Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия – менеджер некоммерческой организации

Геннадий Антропов, директор автономной некоммерческой организации Содействие реабилитации и социальной адаптации инвалидов «Благое дело»
10.11.2011
Менеджер некоммерческой организации должен уметь работать с людьми. А в такой сфере, в какой действует моя организация, это вообще является приоритетным требованием к руководителю.  Иногда приходится встречаться с очень специфическими людьми, но общаться надо ровно со всеми. 

— Геннадий Викторович, известно, что люди объединяются в организацию, чтобы вместе сделать то, что не могут сделать в одиночку. Как вы думаете, каков изначальный посыл людей, которые приходят к решению создать некоммерческую организацию?

— Думаю у каждого человека, который приходит в эту сферу, своя история. У меня все началось 9 лет назад, когда мой последний ребенок родился инвалидом. Я должен был сам буквально спасать свою дочь, лечить ее, заниматься с ней. Когда я через три года показал моего ребенка врачу, мне сказали, что так не бывает…  

А в 2007 году мне предложили заниматься с другими детьми-инвалидами. Когда я шел на свое первое занятие, я не понимал, как буду объяснять что-то слепым детям, но с самого начала мы нашли полный контакт. Одно это занятие со слепыми детьми меня просто перевернуло, у меня жизнь стала коваться заново. Так началось мое большое погружение в мир людей с ограниченными возможностями. Когда просто живешь, то думаешь – есть люди-инвалиды, их очень жалко. А когда сам с ними сталкиваешься, видишь, что там столько проблем, которые просто не решаются, их никто не замечает…

В то время я преподавал в художественном училище, и мне удалось сформировать группу студентов, кому было интересно заниматься с больными детьми. И в 2008 году я официально зарегистрировал некоммерческую организацию – «Благое дело».

Мы занимаемся реабилитацией через искусство. Сначала у нас были только занятия керамикой, а с этого года запускаются занятия по валянию из войлока. Преподавательский состав «Благого дела» – все дипломированные специалисты, и основной костяк сотрудников – ребята из молодежной организации «Мастерская  света» – дизайнеры, художники, керамисты. У нас добровольческий проект, но, несмотря на все сложности, мы плодотворно развиваемся.

— А какими навыками должен обладать менеджер некоммерческой организации, чтобы его дело могло развиваться и давать плоды? 

— Менеджер некоммерческой организации должен хотя бы на самом базовом уровне разбираться в финансовых и правовых вопросах. Я в свое время специально посещал бухгалтерские курсы, чтобы иметь представление о тех вещах, с которыми я сталкиваюсь. Но всеми тонкостями экономики и права я не владею. Этим должны заниматься профессионалы. Поэтому задача менеджера НКО  в том, чтобы таких профессионалов найти и договориться с ними о сотрудничестве. К примеру,  с юридическими и бухгалтерскими вопросами у меня проблем нет, потому что у меня есть партнеры, оказывающие мне такие услуги бесплатно.

Менеджер некоммерческой организации должен уметь работать с людьми. А в такой сфере, в какой действует моя организация, это вообще является приоритетным требованием к руководителю. Иногда приходиться встречаться с очень специфическими людьми, но общаться надо ровно со всеми. 

Для любого менеджера, в принципе, очень важно быть коммуникабельным человеком. Мне, к примеру, довольно много приходится общаться с молодежью. В моих проектах сейчас задействованы в основном молодые волонтеры, в возрасте от 19 до 27 лет. Но мне нравится с ними работать, и порой кажется даже, что я понимаю их лучше, чем моих сверстников.

— Как вам удается привлекать к работе молодежь, тем более, вы упомянули, что проект у вас добровольческий…

— Для молодежи важна самореализация. Работа волонтером в некоммерческой организации дает молодым людям самые широкие возможности, чтобы найти себя, делая что-то для других. К тому же сотрудничество с некоммерческой организацией предоставляет массу других выгод – нефинансовых. К примеру, те ребята, которые участвуют в моих проектах, – творческие люди, все они в будущем собираются вступить в Союз художников. А для того чтобы вступить в Союз художников, надо иметь определенное количество выставок. И я активно занимаюсь продвижением своих ребят, у них даже международные выставки есть, хотя они еще студенты.

Также я стараюсь давать ребятам свободу деятельности. Проектов ведь много, они могут выбрать любое направление и разрабатывать его самостоятельно. Если кто-то из них откроет что-то свое, будет хорошо.

— То есть некоммерческая организация использует исключительно нематериальные стимулы для привлечения людей?

— Не только. В наших проектах есть вещи, которые ребята делают бесплатно, – например, работа с детьми-инвалидами, а есть вещи, на которых мы зарабатываем, –  мы производим фигуры из бетона, из керамики, делаем сувениры, упаковку ручной работы – много чего.  И за эту работу я, конечно, ребятам плачу.

Вообще, если у организации есть какой-то потенциал, благодаря которому можно получить доход, то этот потенциал надо развивать. И люди, которые будут этим заниматься,  должны достойно зарабатывать. Но здесь все зависит от специфики работы самой НКО и стратегии ее руководителя. Я сейчас пытаюсь построить работу таким образом, чтобы «Благое дело» на 70-80 процентов могло само себя обеспечить. Потому что иначе нам не выжить. Детей-инвалидов, детей с отклонениями в развитии много, а заниматься реабилитацией такого ребенка очень сложно и дорого.

— Но ведь можно привлекать государственное финансирование?

— Можно, но это непросто. Взять, к примеру, грантовое финансирование – это очень хорошо, но грантов на всех не хватает. Нам за все время существования организации удалось получить только один грант – от «Единой России». И то, я думаю, мы выиграли только потому, что показали, как у нас слепые ребята лепят – это экзотика. Если бы этого не было, нам бы ничего не дали.

Есть ряд сложностей, с которыми сталкиваются менеджеры НКО, если решаются подать заявку на грант. Во-первых, региональным НКО приходится довольно жестко конкурировать с московскими НКО. Очень большой процент грантов остается в Москве и Московской области, на регионы денег выделяется меньше, а проектов хороших – много. Также более половины всех заявок отсекается на моменте проверки проектов – смета, оформление проекта и другие мелочи, которые на поверку оказываются камнем преткновения в получении гранта. Экспертные комиссии очень внимательно смотрят и на то, какие у организации были проекты, – если ничего не велось, это вызывает сомнения, и грант получить, скорее всего, не удастся.

— А как нужно работать со спонсорами, чтобы организация могла получать дополнительные финансовые ресурсы на свои проекты?

— Для меня это до сих пор секрет… Большинство спонсоров моей организации – из моей прошлой жизни, когда я занимался коммерцией. У меня остались друзья, которых не испортили деньги, и такой ресурс, как личные отношения, я использую очень активно. 

Руководителю НКО приходится быть настойчивым и стучать во все двери, какие только можно. Нельзя обижаться, что вот, я такой гениальный, а мне отказали.

К примеру, когда нам нужен был спонсор для поездки с выставкой работ наших ребятишек в Токио, мне очень долго пришлось искать спонсора, я обращался в разные организации, писал письма – все отказывали. Наконец пришел в строительную компанию, которая у нас во Владивостоке мосты строит. Там не было начальника, я оставил секретарю диск, письмо и забыл про это. Я привык к тому, что обычно в таких случаях приходит отписка. Однако через три дня раздался звонок, и директор этой компании согласился спонсировать нашу поездку.

Но специфика «Благого дела» в том, что мы можем не только просить, но и кое-что предложить нашим спонсорам – в частности, можно сделать коммерческое предложение фирмам на заказ у нас сувенирной продукции. Для нас нет разницы, дали нам деньги просто так или сделали заказ на какие-то изделия. В любом случае – это будет помощь социальному проекту. А если постоянно просто вливать деньги – это, знаете ли, расслабляет…  

— Как руководитель НКО что вы думаете об отношениях некоммерческих организаций с представителями власти?

— Отношения власти и НКО непростые. Но не следует думать, что все чиновники – плохие. Чиновники бывают разные. Скажем, с Управлением по делам молодёжи Приморского края нам пока не удалось наладить взаимоотношения. На мой взгляд, они могли бы проявлять больший интерес к проблемам детей с ограниченными возможностями. А вот с Управлением культуры администрации города Владивостока отношения у нас хорошие.

НКО могут успешно сотрудничать с муниципалитетами в организации и проведении разного рода социальных акций, культурных мероприятий. Так, Управление культуры профинансировало наше участие в Биеннале визуальных искусств 2011. Это было большое городское мероприятие, и мы показали на нем все самое лучшее – у нас была дневная программа, ярмарка, выставка продукции, которую делают дети-инвалиды, вечер святящейся керамики.  

— Для НКО, наверное, важно участвовать в различных акциях, чтобы как можно шире освещать свою деятельность ...

— Несомненно. Руководитель НКО должен заботиться о том, чтобы люди знали, чем занимается его организация. Публичность организации – это ценный ресурс ее дальнейшего развития. Поэтому мы участвуем в самых разных мероприятиях, стараемся  показывать наши возможности. Еще три года назад о нас знали только в узком кругу тех, кто занимается реабилитацией. Но мы стали участвовать в выставках, занялись популяризацией народных промыслов – и нас заметили.  В 2009 году нас впервые пригласили участвовать в биеннале, мы представили там проект «Арт-терапия – российский опыт», который был высоко оценен студией «Ай кобо» занимающихся аналогичным проектом в Японии. В итоге в июле 2010 года нас пригласили провести выставку и мастер-классы в Токио. А в будущем году мы поедем на выставку в Нью-Йорк.

— Как вы думаете, нужны ли в нашей стране специальные программы для обучения менеджменту в некоммерческой сфере?

— Возможно, было бы неплохо ввести в университетах специальные курсы, где подробно описывалась бы специфика работы менеджеров некоммерческих организаций. Потому что в менеджменте в некоммерческой сфере действительно много нюансов, которые пока что можно прочувствовать только на собственном опыте. Те, кто хочет зарегистрировать свою некоммерческую организацию, которая будет заниматься помощью людям, должны четко понимать, для чего они это делают, какие правовые, финансовые и даже бытовые вопросы им придется решать: как найти помещение, где взять финансирование, как привлечь партнеров и многое другое.

Некоммерческая сфера в России будет развиваться. И мне кажется, нам нужны будут люди, которые знают, как решать конкретные социальные проблемы.

 

Беседовала Алина Иванова