Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия – социолог

Татьяна Черкашина, заведующая кафедрой общей социологии экономического факультета Новосибирского государственного университета (НГУ)
17.10.2011
Сегодня региональные власти, отчитываясь о результатах деятельности, должны использовать информацию, полученную, помимо прочего, из социологических опросов. Возможно, это первый звонок, который сигнализирует, что спрос на социологов со стороны государства может быть достаточно стабильным.

— Татьяна Юрьевна, зачем обществу нужна такая профессия, как социолог?

— Я своим студентам говорю, что социология как профессия нужна в двух ипостасях. Во-первых, социолог может показать, объяснить простым гражданам, в каком обществе мы сегодня живем и как сориентироваться в тех отношениях, в которые мы все включены. Во-вторых, он выполняет функцию информатора и аналитика для органов государственного управления, помогая представителям власти понять, чего ждать от изменений, происходящих в нашем обществе.

Социологи изучают общество на всех уровнях – от повседневной жизни какого-нибудь населенного пункта до того, что происходит во всей стране и в мире. В обществе сейчас царит неопределенность, и социологи, изучая настоящее, с большей или меньшей долей вероятности могут предсказать, что с нами будет завтра.

— Все эти функции требуют определенных аналитических навыков и компетенций, которые должны формироваться в процессе обучения будущих социологов. Каким образом решается или должна решаться эта задача в вузах?

— В Новосибирском госуниверситете мы исходим из того, что главное условие успешного решения этой задачи – связь образования с наукой. НГУ нельзя рассматривать отдельно от Сибирского отделения РАН, сотрудники которого традиционно преподают в университете. Собственно, наша кафедра общей социологии наполовину укомплектована из сотрудников Института экономики и организации промышленного производства СО РАН. История и деятельность отделения социологии тесно связаны с отделом социальных проблем этого института, который изначально возглавляла академик Татьяна Ивановна Заславская. Такая сильная кадровая интеграция обеспечивает постоянную включенность студентов в академическое сообщество, и начиная со второго-третьего курса ребята активно участвуют в исследовательской работе.

Мы, с одной стороны, привлекаем студентов в качестве «рабочей силы» для рутинной части своих исследовательских проектов, с другой – руководим научными проектами студентов. Не так давно магистрантов приглашали поучаствовать в проекте по исследованию бедности, реализованном с помощью Фонда поддержки социальных исследований «Хамовники». Бывают инициативные проекты, когда преподаватель объединяет двух-трех студентов и дает им общую тему для курсовых и выпускных проектов.

А сейчас у нас стартовал интересный проект при поддержке Фонда Фридриха Эберта по исследованию сибирской идентичности. Возможно, и студенты будут привлечены к проекту.

— «Сибирская идентичность» – провокационное название…

— Не менее провокационной была ситуация, которая отчасти подтолкнула коллег взяться за этот проект: во время последней переписи населения участники сетевого сообщества «Настоящие сибиряки» призывали жителей Сибири указывать в графе национальность «сибиряк».

Другой причиной запуска исследования послужило то, что его инициаторы в течение трех лет проводили летние и зимние школы в рамках проекта «Идентичность в трансформирующихся обществах», поддержанного Институтом «Открытое общество». Так что у авторов настоящего исследования есть крепкий фундамент для того, чтобы сформулировать определение сибирской идентичности и понять, насколько сильна у сибиряков территориальная идентичность, какие существуют для нее предпосылки, в какой мере она обусловлена коренными сибирскими культурами.

Руководители исследовательского проекта, Алла Анисимова и Ольга Ечевская, планируют провести серию интервью в Новосибирске, Томске, Омске и Иркутске. Проект, скорее всего, будет реализовываться в течение этого и следующего годов.

— С НГУ связаны несколько ключевых имен отечественной социологической науки, здесь работали Татьяна Ивановна Заславская, Розалина Владимировна Рывкина, Владимир Исаакович Герчиков. Именно Новосибирск считается родиной экономической социологии.

— Еще в 1990-х годах, когда Заславская и Рывкина уже работали в Москве, экономико-социологическая теоретическая парадигма перестала ассоциироваться исключительно с новосибирской научной школой, экономическая социология получила свое институциональное оформление. Сегодня во многих вузах есть кафедры экономической социологии, по этой специальности защищаются кандидатские и докторские диссертации, открываются магистерские программы.

А Владимир Исаакович Герчиков, проработавший в НГУ более двадцати лет, был последним представителем производственной социологии. К сожалению, после его смерти пока больше некому поддерживать это направление. На производстве делаются попытки проводить масштабные социологические исследования, но это единичные случаи. Может быть, нам стоит задуматься о том, что упадок производственной социологии отражает отношение к человеку в современном производстве как к чему-то, что легко можно заменить…

— Какие возможности трудоустройства есть у выпускников социологических факультетов? Насколько сильно отличаются карьерные перспективы выпускников московских и новосибирских вузов?

— Мне кажется, качественная сторона спроса на социологов, их профессиональные компетенции и квалификацию в Новосибирске не сильно отличается от спроса, предъявляемого в Москве. И мы ориентируем наших студентов на потребности рынка труда крупных городов.

Можно выделить несколько перспективных направлений трудоустройства. Прежде всего, это работа в компаниях, которые проводят социологические и маркетинговые исследования. Как правило, заказчик, запуская производство или продажу нового продукта, хочет видеть некоторое обоснование расходования своих средств, и социологи, обладающие инструментами исследования больших общностей и их настроений, оказывают весомую помощь маркетологам.

Но зачастую социологи идут работать в кадровые агентства, HR-отделы фирм, занимаются экономической аналитикой. Особым сегментом рынка труда для социологов являются некоммерческие организации. К примеру, одна из наших выпускниц работала в региональной общественной организации «Сибирская инициатива». Часть выпускников остается работать в академической среде и в высшей школе. В последние годы наши социологи весьма востребованы в сфере государственного управления – региональных, муниципальных органах.

Столь широкий спектр возможностей объясняется тем, что за время учебы студенты приобретают амбиции, связи, а главное – у них развиваются аналитические компетенции, которые позволяют сделать карьеру практически в любой сфере, где есть необходимость разбираться в отношениях и понимать взаимосвязи различных социальных процессов. Студенты-социологи лучше ориентируются в социальных отношениях, в какие они включены.

— На протяжении советской истории государство считало социологию буржуазной наукой и не пользовалось ее ресурсами. Как сейчас обстоят дела?

— Около трех лет назад в правительственных документах, которые регламентируют отчетность территориальных органов власти перед вышестоящими органами, стали фигурировать показатели, получить которые можно только используя социологический инструментарий. То есть теперь губернаторы, главы республик, отчитываясь о результатах деятельности, должны использовать информацию, полученную, помимо прочего, из социологических опросов. К сожалению, пока никак не регламентированы ни процедура сбора, ни точный инструментарий. Формализация и унификация процедур получения информации для этих целей не завершена. Но это первый звонок, который сигнализирует, что спрос на социологов со стороны государства может быть достаточно стабильным.

Определенные надежды на то, что спрос на социологов будет расти не только в региональных органах власти, но и в федеральных, я связываю с всплеском интереса к стратегическим документам на государственном уровне. Разработка Стратегии-2020 показывает, насколько остро сегодня озабочены видением будущего страны. И здесь на помощь обществу также могут прийти социологи, которые способны спрогнозировать варианты будущего, увидеть риски, идущие от конкретных управленческих решений – например, риски чрезмерной рационализации, «экономизации» социальных отношений.

— Увиденное ученными не всегда может быть услышано властью. Как вам кажется, имеет ли эта проблема шанс разрешиться в сегодняшней российской действительности?

— Некоторые трудности взаимодействия социологов с органами государственного управления, безусловно, есть. Дело в том, что представители власти имеют свое видение общественной жизни, а социологи не всегда по результатам своих исследований дают такую же картину. И вот тут возникают вопросы. Как обосновать, что наша социологическая картина отражает объективную реальность? Как показать правильность нашей точки зрения? Как доказать состоятельность инструментария и то, что наши результаты не чувствительны к конъюнктурным колебаниям?

Социологи должны быть готовы приложить определенные усилия и убедить органы власти в том, что надо корректировать свои стратегии, ориентируясь на то, как видят ту или иную ситуацию люди, ради которых государство, собственно, и существует.

Беседовала Алина Иванова