Эксоцман
на главную поиск contacts

Плагиат в научных исследованиях в области социальных наук (круглый стол в НИУ ВШЭ)

16.08.2011
Все больше отечест­венных ученых осознают плагиат как серьезную угрозу для научного и эксперт­ного сообщества. Одна из форм реакции на его распространение — формулирова­ние Ассоциацией независимых центров экономического анализа (АНЦЭА) своего рода «этических принципов», по сути, первая попытка выработать профессиональные стандарты научной деятельности.

 

В связи с расширением доступа к Интернету проблема плагиата в науч­ных исследованиях приобрела поистине глобальный характер. С ней сталкивают­ся научные журналы, советы по защите диссертаций, вузы, госзаказчики. Так, по данным газеты The New York Times от 15 октября 2010 г. (опубликованы в «Новой газете»), плагиат все больше распространяется в Китае: как показало недавнее правительственное исследо­вание, треть из 6 тыс. ученых в шести крупнейших научных центрах Китая занимались плагиатом или подделывали научные данные. Недавно был вынужден подать в отставку министр обороны Гер­мании из-за скандала, связанного с выяв­лением плагиата в его диссертации.

К сожалению, эта болезнь не обошла стороной и Россию. Все больше отечест­венных ученых осознают плагиат как серьезную угрозу для научного и эксперт­ного сообщества. Одна из форм реакции на его распространение — формулирова­ние Ассоциацией независимых центров экономического анализа (АНЦЭА) своего рода «этических принципов», по сути, первая попытка выработать профессиональные стандарты научной деятельности. Согласно данным Росфинмониторинга, в ряде отчетов НИР по заказам федеральных ведомств свыше 50% текста занимает копирование действующих нормативных актов. ФАС и МЭР выступили с инициативой проверять такие отчеты на наличие плагиата при их приемке госзаказчиками (в рамках поправок в Федеральный закон № 94-ФЗ). Для борьбы с плагиатом в сту­денческих работах в ВШЭ еще в 2007— 2008 учебном году была введена система «антиплагиат». Но это пока разрознен­ные меры отдельных «действующих лиц». Чтобы комплексно противодействовать распространению этой болезни, необходи­мо идентифицировать ее формы и масшта­бы, а также сформулировать возможные способы ее лечения.

Рассмотрению этой проблемы был посвящен круглый стол, состоявшийся в НИУ ВШЭ 11 февраля 2011 г. На обсуждение были вынесены следующие вопросы.

1. Что такое плагиат? В чем разница между ним и некорректно оформленным заимствованием результатов ранее прове­денных исследований?

2.  Есть ли оценки масштабов плагиа­та в России и других странах?

3. Какие санкции за плагиат сущест­вуют в нашей стране и в мире?

4.  Как могут противодействовать плагиату и иным некорректным формам заимствований профессиональные ассо­циации и журналы, научные и учебные заведения? Какие рекомендации можно сформулировать для государственных органов и ВАК?

В заседании круглого стола приня­ли участие: В. В. Радаев, первый про­ректор НИУ ВШЭ, главный редактор журнала «Экономическая социология»; В. М. Полтерович, академик РАН, завлабораторией ЦЭМИ РАН, зам­директора МШЭ МГУ имени М. В. Ло­моносова, президент Новой экономичес­кой ассоциации (НЭА); А. А. Яковлев,директор Института анализа предприя­тий и рынков НИУ ВШЭ, вице-прези­дент АНЦЭА, член правления EACES и ASPE, член редколлегий Российского журнала менеджмента и Экономичес­кого журнала ВШЭ; В. В. Климанов,директор Института реформирования общественных финансов, член правления АНЦЭА; Ю. В. Симачев, замдиректора Межведомственного аналитического центра (МАЦ), член правления АНЦЭА и ASPE; С. Ю. Винокур, завотделом жур­нала «Вопросы экономики»; А. В. Золотов, исполнительный директор АНЦЭА.

В. Радаев. Существуют разные опре­деления плагиата, но во всех упоминают­ся два важных момента: присвоение авторства чужого произведения и неза­конное использование объектов авторско­го права. Приведу в качестве примера определение, принятое в ВШЭ в 2005 г.: плагиат — использование в письменной работе чужого текста, опубликованного в бумажном или электронном виде, без полной ссылки на источник или со ссыл­кой, но объем и характер заимствования ставят под сомнение самостоятельность выполненной работы или одного из ее основных разделов. Плагиат может выражаться в двух видах: дословное изложение чужого текста; изложение чу­жого текста с заменой слов и выражений без изменения его содержания. Важно, что здесь речь идет не только о полном заимствовании, но и о масштабном цити­ровании даже при наличии ссылок, что может свидетельствовать об отсутствии самостоятельности в написании рабо­ты. Однажды в подаренной мне книге я обнаружил целую главу, повторявшую мой текст, правда, с соответствующими ссылками и оговорками («как отмечает известный ученый В. В. Радаев» и т. д.). В нашем понимании, это плагиат.

В. Полтерович. Считаете ли Вы, что Вам был нанесен ущерб в этом случае? Готовы ли Вы были обратиться в суд?

В. Радаев. В суд я не обратился, а ситуация вызвала у меня двойственное чувство: я ощущал, что мне был нане­сен ущерб, но сама ситуация выглядела анекдотичной.

В. Полтерович. Но в чем он состоял? Вот немного иная ситуация: ко мне обращаются с просьбой перепечатать опубликованную статью. Я всегда прошу получить согласие у первого издателя и указать источник. Не уверен, что нужно отказываться от перепечатки: ведь, как правило, речь идет о другой читательской аудитории.

В. Радаев. Может быть, непосредст­венно мне ущерба не нанесли, но был нанесен ущерб всему профессиональному сообществу. Далее, законодательство в области охраны авторских прав в Рос­сии довольно строгое. Так, согласно ст. 146 УК РФ, за нарушение авторских и смежных прав в особо крупных разме­рах предусмотрено тюремное заключение на срок до шести лет. Правда, прецедентов ее использования в академической среде я не знаю. Здесь прежде всего должен быть заявитель. Но большинство авторов в суд не обращаются, поскольку считают, что это не соответствует акаде­мическим традициям. Могут обращаться в суд издатели, но, поскольку оценить нанесенный ущерб трудно и его величи­на обычно невелика, они избегают это делать. Таким образом, судебные пер­спективы решения возникающих в этой области проблем весьма туманны, и воп­рос борьбы с плагиатом сейчас больше относится к сфере научной этики.

Какие здесь возникают проблемы? Первая — установление факта плагиа­та. Здесь недостаточно подсчитать долю заимствований. Только специалист может вынести заключение о наличии плагиата. Это сложная экспертная работа: нужно выявить дословные или смысловые текс­туальные совпадения, составить сравни­тельные таблицы, а также установить, что работа не самостоятельная.

Вторая проблема: в академической среде плагиат не считают серьезным нарушением этических норм, влекущим тяжкие последствия для виновника. Так, пришлось столкнуться с огромным количеством плагиата в книге одного регионального автора. В качестве оправдания он сослался на то, что это учебное пособие. Комментарии, как говорится, излишни. К сожалению, профессиональ­ное сообщество и руководство научных организаций не всегда жестко реагируют на случаи плагиата, в которых замеша­ны их коллеги. Так, эксперты на основе сравнительных таблиц доказали его наличие в многотиражных работах ряда авторов одного из факультетов МГУ имени М. В. Ломоносова. Был также зафиксирован факт плагиата в учебных программах, что отмечено в официаль­ном заключении специальной комиссии, направленном ректору МГУ.

В. Полтерович. Как можно понять, речь идет об учебных дисциплинах, где представлен стандартный материал. Если изменена последовательность разделов, заменены отдельные слова, то доказать факт плагиата непросто.

В. Радаев. Авторы у этих программ были. Но главное, как отреагировало руководство МГУ на доказанные факты плагиата? Никак! На мой взгляд, изда­тели и руководство научных учреждений должны предавать такие факты гласности, как сделал журнал «Вопросы экономи­ки», столкнувшись с плагиатом в статье одного из своих авторов (см.: Осторож­но, плагиат! // Вопросы экономики. 2004. № 10. — Примеч. ред.). В 2010 г. мы в ВШЭ также столкнулись с фактом плагиата со стороны преподавателя. Убе­дившись в справедливости обвинений, мы предложили виновному уволиться. Соответствующая информация была размещена на корпоративном портале. Благодаря внешнему рецензированию уда­лось выявить плагиат в статье одного из региональных авторов журнала «Экономическая социология», к счастью, до пуб­ликации, о чем мы сообщили публично.

Для успешной борьбы с плагиатом нужна общественная поддержка, необхо­димо разъяснять научным сотрудникам, профессорско-преподавательскому соста­ву и прежде всего студентам неприемле­мость подобного поведения. Мы прово­дим такую работу в нашем университете, и она дает определенные результаты. По данным опроса преподавателей, если в 2004 г. 2/3 из них занимали жесткую позицию по отношению к плагиату, то есть 4/3 считали, что можно ограничить­ся мягкими мерами, то в 2009 г. первых было уже 84%. Доля считающих, что достаточно «погрозить пальчиком», снизилась с 9 до 2%. Среди студентов удельный вес сторонников жестких мер увеличился с 35 до 43%, а выступающих за мягкие меры снизился с 35 до 29%. Изменения не радикальные, но они есть, показывая, что усилия не напрасны.

Проверка на плагиат должна стать стандартной процедурой. В нашем уни­верситете каждый год несколько студен­тов не получают дипломы по указанной причине. Это следует делать и ВАК, причем проверять надо не только авто­рефераты, но и сами диссертации.

А. Яковлев. Важно четко уяснить правовую сторону вопроса. Существую­щие санкции за плагиат связаны с извле­чением дохода. В случае научных публи­каций данный факт установить нелегко. Возбудить иск может только правообла­датель или автор, если он не передал свои права издателю. Для этого необходимо наличие письменного договора между автором и издателем. Но большинство научных журналов, насколько мне известно, подобных договоров не заклю­чают или заключают в устной форме, что затрудняет обращение в суд. Если работа выполнена в рамках НИР, то у работо­дателей также нет стимулов и механизмов урегулирования таких ситуаций. ВАК может признать факт плагиата только на основании решения суда. На мой взгляд, важную роль в борьбе с плагиатом могут и должны сыграть профессиональные журналы и ассоциации, устанавливая соответствующие стандарты поведения.

Ю. Симачев. Когда с осуждением тех или иных сотрудников выступают представители отдельных научных орга­низаций, то возникает вопрос: насколько объективны их оценки, нет ли здесь скрытой борьбы интересов? Поэтому представляется важным, чтобы борьбу с плагиатом активизировали профессио­нальные ассоциации, чья позиция может быть более эффективной и сбалансиро­ванной. Не менее значимы обмен приме­рами плагиата между профессиональ­ными ассоциациями, распространение возможных успешных механизмов реа­гирования на такие случаи, объединение усилий в борьбе с наиболее злостными проявлениями этого феномена.

Кроме того, нужно отметить, что имеется существенный потенциал для распространения «хороших», правиль­ных практик цитирования, выражения благодарности и т. п. На мой взгляд, многие ученые, специалисты были бы рады практическим советам, когда им объясняют, «что такое хорошо и что такое плохо», поскольку грань здесь зачастую размыта.

В. Полтерович. Я согласен почти со всем сказанным, но хотел бы уточнить несколько моментов. На мой взгляд, главное в плагиате — воровство идей. Нельзя украсть всем известную модель, даже если вы ее несколько модифицируе­те. Но в работе может не быть текстуаль­ных совпадений, при этом основные идеи заимствованы. Сравнивая тексты, мы можем добиться лишь ограниченных целей. Очень важно рецензирование: если автор знает, что его текст будет читать квалифицированный рецензент, он скорее всего приведет нужные ссыл­ки. Конечно, в России ситуация в этой области очень сложная.

С учетом расплывчатости соответст­вующей нормы целесообразно дифферен­цировать уровни заимствования. Первый уровень — воровство идей, что наносит реальный ущерб авторам. Второй уро­вень — заимствование чужих текстов без указания источников прямых или косвенных цитат. Необходимо проявлять уважение к предшественникам, созда­вать нормальную атмосферу в научном сообществе.

A.   Яковлев . Устанавливать авторство идей должно экспертное сообщество. Сейчас среди студентов и старшекласс­ников широко распространена практика скачивания текстов из Интернета с по­следующей компиляцией на их основе собственных работ. Им никто не объяс­няет, что так делать нельзя.

B.   Полтерович . Воровство текстов недопустимо. Но не всегда ясно, где допустимый предел цитирования с ука­занием источников. Некоторые вполне уважаемые эксперты говорят, что это дело вкуса. Мне лично чересчур обшир­ное цитирование не нравится, если оно не обусловлено исследовательскими или методическими целями. Что касается сту­дентов, не уверен, что их надо отчислять за некорректное использование чужих текстов, но наказывать следует, при этом объясняя, как правильно работать с ними.

Ю. Симачев. Эта ситуация касается академической среды, но как быть с НИР, когда в состав исполнителей включают лю­дей, не принимавших участия в проекте?

В. Полтерович. Чистые принципы должны быть одинаковыми во всех об­ластях научной деятельности. Говоря о студентах, надо учитывать и реалии российской жизни: «скученность» во время экзаменов, когда требуется уси­лие, чтобы не заглянуть в тетрадку соседа; недоверие к администрации и, как следствие, отказ сообщать о случаях списывания, и т. п. Если бы мы жили по Гарвардскому кодексу, то заметную часть студентов пришлось бы отчислить. Невоз­можно внедрить цивилизованные нормы в одночасье, здесь предстоит кропотливая работа. Кстати, в МШЭ МГУ в этом году введена обязательная проверка студенчес­ких работ на наличие плагиата.

В. Радаев. Я сторонник жестких мер: в случае обнаружения факта списывания надо сразу ставить двойку и выгонять студента из аудитории. К сожалению, многие коллеги-преподаватели занимают более мягкую позицию.

В. Климанов. Хотел бы привлечь вни­мание к специфическому, но масштабному рынку научных работ, выполняемых по заказам госорганов. По экспертным оцен­кам, здесь очень распространен плагиат: чужие результаты нередко выдают за свои. Кроме того, существует обширный пласт диссертационных работ в области общест­венных наук, особенно представляемых высокопоставленными чиновниками, которые на самом деле подготовлены при активном участии других людей. Известно, что для защиты требуются публикации в рецензируемых журналах; сле­довательно, опять возникает потребность в присвоении результатов чужого труда. Так нередко и появляются статьи чинов­ников, в которых дословно повторяются значительные фрагменты в лучшем случае законодательных актов, а в худшем — работ других авторов. Поэтому крайне важно повысить прозрачность деятель­ности диссертационных советов и самой ВАК в этой сфере.

В. Полтерович. Надо делать все, что в наших силах, чтобы улучшить ситуацию. При этом нельзя обижать неви­новных. В самом слове «плагиат» содер­жится указание на умысел. Еще раз под­черкну: мне кажется, мы применяем один и тот же термин к нарушениям разного масштаба — надо отличать некорректное цитирование от воровства идей. Ущерб от второго намного больше. К тому же распознать его сложно: никакая система «антиплагиат» здесь не поможет.

Ю. Симачев. Необходимо бороться с заимствованиями чужих текстов, но надо понимать: заинтересованные лица быстро научатся так их изменять, что ни­какие формальные инструменты не смогут выявить плагиат. Важный способ борьбы с ним — обеспечение доступа к текстам в Интернете. Сейчас же многие работы в нем отсутствуют, ознакомиться с ними практически невозможно. В работах, выполненных по заказу министерств и ве­домств, следует указывать, в чем состоит собственный вклад исполнителей, а также их коллег. Группы авторов нередко пере­секаются, поэтому содержание докладов может частично совпадать. Бывает, что одна и та же работа в различном виде направляется в разные органы. Все отче­ты министерств и ведомств должны быть размещены на их сайтах в Интернете.

В. Климанов. На мой взгляд, пробле­ма научного плагиата вышла за рамки научного сообщества. Безусловно, оно призвано вырабатывать свои стандар­ты, но профессиональные ассоциации должны лоббировать соответствующие меры в органах государственной власти. Так, после вступления в силу четвертой части Гражданского кодекса РФ библио­теки столкнулись с ограничениями на копирование информации, наложенными законодательством об охране авторского права. Однако наряду с этим практи­чески открыто в Интернете существует рынок текстов уже защищенных диссер­таций, на котором никакие ограничения, похоже, не действуют.

A.   Яковлев . Здесь, на мой взгляд, важна роль государства, которое заин­тересовано в интеграции российской науки в мировую, следовательно, в повы­шении качества научных исследований. Проводя конкурсы, используя индексы цитирования, учитывая публикации в ре­цензируемых журналах, можно отбирать достойные работы и остановить вал псевдонаучных компиляций. Кроме того, государство платит бюджетные деньги за отчеты по НИР, поэтому вправе предъяв­лять к их содержанию соответствующие требования и не покупать то, что уже было выполнено раньше и что можно найти в Интернете. Отчеты по НИР — общественный продукт, поэтому важна их максимальная открытость, позволяющая проводить независимую проверку качест­ва выполненных работ.

B.   Полтерович . Очевидно, в борьбе с плагиатом надо действовать по всем направлениям, по которым можно что-то сделать, не нарушая при этом этические нормы. К студентам все-таки нужно отно­ситься бережно. Нередко они допускают некорректное цитирование по неопытно­сти, не осознавая этого. Конечно, в дан­ной области велика роль профессиональ­ных ассоциаций: они должны выработать процедуру верификации текстов на предмет выявления плагиата. В силу де­ликатности вопроса нельзя выносить его на обсуждение в СМИ до окончательного установления факта плагиата.

C.  Винокур . Широкое распростране­ние плагиата наносит огромный ущерб научному сообществу, поскольку свя­зано с использованием без разрешения интеллектуальной собственности других ученых. Согласно одному из определений плагиата, это присвоение результатов чужого труда в любом виде, будь то идеи, рассказы, песни, стихи, музыкальные произведения и т. п. (курсив мой. — С. В.). Есть разные виды плагиата: пря­мой плагиат и частичное заимствование, встречаются случаи публикации одного и того же текста в разных изданиях. В условиях всеобщего доступа к Интер­нету издатели становятся практически беззащитными перед такими рисками: отследить весь массив информации, пред­ставленной в нем, невозможно. Здесь уже упоминали о вопиющем случае плагиата на страницах нашего журнала, который мы незамедлительно предали гласности. На наш взгляд, это основной способ борь­бы с ним. Но важно и молодых людей учить нетерпимому отношению к этому уродливому явлению. Иначе, привыкнув делать тексты в режиме компиляции, они и в дальнейшем будут работать так же, не видя в этом ничего зазорного.

Хотел бы обратить внимание еще на один способ заимствования чужих текстов, широко распространенный не только в нашей стране, но и за рубежом: использование начальниками материалов подчиненных как собственных. В нашей практике был случай, когда в большой статье крупного западного ученого мы обнаружили почти полный текст работы его помощника при минимуме ссылок. Конечно, при публикации этой статьи мы были вынуждены сделать соответст­вующие сокращения.

Только совместными усилиями про­фессиональных ассоциаций и журналов, руководства научных учреждений, орга­нов власти можно остановить дальнейшее распространение этой имитации научной деятельности. Плагиаторы должны понять, что реально рискуют своей репутацией.

А. Золотов. Полностью согласен с мнением о недопустимости плагиата и иных форм «заимствования». По сути, мы наблюдаем сегодня отрицательный отбор, по крайней мере в сфере со­циально-экономических наук, когда сами критерии научной этики и, если угодно, достойного поведения ученого размываются, становятся аморфными и в ограниченных масштабах передаются новым поколениям исследователей.

Вряд ли можно сформулировать единственно верное определение плагиа­та. Встречаются разные ситуации, что подтверждает и сегодняшнее обсуждение. Скорее следует определить границы допустимого, критерии этичного и не­этичного — именно на это нацелены «Принципы проведения аналитических работ и представления их результатов», которые были разработаны и приняты АНЦЭА (см. ниже). Сейчас «Принципы» открыты для присоединения, и мы рады, что появились первые организации, при­нявшие такое решение.

Эти «Принципы» уже работают: например, на них основана деятельность Комитета по профессиональной этике АНЦЭА, который рассмотрел несколько жалоб. Большинство из них были вызва­ны случайным стечением обстоятельств, разрешились к взаимному удовлетворе­нию сторон и не были переданы огласке. Вместе с тем на рассмотрении Комитета сейчас находится жалоба на сотрудника Северо-Восточного федерального уни­верситета (Якутия), в ряде публикаций которого выявлены совпадения с издан­ными раньше статьями других ученых. Только беглый анализ поступившей жалобы позволил выявить два случая такого «совпадения», об одном из них идет речь в упомянутой публикации «Осторожно, плагиат!».

Здесь очень важна позиция научных журналов. В приведенном кейсе один из журналов, в котором вышла статья якут­ского преподавателя, отвечая на нашу просьбу прояснить ситуацию, предпочел ограничиться формальным ответом. С точки зрения АНЦЭА, такая позиция неприемлема, поскольку, будучи актив­ными «игроками» в научной среде (в том числе в связи с требованиями ВАК), жур­налы, по сути, формируют и конституи­руют стандарты подготовки и публикации текстов, на которые потом ориентируются и ученые, и студенты. ВАК должна конт­ролировать такие случаи, а журналы, пуб­ликующие плагиат и не предпринимающие мер по исправлению ситуации (хотя бы публикации опровержения), — нести за это ответственность. Например, неодно­кратная публикация «заимствованных» статей должна приводить к исключению журнала из списков ВАК.

Масштабы плагиата и, шире, недобро­совестного отношения к научной работе сегодня таковы, что при его выявлении необходимо руководствоваться самыми жесткими критериями. Плагиат не прием­лем независимо от своих форм или лица, его допустившего. Но жесткость реакции, применяемых средств борьбы с плагиатом, по всей видимости, должна усиливаться постепенно, чтобы не допустить «случай­ных жертв», по крайней мере на первых этапах. Если меры по борьбе с плагиатом (отклонение статей в научных журналах по этой причине, отказ засчитывать курсо­вые или дипломные работы, пусть сначала с правом на пересдачу) будут применяться системно и публично, это позволит со временем переломить ситуацию.

Материал подготовил к публикации С. Винокур



Принципы проведения аналитических работ и представления их результатов

Аналитическая работа всегда опи­рается на сбор и анализ данных из доступных источников, а также, во многих случаях, на систематическое взаимодействие с внешними экспертами. В этом контексте для поддержания про­фессиональных стандартов в аналитичес­ком сообществе, одним из коллективных представителей которого считает себя АНЦЭА, принципиальным является уважение прав на идеи и результаты исследований, а также соблюдение прин­ципов проведения аналитических работ и представления их результатов.

Эти принципы, по мнению АНЦЭА, заключаются в следующем.

1.    Профессиональная аналитичес­кая работа предполагает, что ее авторы хорошо знают ту предметную область, в которой работают, и те исследования и разработки, которые ранее были реали­зованы в этой предметной области. В свя­зи с этим наличие ссылок на результаты предшествующих исследований является одним из признаков профессионализма авторов аналитической работы. Нали­чие таких ссылок позволяет заказчику и потенциальным потребителям анали­тических разработок определить, в чем заключается их новизна по сравнению с ранее выполненными работами.

2.    Поскольку аналитические работы выполняются в разных форматах, ссылки на предшествующие работы могут иметь разный вид — от упоминания имени соответствующего эксперта или исследова­тельского центра в кратких аналитических записках или публикациях в СМИ до полного библиографического описания в отчетах по НИР или академических публикациях. При этом столь же важным проявлением профессионализма и непред­взятого подхода является использование ссылок именно на авторов соответствую­щих идей, предложений, методов и разра­боток и их работы, а не на последующие публикации, в которых содержатся уже вторичные ссылки, что зачастую приводит к намеренному вымыванию из научного поля подлинных авторов.

3.   Важным является уважение не только к правам на результаты проведен­ных исследований, но и к высказанным идеям, подходам, комментариям. В свя­зи с этим в публикациях и публичных выступлениях, отражающих результаты проведенных аналитических работ, целе­сообразно стремиться к максимально точному упоминанию использованных ре­зультатов, подходов, идей других авторов. В аналитических работах, в том числе в отчетах по НИР, желательно прямо ука­зывать на характер использования резуль­татов (частичное использование, развитие отдельных результатов, использование отдельных идей, применение такого же подхода к формулированию вопроса, ис­пользование элементов методики и т. п.).

4.   Публичная презентация предва­рительных результатов исследований во многих случаях является важной составной частью аналитической рабо­ты. Поэтому необходимо уважать права на результаты исследований, не только опубликованные в научных журналах, но и полученные из иных источников (аналитические издания, интернет-сайты, выступления на конференциях и семина­рах, отчеты по НИР по госконтрактам). В связи с этим при использовании резуль­татов других исследований и идей других экспертов целесообразно приводить ссыл­ки на любые публикации, а также на вы­ступления на конференциях, семинарах, круглых столах. Поскольку значительная часть результатов предшествующих ис­следований может содержаться в отчетах по НИР по госконтрактам, правильным представляется давать ссылки на такие отчеты, если их результаты важны для данного исследования.

5.  Необходимо учитывать, что в ряде случаев комментарии и позиции экспер­тов в СМИ представляются искаженно как в силу неизбежных упрощений, так и вследствие существующих пристрас­тий тех или иных СМИ. В связи с этим аналитические центры и их эксперты должны отдавать себе отчет в том, какую информацию и каким СМИ они пре­доставляют. АНЦЭА предлагает своим членам на добровольной основе делиться с другими центрами информацией о недо­статочно ответственных и/или недоста­точно квалифицированных журналистах и СМИ, регулярно допускающих серьез­ные искажения высказываний экспертов.

6.  Объектом уважения должны быть права всех субъектов исследовательских и аналитических проектов, включая не только их авторов, но и заказчиков про­веденных исследований и организаций, в рамках которых исследовательские проекты были реализованы. В связи с этим представляется правильным вы­сказать благодарность заказчику за под­держку того или иного исследования, ре­зультаты которого были в последующем использованы (частично использованы, развиты) в публикации, выступлении; представление ссылок на проекты, ини­циированные и реализованные в рамках определенной организации, включая упоминание руководителя проекта.

7.   Один из косвенных результатов аналитических работ — формирование и поддержание личной репутации тех экс­пертов, которые их выполняли. В свою очередь, личная репутация экспертов выступает для заказчиков, СМИ и об­щественности одной из гарантий качества аналитических работ. Поэтому искусст­венное расширение авторского коллекти­ва за счет включения в его состав лиц, не участвовавших в выполнении анали­тических работ, может рассматриваться как недобросовестная практика.

8.  При проведении исследований всег­да существует риск ошибочных суждений и ошибок. Нормальной и естественной представляется практика переоценки экспертом своих позиций по отдельным вопросам по мере появления результатов новых исследований. В связи с этим в слу­чае выявления ошибок или понимания не­верности ранее сделанной интерпретации полученных результатов добросовестной и полезной для развития экспертного сообщества представляется практика публичного признания и обсуждения самими авторами (в формате круглых столов, брифингов и т. д.) допущенных ошибок или неточностей. Это особенно важно в тех случаях, когда ошибочные результаты исследования оказали или могут оказать существенное влияние на общественность, органы власти, других экспертов. Такая практика помимо проче­го будет способствовать снижению риска повторения (воспроизводства, тиражи­рования) подобных ошибок в будущем другими исследователями.

Возможные инструменты внедре­ния указанных принципов

1. АНЦЭА считает важным обеспе­чить механизмы для соблюдения профес­сиональных стандартов в аналитической работе. В связи с этим в рамках АНЦЭА предлагается возродить Комитет по профессиональной этике, который будет рассматривать жалобы на возможные нарушения профессиональной этики чле­нами АНЦЭА или в отношении членов АНЦЭА как со стороны представителей аналитического сообщества, так и со стороны заказчиков аналитических ра­бот. В своей деятельности Комитет будет основываться на принципах, сформули­рованных в пп. 1 — 8 данного документа.

2. Комитет должен исходить из пред­положения о добросовестности экспертов и экспертных организаций и соблюдения ими принципов, сформулированных в пп. 1—8. В связи с этим Комитет будет ориентироваться на распространение луч­ших практик в экспертном сообществе, мирное разрешение спорных ситуаций и улучшение взаимопонимания. Вместе с тем в случае однозначного и грубого нарушения сформулированных выше принципов со стороны конкретных экс­пертов, экспертных и иных организаций, подтвержденного Комитетом по профес­сиональной этике, АНЦЭА оставляет за собой право на вынесение санкций в адрес соответствующих экспертов или эксперт­ных организаций, а также на публичные заявления в отношении недобросовестного поведения иных организаций или лиц.

   Вопросы Экономики, 5, 2011