Эксоцман
на главную поиск contacts

Книга об арабской революции

7.12.2011
События в Египте, с точки зрения отечественных востоковедов, более правильно было бы определить арабским термином аль-фитна - стихийное, неразумное, неосознанное действие, выступающее отклонением от «правильного пути»… С нею невозможно бороться, она самостоятельно перерождается либо в анархию и хаос, либо постепенно угасает, оставляя существовавшее до нее положение вещей практически неизменным.

Цепь народных восстаний, перемежающихся беспорядками, всколыхнувшими Северную Африку в начале-середине 2011 года и поставившими ее в центр внимания мировой общественности, эксперты назвали «Арабской весной». Политологам, социологам, историкам и теоретикам международных отношений еще только предстоит во всем разобраться, восстановить ход событий и определить их последствия.

Впрочем, подобная работа уже ведется. И, что примечательно, не только в зарубежных университетах и исследовательских центрах. Отечественные молодые ученые не отстают от зарубежных коллег. Российские специалисты по проблемам Ближнего Востока Л.М. Исаев и А.Р. Шишкина резюмировали свои первоначальные исследования вопроса в книге, получившей название «Египетская смута XXI века».

Причины событий, приведших к свержению режима Хосни Мубарака, который правил страной около 20 лет, остаются неясными, несмотря на то, что данной теме посвящено уже множество статей, докладов и книг. Наверное, каждый из комментаторов выделяет какой-либо один мотив, одно звено в цепи случившегося. Среди них – начавшийся демографический взрыв, увеличивший долю молодежи в структуре населения страны; финансовый кризис, в результате которого уровень безработицы вырос до невиданных высот; жаркое лето 2010 года в России, которое привело к запрету, введенному российскими властями на экспорт зерна, и в итоге - к росту цен на хлеб в Египте; злая воля радикальных исламистов, противников режима Мубарака; а так же - невнимательность и самонадеянность египетских чиновников, не усмотревших в череде фактов угрозу для представляемого ими режима.

Какова же истинная причина того, что державшийся более 30 лет режим Хосни Мубарака рухнул менее чем за месяц?

Ответ на этот вопрос и дает в свою очередь книга Исаева и Шишкиной. Исследователи, отказавшись от попыток рассмотреть феномен «Арабской весны» как единого процесса, сосредоточили внимание на отдельном ее эпизоде – событиях в Египте, которые, как они полагают, не следует считать ни революцией, ни военным переворотом, ни борьбой кланов, ни движением за реформы.

События в Египте, с точки зрения отечественных востоковедов, более правильно было бы определить арабским термином аль-фитна - стихийное, неразумное, неосознанное действие, выступающее отклонением от «правильного пути». Она не имеет конструктивного начала, она целиком и полностью направлена на разрушение существующего порядка. С нею невозможно бороться, она самостоятельно перерождается либо в анархию и хаос, либо постепенно угасает, оставляя существовавшее до нее положение вещей практически неизменным.

Очевидно, что фитна – процесс, не поддающийся рациональному объяснению. Тем не менее авторы, описав характер ее движения, попытались обнаружить причины, заставившие толпы египтян выйти на улицы Каира с лозунгом, направленным против президента Хосни Мубарака: «Уходи».

Таковых причин несколько.

Во-первых, влияние событий в Тунисе. Так, авторами проводится аналогия между действиями тунисского торговца овощами Мухаммеда Буазии и пятидесятилетнего египтянина, собственника небольшого ресторана Абдель Муним Камаля, совершивших акты самосожжения и причисленных революционерами к лику героев борьбы против тиранов. Кроме того, указывается на психологическое состояние египетского общества, которое вдруг испытало чувство ревности к тому, что происходило в Тунисе.

Во-вторых, публикации скандально известного сайта Wikileaks, где были размещены документы о внутриполитической ситуации в Египте, - информация о намерениях Хосни Мубарака назначить своим преемником руководителя службы разведки Омара Сулеймана и депеши американских дипломатов о подготовке Соединенными Штатами государственного переворота в Египте.

В-третьих, расширенный доступ простых египтян в социальные сети, послужившие эффективным инструментом распространения информации, мобилизации народных масс и координации усилий восставших.

В-четвертых, готовность оппозиционных партий, вдохновленных международным сообществом - в частности, позицией США, - к борьбе до победного конца.

Наконец, позиция прежнего руководства страны, продемонстрировавшего свою неспособность к диалогу с обществом, заявившим о необходимости перемен и политических преобразований.

Однако именно в попытках определить причины событий в Египте проявилась определенная методологическая слабость предпринятого исследования. Очевидно, что фитна как социально-психологический феномен, имеющий деструктивный характер, не может быть охарактеризован с рациональных позиций. Таким образом, явление, как его описывают авторы, не может быть вызвано рациональным желанием оппозиции добиться власти. Также его не могла вызвать и зависть египетского социума к «достижениям» тунисцев, избавившихся от своего президента. Еще менее понятно из текста, какое воздействие оказал Интернет на развитие дел, сопряженных в сознании авторов книги с понятием фитны.

Но все отмеченные недостатки скорее суть авторское видение проблематики - правда, не всегда в должной мере аргументированное, с которым можно соглашаться, а можно и спорить.

«Египетская смута XXI века» – наверное, единственное на сегодняшний день подробное изложение египетских событий 2011 года, представленное читателю на русском языке, причем написанное профессиональными востоковедами, непосредственными наблюдателями описываемых событий. Так что данную книгу можно порекомендовать не только тем, кто профессионально интересуется состоянием современного миропорядка, но и тем, кому интересно, чем будет жить Ближний Восток в течение ближайших десятилетий и как скоро установится безопасность на любимых российскими туристами пляжах Хургады и Шарм-эль-Шейха.

Константин Аршин, младший научный сотрудник Института научной информации по общественным наукам РАН
Aлександр Павлов, доцент кафедры практической философии НИУ ВШЭ