсутствия менеджерской подготовки.

Кстати, у многих директоров уже возникает более широкая менеджерская проблема – взаимодействие с общественностью, основу которой составляют родители.

— Понятно, что учителей готовят в педагогических вузах. А на менеджера образования – директора школы, сотрудника управления – где можно выучиться?

— Традиционно в российских педвузах менеджеров образования не готовят. Есть всего несколько примеров, когда такая подготовка осуществлялась в рамках второго высшего образования, в том числе с использованием дистанционных форм, но качество подготовки нередко вызывало нарекания.

Недавно подготовку менеджеров в сфере образования в рамках совместной магистерской программы «Управление образованием» взяли на себя Институт развития образования Высшей школы экономики и Московская высшая школа социальных и экономических наук. Я полагаю, благодаря этой программе проблема управленческих кадров для школ Москвы и Московской области в ближайшие несколько лет будет решена. Секрет успеха здесь в том, что к преподаванию привлекаются представители разных отраслей знания – в Высшей школе экономики это профессора факультетов менеджмента, экономики, государственного и муниципального управления.

— В какой мере при подготовке менеджеров в образовании стоило бы привлекать к преподаванию директоров школ, чей опыт является общепризнанным?

— Безусловно, без этого не обойтись – без разбора реальных сюжетов, кейсов директора школы обучить невозможно. Образовательные менеджеры с опытом работы привлекаются для преподавания на всех магистерских программах Института развития образования НИУ ВШЭ, и магистерские диссертации должны быть посвящены не только и не столько абстрактным исследованиям, сколько полевой работе, полевым практикам.

При подготовке директоров важен опыт наших самых успешных школ – всем известен, например, Центр образования № 548 «Царицыно» Ефима Рачевского. Практику этой школы нужно анализировать, и Рачевский будет только благодарен, если это сделают слушатели магистерской программы, потому что он все время обсуждает следующий шаг развития, не останавливается на достигнутом, думает, как сделать школу лучше. В Москве есть еще как минимум три десятка школ с позитивным опытом, где магистранты могли бы проходить практику, на материале которых можно писать магистерские диссертации.

На примере Центра Рачевского, на мой взгляд, особенно интересно проанализировать, как построен диалог родителей и школьного менеджмента. Это, в самом деле, диалог, в ходе которого вырабатывается консенсус, иногда – компромисс. Там очень много внимания уделяется формированию индивидуальных образовательных программ, и для директора это непростая задача и финансово, и организационно. Там есть такое неформализованное понятие, как дух школы: директор, учителя, школьники, многие родители живут в одном пространстве, работают в единой команде. Это, конечно, уже не менеджмент – это искусство, но его тоже нужно изучать.

— Сфера образования – не самая высокооплачиваемая, и у менеджера так или иначе возникает проблема удержания квалифицированного персонала. Есть ведь риск, что выпускники магистерских программ в сфере образования – будь то директора, или учителя-предметники, или специалисты по измерениям в образовании, – повысив квалификацию, дорого «продадут» ее где-нибудь за пределами школы? Есть ли на этот счет универсальные рецепты?

— Как удержать молодых людей в системе общего образования при нынешних зарплатах – это непростой сюжет для менеджера. Да, человек может пойти в бизнес и зарабатывать те же суммы, но только в долларах или в евро. Эту проблему пытается решать и федеральное правительство, и московское. Зарплата должна быть достойной, и пока эта проблема не решена, отток талантливых людей будет. Известно, что по окончании факультетов иностранных языков или факультетов, связанных с информатикой и компьютерными науками, в школы из педагогических вузов мало кто идет. Системного варианта решения проблемы пока не найдено. И в случае с программами Института развития образования НИУ ВШЭ есть риск, что они будут не столько работать на школу, сколько просто готовить грамотных менеджеров социальной сферы. Там их тоже не хватает.

— А для высшей школы проблема подготовки менеджеров стоит так же остро, как и для средней?

— Честно скажу: я считаю, что у большинства наших университетов потребностей в менеджменте нет.

— Почему? Ведь о необходимости расширения самостоятельности вузов говорится не первый год…

— В статус автономного учреждения пока что перешли единицы. А если вуз остается традиционным бюджетным учреждением, то смета «приходит сверху», и заработанные деньги распределяются не как у нормального хозяйствующего субъекта, а по принципу латания дыр: математики денег не зарабатывают – давайте у юристов возьмем и купим учебники для математиков… Это тришкин кафтан, никакого планирования.

Проблема и в другом. В России для вузов проводится много конкурсов, по результатам которых они получают серьезное дополнительное финансирование. Мне пришлось читать больше половины заявок на участие в таких конкурсах – это кальки с английских аналогов, причем никто не понимает, что они означают, например, на уровне факультета. На вопросы о том, кто ваши конкуренты в сфере образования, по научным грантам, ответов нет.

В прошлом году Институт развития образования НИУ ВШЭ открыл программу «Управление в высшем образовании», и это программа для амбициозных университетов, которые думают о том, что будет послезавтра – даже не завтра. А действующий проректор традиционного университета учиться на менеджера не захочет. Зачем? У него и так все хорошо. Подготовка менеджеров высшей школы – это для молодых ребят, которые рассчитывают на то, что полученные знания позволят сделать очередной шаг в развитии вуза. Но я предвижу сложности в том, как они будут приживаться в своих вузах, – боюсь, большинству действующих руководителей они покажутся слишком умными.

Беседовала Екатерина Рылько

 

Подробнее о магистерских программах Института развития образования НИУ ВШЭв интервью Виктора Болотова на портале РИА Новости.