Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия — финансовый инженер

Яков Миркин, председатель Совета директоров ОАО ИК «Еврофинансы», профессор Финансового университета при правительстве РФ
1.08.2011
Финансовый инженер – это не стандартный, не массовый специалист. Поэтому нельзя рассчитывать, что знаний, полученных в рамках любой образовательной программы, может хватить для успешного начала карьеры. Если хочется заниматься финансовым инжинирингом, необходимо быть готовым к постоянному самообразованию.

—  Яков Моисеевич, что такое финансовый инжиниринг?

— Есть несколько возможных вариантов определения этой области знаний.

В более привычном понимании финансовый инжиниринг – это искусство создавать сложные финансовые продукты со встроенными деривативами. Все, что относится к срочным инструментам, к структурированным финансовым продуктам, к пулам с заданными характеристиками по ликвидности, рискам и доходности – то есть все, что относится ко всем объединениям базовых и срочных инструментов, – все это обычно помещается в предметную область финансового инжиниринга.

Но существует и более широкое понимание, когда мы рассматриваем финансовый инжиниринг как искусство конструирования любых финансовых продуктов, услуг, финансовых технологий. В таком случае искусство финансового инженера аналогично работе конструктора в реальном секторе экономики. Мне ближе именно такой взгляд.

Для меня финансовый инженер – это не только тот, кто создает структурированный финансовый продукт (например, новый способ кредитования) или занимается запуском облигационного займа. На мой взгляд, финансовым инженером является, к примеру, специалист корпоративного финансирования, который разрабатывает финансовую технологию в соответствии с потребностями эмитента — то есть организацией, выпускающей в обращение ценные бумаги.

— Что может служить примером новой финансовой технологии?

— Например, существует продуктовая линия по разработке программ опционов для менеджеров и сотрудников крупных компаний – когда менеджеры компании получают право купить определенное количество ее акций в заранее оговоренный срок по определенной (обычно льготной) цене. В России в силу особенностей существующего законодательства создание опционных программ без крупных убытков для эмитента невозможно.

Поэтому в таком случае требуется искусство финансового инженера. Он сможет создать новый финансовый механизм, где все юридические и налоговые вопросы будут урегулированы. Кроме того, любая программа опционов для менеджеров — это множество конфликтующих интересов, соответственно, финансовый инженер должен найти решение, которое будет удовлетворять им всем. Такой механизм и будет новой финансовой технологией.

Таким образом, специалист в области финансового инжиниринга – это прежде всего финансовый конструктор, занимающийся разработкой финансовых продуктов, услуг, финансовых технологий. Он может заниматься также развитием различных финансовых институтов.

— То, что вы описываете, — это «высокое искусство», доступное только очень опытным специалистам по финансовым рынкам, а не «конвейерное производство», куда может «встроиться» и начинающий...

— Это не совсем так. Как на производстве есть инженеры, которые занимаются простыми стандартными вещами, а есть те, кто демонстрирует чудеса изобретательства, создавая сложные произведения технического искусства, так и в финансовой инженерии есть стандартные блоки, более простые продукты, а есть необычные сложные задачи, требующие высокого мастерства.

Если создание программы опционов для менеджеров в наших условиях – задача, не поддающаяся решению с помощью набора типовых действий, то любой выпуск акций или облигационных эмиссий – это тоже пример финансовой инженерии, но куда более простой. Хотя совсем простых задач в нашем деле не бывает. Когда мы выпускаем облигации, они должны отвечать заданным параметрам в отношении риска, ликвидности и доходности. Соответствовать требованиям спроса и предложения. Для этого нужен довольно сложный анализ рыночной ситуации.

— Допустим, молодой человек хочет стать финансовым инженером. Какими знаниями он должен обладать, чтобы начать карьеру?

— Поскольку финансовый инжиниринг не предполагает большого количества готовых схем для работы, не стоит рассчитывать на то, что, закончив вуз, человек будет готов к работе. Да на это нигде не стоит рассчитывать, ни в одной области, требующей высшего образования, но в нашем деле, возможно, еще меньше прочих. Будущий финансовый инженер должен в полной мере обладать теми квалификациями, каких обычно требуют так называемые «высокие финансы».

Это, безусловно, количественные методы анализа в полном объеме, свободный английский, свободное владение компьютерными базами данных, графическими презентациями, способность быстро создавать или использовать программное обеспечение.

Необходимо очень хорошо знать все, что касается финансовых рынков, причем не только российских, но и зарубежных — рынков как развитых, так и развивающихся стран. Нужно понимать: российский рынок еще не очень хорошо развит, а значит, большая часть наших проблем уже была пройдена финансовыми рынками других стран. Не нужно изобретать велосипед и придумывать что-то якобы новое там, где все давно придумано.

Наконец, нужно обладать хотя бы интуитивным пониманием макроэкономических процессов, как глобальных, так и российских. Это часто уже вопрос таланта или опыта, поскольку такое понимание, к сожалению, не имеет отношения к стандартным объяснительным схемам, используемым в учебниках.

Специалист, чей портрет я сейчас набросал, — это «хрустальная мечта» любого инвестиционного банка; ищут таких – долго, находят – с трудом. В каждом инвестиционном банке можно найти в лучшем случае двух-четырех человек, способных работать именно в области финансовой инженерии.

— На какие дисциплины стоит обратить внимание в университете? Возможно, следует заниматься самообразованием?

— Именно самообразованием. Если есть тяга к финансовому инжинирингу, необходимо быть готовым к постоянному самообразованию. Я могу выделить несколько направлений, с которыми чаще всего связаны пробелы в знаниях молодых специалистов.

Во-первых, иностранные языки. Мой совет – используйте время обучения в вузе для изучения языков, для того, чтобы пройти те языковые экзамены, которые откроют свободный доступ в магистратуры иностранных университетов или на рабочие места в иностранных компаниях. Если человек хорошо владеет английским — пусть изучает второй, третий иностранный язык... Когда он начнет работать, сделать это будет гораздо сложнее.

Во-вторых, математика. Если человек претендует на звание финансового инженера, он должен заранее уяснить: ни в одной экономической специализации  он не получит знаний по математическим методам в объемах, достаточных для этой профессии. Ему нужно сразу обратить пристальное внимание на все, что связано с вероятностным миром, стохастикой. И наоборот: имея на руках диплом бакалавра по прикладной математике, необходимо уделить пристальное внимание изучению экономики.

В-третьих, юридические науки. Финансовому инженеру очень поможет понимание логики юристов, их мышления. Без этого в России будет очень сложно, многие задачи требуют не только общего преставления о праве, но и владения казуистикой.

Я преподаю в магистратуре и на программах МВА и могу сказать: соединить эти знания в себе очень непросто. Сделать экономистом физика или математика — задача почти невыполнимая. Если человек имеет чисто юридическую подготовку, то стать экономистом в магистратуре, экономистом по складу мышления, а не по диплому, ему практически невозможно. Всё это разные «языки» представления мира. Хотя юридические знания финансовым инженерам необходимы, работа финансового инженера – всегда строительство экономико-юридических конструкций, замешенных на количественных интерпретациях финансовой реальности. Так что еще на уровне бакалавриата следует заниматься самообразованием.

— И вот человек все это учел, всему научился…  Куда ему лучше пойти работать?

— Первым местом работы чаще всего пытаются избрать крупную консалтинговую компанию или банк из первой десятки. К сожалению, здесь часто обязанности будущего финансового инженера сводятся к простым стандартным операциям. Если это аналитика, то он изо дня в день может работать в одних и тех же форматах, стандартных таблицах. Если это проектное финансирование, то молодой специалист все время работает с одной и той же моделью финансового анализа. Если он начинает овладевать волшебным искусством IPO, вторичного размещения, выпуска облигаций, он вдруг обнаружит себя в обнимку со страницами совершенно одинаковых, стандартных по содержанию толстенных проспектов выпусков акций или облигаций. Поэтому стоит быть готовым к тому, что первое рабочее место будет оставлено через год – два с чувством глубокого неудовлетворения.

Дальше начинается мир средних коммерческих инвестиционных банков. Это любимый мною мир «архитектурных мастерских». В силу того, что это не крупное производство, а именно мастерская, те продукты, которые здесь создаются, обладают высокой степенью разнообразия. Это и новые кредитные линии, и помощь в создании инвестиционных фондов, и все, что угодно. Такие «мастерские»  — это возможность пройти по большому ряду проектов и получить именно те разнообразные умения, в каких нуждается финансовый инженер.

— Может ли «не повезти» на этом этапе?..

— Да. Лучше никогда не попадать в финансовые институты, где жизнь идет по одной и той же колее. Такие компании обычно аффилированы с крупными клиентами, и основной объем их работы – стандартные операции. Здесь для специалиста нет и не может быть особенного развития.

Есть еще один вариант карьеры: я неоднократно встречал ребят, еще в университете начинающих собственный проект. Обычно из этого ничего не выходит, но бывает – идея, талант, обстоятельства соединяются в одной точке, и человек «выстреливает», очень рано и очень высоко. Таких «историй успеха» примерно одна на двадцать-тридцать попыток…

Беседовала Екатерина Рылько