Эксоцман
на главную поиск contacts

Профессия — менеджер социокультурных проектов

Ольга Карпова, декан факультета управления социокультурными проектами Московской высшей школы социальных и экономических наук
5.12.2011
Менеджер, занимающийся социокультурными проектами, – это не просто специалист, работающий в некой культурной институции, будь то библиотека, музей или галерея современного искусства. Это человек, создающий новые культурные смыслы, новые культурные практики и новые форматы образа жизни. 

— Ольга Викторовна, кто такие «менеджеры в сфере культуры»?

— Это транспрофессионалы, работающие на границах разных дисциплинарных и профессиональных сфер, «сшивающие» проблемные разрывы, которые невозможно преодолеть исходя из узкопрофессиональной или отраслевой логики, за счет запуска новых технологий деятельности, новых социокультурных практик.

Несколько лет назад одна из первых выпускниц нашего факультета – Лена Михайлова – делала с коллегами выставку, которая называлась «Люди на границах». Мне очень нравится эта метафора: она хорошо отражает специфику деятельности менеджера в сфере культуры. Менеджер, занимающийся социокультурными проектами, – это не просто специалист, работающий в некой культурной институции, будь то библиотека, музей или галерея современного искусства. Это человек, создающий новые культурные смыслы, новые культурные практики, новые форматы образа жизни.

Как вы понимаете, когда мы говорим о «сфере культуры», речь идет совсем не об отрасли. Об этом, кстати, свидетельствует и состав наших слушателей, который кардинально изменился в последние годы. Большую долю слушателей сегодня составляют не представители бюджетной отрасли культуры, а практики, работающие в коммерческом и некоммерческом секторах, причем их число растет с каждым годом, а также те, кто рассматривает обучение на факультете как точку смены профессионального поля деятельности. Например, только половина из них имеет профильное образование в области культуры.

Если 10 лет назад факультет набирал специалистов из сферы культуры и «оснащал» их менеджерскими компетенциями  для работы в новых условиях и на новых рынках, то сегодня к нам приходят люди из разных сфер деятельности с разным образовательным бэкграундом, чтобы сменить карьерную траекторию и приобрести компетенции для работы на современных рынках, связанных с производством культурных продуктов и услуг.

С конца 1990-х годов по настоящий период в социокультурной сфере отчетливо проявились, с одной стороны, черты нового рыночного и технологического уклада, с другой – черты новой государственной и региональной политики. Субъектами развития и заказчиками изменений все чаще стали выступать крупные корпорации, государственные структуры разных уровней (ориентированные на повышение внебюджетных доходов), субъекты арт-рынка и т.д. Данная ситуация существенным образом меняет требования к профессиональным компетенциям и навыкам менеджеров, работающих в культурной сфере. Специфика организации процесса управления изменениями в разных секторах проявляется все более отчетливо, что требует иной конфигурации управленческих компетенций и навыков.

Вот только основные тенденции, которые влияют на ситуацию в области образования в сфере менеджмента культуры:

- расширение предметного поля деятельности управленцев - выход за рамки традиционного понятия «культурной сферы»;

- развитие некоммерческого и коммерческого сектора в сфере культуры - складываются и институализируются различные культурные практики и «индустрии», формирующие заказ на профессионалов, понимающих особенности функционирования конкретных культурных рынков;

- расширение зоны малого и среднего бизнеса в гуманитарной сфере;

- а также депрофессионализация экономистов, юристов и управленцев, не нашедших применения на перенасыщенных рынках соответствующих услуг.

Сейчас в Москву и некоторые другие крупные города пришла мода на так называемые «креативные кластеры». История этого явления довольно прозаична - несколько художников селятся вместе в каком-нибудь старом здании, чтобы меньше платить за аренду. Но вдруг оказывается, что такое сосуществование создает новое качество жизни в этом месте, притягивает профессионалов из смежных сфер – дизайнеров, галеристов, издателей и т.д. - возникает новое культурное пространство со своими неповторимыми чертами и особенностями. В итоге капитализация этого места возрастает в несколько раз, что делает его привлекательным не только для публики, респектабельных потребителей, но и для девелоперов. Сегодня этот эффект переосмыслен и начинает работать в «обратной логике»: девелоперы привлекают менеджеров культуры, чтобы спроектировать такие городские пространства, которые станут «магнитом» для потребителей, ориентированных на современные культурные продукты и специфическую среду, являющуюся обязательным условием их потребления. А уже затем в это пространство привлекаются художники, дизайнеры и другие представители творческих профессий, работающие в рамках заданной идеологии.

 Например, создатели « The Distillery District», проекта регенерации исторического индустриального района Торонто, ставшего центром дизайна и креативности, формулировали  свое видение таким образом: « Наша цель состояла в соединении романтики и расслабляющей атмосферы европейских прогулочных зон с хипстерской, модной динамикой таких районов, как нью-йоркский Сохо или Челси, где творческие люди собираются вместе, и вы чувствуете, как будто сейчас что-то может случиться».

Эта деятельность является культурной по своему типу, так как в ее ядре – работа с культурными ресурсами, культурными практиками и культурными смыслами. То есть культура является сегодня не только непременной «упаковкой» любого акта потребления, но и его основным смыслом.

Очевидно, что для такой деятельности нужны профессионалы, понимающие суть современных процессов городского развития и культурного потребления, умеющих работать со средовыми эффектами и долгосрочными программными действиями, которые связаны, в том числе, с умением организовывать эффективную коммуникацию между различными субъектами территориального развития.

— В России профессия «менеджер социокультурных проектов» еще сравнительно молода. Где работают такого рода специалисты за рубежом, в странах, где эта профессия существует давно?

— В принципе, ваш вопрос задан еще в старой «индустриальной» логике, когда специалистов готовили как шурупы, заточенные под узкие задачи и конкретные функции. С точки зрения современного менеджмента культуры эластичность рынка труда чрезвычайно высока, менеджеры сами формируют новые рынки, они, по сути - предприниматели нового типа на неограниченном, постоянно меняющемся рынке культурных услуг. Эта широта сферы приложения профессиональных компетенций культурных менеджеров и проектировщиков напрямую зависит от степени открытости и свободы общества.

Так, во многих развитых странах они работают в сфере городского развития. У нас планированием городов занимаются в основном архитекторы, транспортники, коммунальщики, то есть те, кто мыслит город в понятиях «жесткой» инфраструктуры. Они не принимают во внимание, что город – это, прежде всего, особая среда, в которой живут люди. Проектировать такие среды должны профессионалы, понимающие современную социокультурную динамику.

Одной из главных технологий городской ревитализации сегодня является «культурное зонирование»: в городе выделяются особые районы или «кварталы», отличающиеся друг от друга спецификой культурной активности и визуально маркирующиеся в городском пространстве. Допустим, в Монреале среди культурных кварталов, помимо этнических (Чайнатаун, Маленькая Италия), есть «латинский квартал» – в котором концентрируются университеты и который является средоточием студенческой жизни, музейный квартал и «квартал зрелищ», где сосредоточены крупные концертные залы, театры. Такое зонирование – это фактически внутригородской маркетинг. Жители знают, куда им пойти, когда они хотят определенных впечатлений и определенного культурного продукта. Кроме того, культурное зонирование – это вклад в городскую экономику, поскольку оно привлекает туристов и стимулирует девелоперов, владельцев мелких и средних бизнесов вкладываться в создание современных культурных  рынков и продуктов.

— Где сейчас работают менеджеры в сфере культуры в России и как изменилась эта профессия за 10 – 15 лет своего существования?

— Это на самом деле не такой простой вопрос. Так как не каждый специалист, работающий в организациях культуры, и даже занимающий управленческую позицию, является культурным менеджером. В последние несколько лет, когда бюджетная сфера культуры утратила лидирующие позиции в инновационных процессах, профессионалы, действительно занимающиеся управлением, а не администрированием в сфере культуры, концентрируются в некоммерческом, негосударственном секторе (non-for-profit, non-governmental), прежде всего, а также, в меньшей пока степени, в частном и корпоративном секторах.

Если вы обратите внимание на то, кто является инициаторами наиболее интересных культурных проектов последних лет, то увидите это совершенно отчетливо.

Помимо традиционных культурных институций, таких, как музеи, библиотеки, театры, культурные центры, центры современного искусства, многие наши выпускники работают в подразделениях PR и корпоративной социальной ответственности крупных компаний, в аналитических отделах исследовательских центров, в консалтинговых агентствах, различных культурных фондах. Все больше наших слушателей участвуют в развитии различных секторов культурной экономики, ориентированы на создание собственных культурных бизнесов.

За последние десять лет профессия изменилась довольно сильно: она сегодня скорее «привязана» к бурно развивающемуся некоммерческому сектору и культурной экономике, нежели к отраслевой инфраструктуре бюджетных организаций.

Сегодня молодые представители творческих профессий – художники, дизайнеры, музыкальные исполнители – стремятся сами овладеть менеджерскими навыками, чтобы не зависеть от множества проблем, порожденных кризисом отраслевой системы управления культурой. Арт-рынки в России только складываются, многих элементов «поддерживающей» инфраструктуры  - продюсерских и агентских центров, фондов, поддерживающих молодых исполнителей, и т.д. - еще попросту нет либо слишком мало, чтобы обеспечить здоровую конкуренцию и возможность легально и быстро встроиться в рынок. Я считаю, что эта тенденция сохранится в течение ближайших 5-7 лет как минимум. 

- Сейчас организации культуры переводят на рыночные рельсы. С одной стороны, появляются новые возможности, но с другой — и новые проблемы. Что, на ваш взгляд, самое сложное для менеджера в новой ситуации?

- Самое сложное – это переориентировать государственную организацию на работу в логике рынка и социальной востребованности, но сделать это придется. У нас культура всегда понималась как нечто самоценное. Но времена, когда государство должно было всех финансировать a priori, прошли. Собственно, новый механизм финансирования отрасли и направлен на то, чтобы создать условия для «естественного отбора» востребованных обществом институций и тех, чье время уже ушло. Поскольку у нас нет сейчас внятных критериев оценки качества деятельности культурных институций, нет стратегии развития отрасли, базирующейся на современных представлениях о культуре, эта агония отживших культурных форм еще будет искусственно поддерживаться какое-то время.

— Насколько легко менеджеру в сфере культуры найти финансирование для  реализации своих идей?

— Это зависит от его компетенций и отчасти от того, где территориально он работает – проще тем, кто живет в крупных городах, сложнее – региональным проектировщикам. Регионалам приходится иметь дело с очень небольшим рынком общественных денег. В лучшем случае в регионе есть несколько предприятий, готовых выделять некоторые средства на культуру, и десяток общественных фондов, решающих в основном проблемы детских домов, но не культуры.

Конечно, в разных регионах ситуация разная: скажем, в Красноярском крае, где социокультурную деятельность активно поддерживает фонд Михаила Прохорова, в Пермском крае, где сегодня реализуется новая стратегия развития культуры,  в Карелии, где работают не только грантовые программы Евросоюза, но и сформировался довольно сильный республиканский некоммерческий сектор, больше возможностей для поддержки культурных инициатив. 

— Как вы считаете, что важнее для менеджера социокультурных проектов — быть специалистом по культуре или управленцем?

— В отношении универсальных управленческих навыков я согласна с известным «гуру» американского менеджмента Питером Друкером: не бывает «просто менеджеров», способных успешно управлять чем угодно — от библиотеки до нефтяной вышки, благодаря знаниям, полученным на программе МВА. Любой менеджер должен знать и понимать особенности сферы, в которой работает, но также уметь видеть ее в более широких контекстах.

— Тем не менее какой должна быть менеджерская подготовка специалиста в области культуры, на что стоит обратить внимание?

— Я бы сказала, что она должна включать три обязательных компонента: общую теоретическую подготовку в области современной теории культуры, теоретическую подготовку в области управления с акцентом на особенности социального и культурного предпринимательства и блок практических курсов, призванных оснастить специалиста соответствующим набором прикладных знаний в разнообразных сферах современных культурных практик.

Последний блок обязательно должен строиться с опорой на стажировки в организациях культуры различного типа, разбор кейсов.  Например, наш канадский коллега Майкл Робинсон считает: чтобы быть успешным, эффективным менеджером, нужно приобрести опыт работы в организациях разного типа - бюджетных, коммерческих и некоммерческих.

Но главная компетенция успешного менеджера – умение работать в ситуации неопределенности, не по готовым шаблонам и рецептам, но находя каждый раз уникальное управленческое решение.

 

Беседовала Екатерина Рылько