Эксоцман
на главную поиск contacts

Дальнейшее развитие «Шанинки» будет связано с ее позиционированием в качестве think tank

Сергей Зуев, ректор Московской высшей школы социальных и экономических наук (МВШСЭН)
21.12.2011
С точки зрения учебной деятельности «Шанинка» состоялась – и состоялась блестяще. Однако ситуация, когда университет сосредоточен только на обучении студентов, неустойчива. Теперь необходимо поднять на соответствующий уровень две другие составляющие: научные исследования и консалтинг.

— Сергей Эдуардович, сейчас МВШСЭН (которую многие называют "Шанинкой" по имени основателя Школы Теодора Шанина) — университет с хорошей репутацией, занимающий определенную нишу на рынке российского магистерского образования. В каких направлениях вы планируете развивать «Шанинку»?

— Мне представляется, что любой университет — в особенности если он специализируется на магистерских программах - концептуально стоит на трех китах. Это собственно учебная деятельность, научные исследования и проектная, консалтинговая активность.

С точки зрения учебной деятельности, «Шанинка» состоялась – и состоялась блестяще. Шесть факультетов и девять полноценных магистерских программ, каждая из которых дает право на два (как минимум) диплома: российский государственного образца и диплом Манчестерского университета – хороший ресурс для дальнейшего развития. При этом, по признанию наших коллег из Манчестера, Московская высшая школа вправе претендовать на статус их лучшего зарубежного партнера, с точки зрения качества программ и итогов учебной деятельности.

Однако ситуация, когда университет сосредоточен только на обучении студентов, неустойчива. Теперь, в течение ближайших 3–5 лет, необходимо поднять на соответствующий уровень две другие составляющие: научные исследования и консалтинг. Обучение магистрантов должно быть тесно переплетено с исследовательской и консалтинговой составляющей. Научные исследования — сами по себе форма обучения, и очень эффективная.

Кроме того я считаю, что студентам и преподавателям нужно дать возможность принять участие в более прикладных консалтинговых проектах, попробовать себя в роли не только ученых, но и проектировщиков, консультантов. Поэтому дальнейшая стратегия развития школы будет связана с ее позиционированием в качестве think tank - исследовательского и консалтингового центра.

— Какие исследования вы планируете на ближайшее время?

— Сейчас открывается целый ряд исследовательских направлений.

Во-первых, исследования, связанные с культурным, социальным, политическим бытованием языка. Ключевая тема направления — русский язык как глобальный ресурс. Это изучение изменений социальной роли русского языка на постсоветском пространстве, а также самовыражения различных групп через язык, его регионализации и диалектизации – в сравнении, безусловно, с формами соорганизации и распространения других глобальных языков.

Во-вторых, мы открываем цикл исторических исследований. Здесь, в частности, мы планируем изучение становления российского государства в 18–19 веках, развития различных его функций. Первая из линий, которая предложена к рассмотрению, – формирование налоговой системы российского государства.

Наши исследователи предполагают также историко-социологическое изучение феномена российской научной интеллигенции. Здесь есть и чисто историческая сторона  — появление интеллигенции в 18 веке, изменение ее роли на протяжении двух столетий и, одновременно, анализ современной ситуации. В рамках этой линии (в качестве кейса) мы намечаем провести ряд полевых исследований в наукоградах, в частности, в Обнинске, опросить свидетелей появления и формирования наукоградов как институциональной и социальной формы концентрации научного знания и прикладных научных разработок.

Наконец, Школа планирует политические исследования, связанные с конфликтами в современной Европе, сравнительным изучением ситуации на Балканах и на Кавказе. Основная тема – способы разрешения (или, наоборот, неразрешения) конфликтов в Европе в поствоенные периоды.

Во всех проектах примут участие не только преподаватели, но и студенты. Работа такого рода — обязательное условие обучения в ряде магистратур (например, в магистратуре по истории) и получения магистерской степени.

— Какими силами планируется проводить все эти исследования?

— Во-первых, преподавательский состав Школы сам по себе является высококлассным человеческим ресурсом для исследовательских проектов.

Во-вторых за последние несколько месяцев нам удалось привлечь к нашей программе исследований ряд российских ученых, работающих в лучших зарубежных университетах (Оксфорд, Беркли например). Они согласились возглавить наши исследовательские проекты либо стать в них академическими консультантами.

Кроме того в этом году благодаря новой системе стипендий для молодых исследователей — fellowships – нам удалось привлечь десять очень сильных, на мой взгляд, специалистов. При поддержке фонда Михаила Прохорова нам удалось предложить вполне приличные стипендии, а сам конкурс по основным исследовательским направлениям имел совершенно сумасшедший успех. В результате у нас будут работать и зарубежные ученые, и наши соотечественники, закончившие хорошие западные университеты, и лучшие молодые исследователи из российских регионов, которым полученный у нас опыт совместной работы позволит, как я надеюсь, стать участниками и «полпредами» нашей исследовательской и преподавательской сети в своих регионах и университетах.

Все молодые исследователи будут, согласно условиям заключенных с ними контрактов, проводить семинары с нашими магистрантами. Это станет еще одной формой объединения учебной и научной работы.

— Вы говорили об исследовательской деятельности и консалтинговых проектах. В чем, как вы считаете, отличие консалтинга от исследований и какие консалтинговые проекты вы планируете?

— Консалтинг, на мой взгляд, имеет более ярко выраженную практическую и даже коммерческую направленность. Он больше ориентирован на текущие проблемы государственных структур или бизнеса.

Сфера интересов нашей школы здесь — области, лежащие на стыке технологий, бизнеса и социально-гуманитарных исследований. Например, современная урбанистика. Это сочетание чисто технологических проблем — транспорта, искусства архитектуры с одновременным анализом образа и стиля жизни.

Столь же интересны – как для гуманитарных исследований, так и для практического бизнеса – такие, скажем, линии, как современные экранные культуры, или виртуальные сообщества и образы жизни, или разработки современной когнитивистики как искусства соединения различных видов и типов знаний и т.д.

Мне представляется, что все эти направления сейчас были бы интересны и бизнесу, и "креативному классу", и, в конце концов, государству.

Уже сейчас «Шанинка» выходит на рынок российского консалтинга. В школе недавно был создан проектный департамент, который будет заниматься подготовкой к тендерам и конкурсам. Я думаю, в процессе работы над ним мы сформируем команды, которые будут в основном заниматься проектной деятельностью, «обкатаем» технологии.

— Вы упомянули магистерскую программу по истории. Вы планируете открытие новых магистерских программ?

— Да. Я надеюсь, что уже в сентябре 2012 года стартует магистерская программа по истории. Мы планируем не совсем обычную магистратуру, выходящую за жесткие рамки исторической дисциплины. Важной целью создания этой магистратуры будет попытка развития у студентов исторического сознания, которого, на мой взгляд, очень не хватает сейчас нашему обществу. Для нас зима каждый год наступает в первый раз, мы не осознаем, что наша современная ситуация является логическим следствием исторического развития. Выпускники нашей программы по истории не обязательно станут академическими историками. Это в первую очередь будут просто люди, обладающие историческим сознанием и навыками аналитической работы с источниками. Я думаю, они будут очень востребованы на государственной службе, которой, по моему мнению, сейчас очень не хватает как раз историчности сознания сотрудников. Руководителем этой магистерской программы станет профессор Оксфорда Андрей Зорин, и, конечно, она будет тесно связана с историческими исследованиями, которые уже сейчас берут начало в «Шанинке».

Другая программа, которую мы собираемся запустить следующей осенью, связана с нашими бизнес- и консалтинговыми проектами. Это магистратура Master of Enterprise, магистр предпринимательства. В отличие от программ МВА, она не рассчитана на лепку стандартизированного управленца для сложившегося бизнеса. Это программа для инноваторов, людей с хорошим воображением, способных увидеть новые отрасли и возможности. Нашим партнером по созданию предпринимательской магистратуры будет, как мы надеемся, Манчестерская бизнес-школа.

Надеюсь, рано или поздно в «Шанинке» откроется бакалавриат. Я думаю, это будет бакалавриат образца "liberal arts" с возможностью получения двух степеней в разных областях знания и квалификаций. Но это планы уже на среднесрочную перспективу.

— Как будут развиваться уже существующие магистерские программы — по социологии, политологии?

— Сейчас большинство наших факультетов представляют собой по сути авторские магистерские программы. Исключение составляет факультет управления социокультурными проектами, где есть несколько магистерских программ, связанных с планированием городских территорий, музейным делом и общим менеджментом.

Я надеюсь, в ближайшее время наши традиционные факультеты станут больше похожи на собственно факультеты в классическом смысле слова — с различными магистерскими программами, различными форматами обучения, кафедрами, которые, по идее, должны соединять учебную и исследовательскую деятельность. Соответствующим образом изменятся и функции деканов факультетов — из научных руководителей магистерских программ они станут, скорее, менеджерами и координаторами. Но это дело будущего, ситуация на каждом факультете сейчас своя, и дальнейшее их развитие будет также различным.

Беседовала Екатерина Рылько